Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

среда, 15 апреля 2020 г.

Е. В. Мещеряков ВОЕНИЗАЦИЯ МИЛИЦИИ УССР В КОНЦЕ 1921 — НАЧАЛЕ 1922 гг.



 К осени 1921 г. — началу 1922 г. относится весьма интересный период в истории украинской милиции, получивший в историографии название «военизация». Сущность этого процесса состоит в перестройке милиции по военному образцу с одновременным подчинением ее военному командованию Украины и Крыма в вопросах снабжения и строевой подготовки.
Причины военизации кроются в критической ситуации, сложившейся в милиции в середине 1921 г. Согласно отчетам начальников местных органов милиции УССР, относящимся к данному времени, основные проблемы милиции в рассматриваемый период заключались в следующем: 1. Трудности в вопросах снабжения; 2. Отсутствие дисциплины; 3. Коррупция в органах милиции; 4. Недостаточный уровень квалификации работников; 5. Отсутствие у большинства работников милиции элементарных военных навыков [ГАХО, ф, р-203, оп. 1, д. 325, л. 32]. Временное подчинение милиции военному командованию Украины и Крыма должно было частично решить вышеописанные проблемы. Как отмечалось в периодических изданиях того времени, основная цель военизации сводилась к тому, «... чтобы весь кадр милиционеров дисциплинировать, обучить военному делу, свести в войсковые соединения, перевооружить однотипным оружием и снабдить всем необходимым» [История милиции Украины, с. 180 - 181]. Во всех остальных вопросах, кроме снабжения и строевой подготовки, сохранялась подведомственность милиции Народному Комиссариату Внутренних Дел УССР и местным органам власти [СУ УССР, №1, с. 9.]. Правда, здесь существовало одно исключение: милиция подчинялась военному ведомству в вопросах оперативной деятельности в единственной сфере — борьбы с так называемым политическим бандитизмом. В конце 1920 — начале 1921 гг. в Украине действовало несколько десятков крупных бандитских формирований. Неплохо вооруженные после окончания Гражданской войны, некоторые из этих формирований были весьма многочисленны: например отряд Нестора Махно достигал 5 тысяч человек, Тютюнника — 4,5 тысячи человек, Голого — 4 тысячи человек [Из истории милиции Советской Украины, с. 49.]. Несомненно, что при
таких характеристиках «политический бандитизм» на Украине представлял серьезную опасность для существующей власти. В постановлении СНК УССР (январь 1921 г.) фронт борьбы с «бандитизмом» объявлялся равнозначным фронту борьбы с белогвардейцами [История милиции Украинской СССР, с. 459 - 461]. На основании приказа командующего вооруженными силами на Украине и в Крыму от 24 июня 1921г. «О привлечении милиции к борьбе с бандитизмом», где говорилось: «В целях достижения войсковыми группами наибольшего успеха в деле искоренения бандитизма привлечь к участию в борьбе с бандитами местную милицию как наиболее знакомую с деталями обстановки и настроением на местах ...», — милиция частично подчинялась военному командованию в отношении оперативной деятельности в сфере борьбы с политическим бандитизмом [ЦГАВОВ, ф. 6, оп. 1, д. 201, л. 61], Совершенно ясно, что в этом случае существовала необходимость единого начала и полной согласованности действий, поэтому подобный принцип подчинения был закономерен. Если же говорить о военизации как о подведомственности милиции военному командованию в вопросах снабжения и строевой подготовки, то за ее начало уместно принять конец августа — начало сентября 1921 г. 12 августа 1921 г. Совет Народных Комиссаров УССР принял постановление «Про тимчасову передачу міліції в підлеглість військового командування України» [История милиции Украины, с. 168 - 169]. Согласно этому нормативному акту, начало процесса перехода милиции в подчинение военного командования в вопросах снабжения и строевой подготовки планировалось на осень 1921 г., окончание военизации- на январь 1922 г. [История милиции Украины, с. 169]. Уже с октября 1921 г. вся милиция УССР уже была подчинена военному командованию Украины и Крыма (следует заметить, что это постановление СНК УССР не распространялось на губернские и уездные отделения уголовного розыска) [СУ УССР, №1, с. 9] Одной из особенностей военизации была реструктуризация милиции, то есть придание ей структуры военно-строевых частей [ЦГАВОВ, ф. 6, оп. 1, д. 273, л. 19; ф. 5, оп. 1, д. 21, л. 12 - 14], что было направлено на улучшение мобильности и повышение дисциплины в милиции. В период военизации существовал принцип тройного подчинения милиции — отделам управления исполкомов, Главному управлению милиции НКВД и военному командованию Украины и Крыма. В начале 1922 г., согласно постановлению СНК УССР «Про тимчасову передачу міліції в підлеглість військового командування України», милиция была исключена из ведения военного ведомства и вновь передана в полное подчинение Народному Комиссариату Внутренних Дел и отделам управления исполкомов [ЦГАВОВ, ф. 6, оп. 1, д. 1128, л. 6]. Итоги военизации весьма четко изложены в докладе начальника Главного управления милиции республики Федотова народному комиссару внутренних дел «О результатах военизации милиции республики» [ЦГАВОВ, л. 6 -9 ] (февраль 1922 г.) и состоят в следующем: 1. Перевод милиции на стабильный и равномерно распределяемый фронтовой паек был «... сильным толчком, сразу влившим в умирающее тело милиции здоровый жизненный дух» [ЦГАВОВ, л. 7] — до этого перевода полуголодный паек, нерегулярно и неравномерно выдаваемый милиционерам, не мог обеспечить их нужд;
2. За время военизации инспекционные обследования на местах выявили ряд отрицательных моментов (отсутствие опытных руководителей, тяжелые условия существования, слабая и вместе с тем громоздкая структура Главного управления), что показало необходимость глобальной реорганизации всего аппарата милиции; 3. Надежды на «оздоровление» личного состава за счет пополнения милиции красноармейцами оправдались частично. Несмотря на то, что на службу в рядах милиции поступило значительное число красноармейцев (порядка 19000 человек, обученных военному делу), многие их них не оправдали возложенного на них доверия — красноармейцы, «... которые как обученный, дисциплинир о ванный и стойкий элемент должны были послужить основным ядром реорганизованной милиции, явились в милицию голыми и босыми, получив в милиции полное обмундирование и унесли это обмундирование с собой, оставив милицию без людей и обмундирования» [ЦГАВОВ, л. 7 - 8]; 4. В процессе проведения чистки рядов милиции в период военизации была выявлена нецелесообразность категорического подхода к вопросам «оздоровления» личного состава, применявшегося ранее. С целью централизованного и объективного отбора кадров для проведения «чистки» в милиции при Главном управлении образовывалась постоянная аттестационная комиссия; 5. Военизация выявила значительные недостатки в области подготовки кадров. Поэтому, с целью «... поднятия политического, общего и служебного развития милиционеров ...» в Харькове, Полтаве, Одессе и Екатеринославе были созданы курсы по подготовке милиционеров (создание этих курсов предусматривалось еще в 1920 г., когда речь шла о мероприятиях по укреплению аппарата и повышения квалификации работников милиции [ГАХО, ф. р-203, оп. 1, д. 325, л. 44]), кроме того, в Харькове с 1 января 192.2 г. на базе существующих курсов красных милиционеров были открыты курсы по подготовке командного состава милиции (позднее преобразованы во Всеукраинскую школу милиции и розыска, в дополнение к этому 1 марта 1922 г. были открыты еще одни курсы командного состава — в Киевской губернии [- Бюллетень НКВД №2 (17), с. 48, 59, 60]; 6. Положительным результатом было поднятие авторитета милиции, увеличение (за счет пополнения обученными и политически грамотными кадрами Красной Армии) командного и административного состава в милиции; 7. Отрицательную роль сыграли непонимание и бюрократические издержки со стороны губернских и уездных военкоматов, слабо ориентировавшихся в задачах и работе милиции, попытавшихся самостоятельно не только командовать милицией, но и проводить реорганизации, «уделяющих почти все время муштре» и весьма ограничивающих действия ее аппарата — «старых и уже приобретших» или начинающих приобретать необходимый опыт сотрудников [ЦГАВОВ, ф. 6, оп.1, д. 1128, л. 8]. Несмотря на эти частично пессимистические оценки военизации, позитивные результаты ее были налицо: — улучшилась строевая подготовка и были приобретены необходимые военные навыки, — улучшилось снабжение милиции, частично решился вопрос с обмундированием, — за счет пополнения обученными красноармейцами оздоровился личный состав, важную роль сыграло пополнение обученными кадрами административного и командного состава милиции, — ускорилось создание подготовительных курсов комсостава, расширилась сеть специальных учебных заведений милиции. — военизация стала одной из причин усиления и систематизации воспитательной работы в милиции. — стала очевидной необходимость реорганизации как Главного управления милиции, так и подразделений на местах, — военизация способствовала поднятию авторитета милиции. Таким образом, временное подчинение милиции военному командованию было хотя и вынужденной, но прогрессивной мерой, сопутствующая ей временная реструктуризация по военному образцу способствовала улучшению организации, оптимизации се кадрового состава.
Литература 1. Бюллетень НКВД. — 1925. — №2 (17) 2. Государственный архив Харьковской области. — Ф. р-203, оп. 1, д. 325, л. 32. 3. Из истории милиции Советской Украины. — К.: РИО при МООП УССР, 1965. 4. История милиции Украины в документах и материалах. — К.: Генеза, 1997.— Т. 1. 5. История милиции Украинской ССР в документах и материалах. — К., 1969. — Т. 1. 6. СУ УССР, — 1921, — №1. 7. Центральный Государственный архив высших органов власти Украины. Ф. 6, оп. 1, д. 273; Ф. 5. — оп.1, д. 21; Ф. 6, оп. 1, д. 201; Ф. 6, оп I, д, 1128.

Комментариев нет:

Отправка комментария