Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

пятница, 20 июля 2018 г.

Спогади ветерана ОВС Мальцева Івана Петровича

Мальцев И.П.

...С декабря 1940 года до 18 августа 1941 года я был инспектором милиции 3-го городского отделения города Львов.
С 4-х часов утра 22 июня І941 года, принимал самое активное участие (как снайпер) в борьбе с предателями, пособниками фашистских войск в составе групп милиции, по ликвидации огневых точек, пулеметных, артиллерийских, действовавших почти с каждого чердака высотного здания, костелов и других мест в гор. Львове.
В первые дни войны 1941 года во Львове был сформирован полк дивизии
милиции войск НКВД СССР, где я был назначен командиром стрелкового отделения 2-го полка войск НКВД по ох­ране Южного, а затем Северо-кавказского фронтов и участвовал во всех боевых действий, как и все работники милиции Львов­ского гарнизона.
23 июня І941 года началась эвакуация работников НКВД из г. Львова. А через несколько дней при подходе основных немец­ких сил к городу Львову полк милиции Орлова отступил и учас­твовал по охране тыла Южного и Северо-кавказского фронтов, изобличая и задерживая врагов Советской Армии. Я эвакуировал родную сестру Антипову Екатерину Петровну, 1904 года рождения, с ребенком 8 лет вглубь страны.
Под сильнейшими, бесконечными, массированными налетами немецких самолетов, налетевших на г. Львов и станцию. Неис­числимое число, один заход за другим, бомбили объект часами. Бегать и укрываться негде было, спасались под ж.д.вагонами. В живых оставалось мало.
И вот я и муж моей сестры Антипов Егор Иванович, 1904 года рождения, работник областного аппарата НКВД в звании ле­йтенанта, отправили сестру - жену Антипова в глубь страны.
Сейчас Антиповых нет в живых умерти и похоронены в г.За­порожье .
Антипов Егор Иванович в звании майора милиции похоронен в 1968 году в г. Запорожье.
После войны Антипов Е.И. работал в ряде районов Львов­ской области начальником милиции.
Будучи пенсионером МВД, приехал в город Запорожье в 1959 году и работал домоуправом в ЖЭКе завода "Запорожсталь»  до самой смерти.
Находясь с 4х часов утра 22 июня 1941 года на воен­ном положении, а затем во 2 полку войск НКВД, командиром стрелкового отделения, отступал с боями под натиском не­мецких войск. В июле  1941 года был назначен поваром 2-го полка. В этой должности находился до конца года. При­ходилось нелегко - приготовить пищу с 2-х блюд, под отк­рытым небом  временами под бомбежкой, под час не имея ку­хонного инвентаря и продуктов, которые приходилось выписывать в населенных пунктах, где намечалась остановка (привал).
После должности повара, снова стал командиром стре­лкового отделения и выполнял различного рода (функции, держали оборону, рыли окопы, строили блиндажи. На своем пути отступления велась борьба с дезертирством, предате­лями, изменниками. Прочесывали населенные пункты и горо­да, проверяли паспортный режим, задерживали десятки раз личного рода подозрительных лиц, доставляя их в штаб по­лка, где устанавливалась личность задержанных и решалась их судьба.
В Сталинграде наш полк и дивизия милиции войск НКВД держали оборону на подступах города, до подхода основных, войск. Затем из Сталинграда дивизия была направлена на Кавказ, где так же проводили оперативные мероприятия на пути следования полка Кавказского фронта.
В г. Баку мое стрелковое отделение несло службу на КПП (контрольно-пропускном пункте), под сильнейшими бом­бежками немецких самолетов днем и ночью, все это продол­жалось ежедневно, до перехода наших войск в наступление.
Будучи на КПП погибли мод боевые товарищи Любимов Иван, Валентин Соловьев. Валентину оторвало ноги, и пока довезли его в госпиталь, он умер.
Когда территория Кавказа частично была освобождена от немецко-фашистских войск в 1943 году, штаб фронта дивизии милиции, отозвал с передовой линии, нас, бывших работников милиции. НКВД направлял в освобожденные районы Кавказа, на оперативную работу, по очищению сел и городов от лиц, слу­живших немцам и борьба с преступностью.
Боевой путь дивизии  войск НКВД СССР, команди­ром которого был Орлов, очень большой и трудный. Через всю западную и восточную части Украины, Ростовскую, Сталинградскую области и район Кавказа. Подробно описать города но могу, не помню. Вместе со мной в одном полку ди­визии Орлова - был тов. Штайн Леонид Матисович, ныне полко­вник милиции в отставке, возможно, он помнит лучше меня наш боевой путь.
Я был направлен в Краснодар и работал участковым инс­пектором милиции в нескольких районах Краснодарского края.  Самостоятельно вел предварительное расследование обо всех лицах, служивших немцам.

О работе в  милиции г.Бердянске
(из воспоминаний Мальцева Ивана Петровича)

В сентябре 1943 года я был отозван из Краснодарс­кого края в отдел кадров, находившийся в то время в г. По­логи Запорожской области. Я был направлен в г.Бердянск, ко­торый был уже освобожден, и где проработал участковым инспектором в  населенных пунктах на побережье Азовского мо­ря. Это Новопетровка, Старая Петровка, Нововасильевка, Ново-Стасовка и другие. Функции выполнялись те же - разоб­лачение лиц, служивших немцам и борьба с преступностью.
В ноябре 1944 года ОК УВД Запорожской области был на­правлен в 2-х годичную школу МВД СССР в г. Одессу, которую окончил досрочно...

О работе в милиции Верхне-Хортицкого (Запорожского) района
(из воспоминаний Мальцева Ивана Петровича)


Учитывая отсутствие кадров милиции, 2-х годичная программа школы милиции была закончена в декабре 1946 года с отличием. В звании младшего лейтенанта милиции я прибыл в Запорожье, где начальником УНКВД был полковник Роговцев, а нач.милиции области  Казаков Сергей Михай­лович.
Руководством  я был назначен на должность начальник милиции Верхне-Хортицкого района  Запорожской области ( ныне Запо­рожского района). С января 1946 года по 1952 год работал в указанном районе в труднейшие годы послевоенного периода. В народе разруха, голод, нищета. Кадры милиции были малочислены и малограмотны, однако они вели борьбу исключительно добросовестно, не считаясь ни с личным временем, ни  с тем, что у них были семьи. Полуголодные, с утра до часов ночи, без всяких выходных и праздников, к тому ке зарплата была минимальная.
Начальник городской милиции в то время получал зарплату 90 рублей.
Были дерзкие грабежи с убийствами. Грабили и без того, маломощные колхозы, совхозы. Увозили скот, зерно. Убивали в колхозах за килограмм сухарей.

Пример: В поселке Яворницкого Николайпольского сельского совета, весной 1947 года, перед весенней посевной  компанией в колхоз привезли ссуду - посевной мате­риал (пшеницу, ячмень, подсолнух и три туши бара­нина на питание людей. Вечером все это было помеще­но в кладовую. На дверях повесили амбарный замок и поста­вили сторожа - мужчину с ружьем. На утро в этом колхозе произошел грабеж, сторожа у кладовой не обнаружили, на две­рях кладовой сорван замок и было вывезено весь посевной материал до З-х тонн. В то утро я и начальник НКВД Верхне-Хортицкого района  того времени подполковник СТУСЬ Павел Андреевич получили задание райкома партии - найти похищенное зе­рно и продукты питания, т.к. срывается весенне-посевная компания в колхозе.
Оперативно провели операцию по раскрытию указанного преступления (грабеж). По прибытию на место происшествия вскорости, в заброшенной глубокой яме, накрытой крышкой, а сверху положен дикий камень. Нашли связанного сто­рожа с кляпом во рту, еле живого, а через 10 часов все бы­ло найдено на территории правого берега г. Запорожья ж возвращено колхозу.
Арестовано было по данному преступлению более 10 человек бандитов во главе с бывшим председателем этого ко­лхоза Чернобылева.
В тот период в районе работал тов. Касиль Афанасий, лейтенант милиции, совсем малограмотный, оперуполномоченный ОБХСС, в возврасте до 50 лет, настолько добросовестно, с задором, искренне. Этот человек раскрывал массу преступ­лений: групповое хищение должностными лицами на заводе"Ковкий чугун”. Директорами, главными бухгалтерами присваивались сотни ты­сяч государственных средств.
В осеннее время I950 года из г. Ленинграда приехала семья (родители с ребенком, мальчик лет 7-8)  в гости к ро­дственникам в поселке В.Хортица. Перед вечером мальчик играл на улице, и когда ребенок понадобился родителям, стали его искать и вдруг увидели на дороге лежит труп их ребенка с отрезанной головой.
Когда стало известно нам, руководству милиции, были срочно приняты все меры оперативного действия по раскрытию данного, не только особенного, но и выходящего из ра­мок законодательства, преступления.
По прибытию да место происшествия, нам рассказам, что такое преступление могли совершить только цигане, табор ко­торых стоял в 2х километрах на лугу Хортицкого района, а спустя час тому назад убыл в сторону г. Днепропетровска.
Была организована оперативная группа из работников ББ (борьбы с бандитизмом) и уголовного розыска УВД 3апорожской области, на автомашине с розыскными собаками во главе с начальником уголовного розыска полковником Богантенко, нач. отдала ББ Усановичем и  другими. Догнали табор циган, окружили их и предложили барону выдать преступников, в случае отказа все мужчины будут задержаны.
От барона получили отказ. Тогда все подозреваемые в данном  преступление мужчины были задержаны (более 20 человек) и привезены в г. Запорожье. Были изоблечены два цигана в данном преступлении, которые сознались и пока­зали голову мальчику, зарытую в земле в 8 километрах от ме­ста совершенного преступления.
Эти два преступника были осуждены к высшей мере наказа­ния - расстрелу.
В І951 году в В-Хортицу приехала семья из г. Львова на постоянное место жительства, остановившись у родственников. После приезда на вторую ночь в этом доме бандиты взломали окна, проникли в дом, повязали людей, закрыв их глаза и рот забрали все ценное вещь, деньги, золото, упаковали в 4х чемоданах и скрылись.
В ночное время в темноте и в испуге, хозяева не могли запомнить приметы преступников, только по разговору могли определить, что было не менее четырех. Преступники не оста­вили после себя никаких следов. Занимался расследованием этого преступления отдел ББ и  уголов­ного розыска УВД, возглавляемые  Школьняк и Усанович. Никаких результатов. Меня в то время не было, я находился в отпуске и спустя 3 дня после этого случая я приступил к ра­боте, подключился к расследованию этого особо опасного преступления. Личный мой осмотр места происшествия и опрос граждан так же ничего не дал и тогда через "своих” лиц, мною было установлено, что одна женщина (назовем ее Иванова), жительница поселка В.Хортица рано утром в день ограбления ехала в г. Днепропетровск по своим делам попутной автомашиной, и когда она подошла на остановку дороги Запорожье - Днепропетровск, то увидела 4-х мужчин с большими чемоданами, ожидавших попутную автомашину.
Вскорости подошла автомашина и водитель забрал всех ожидавших. Когда происходила посадка в кузов машины, у одно­го мужчины из кармана выпал пистолет на землю, все это ви­дела женщина. Под Днепропетровском эти четверо вышли с маши­ны напротив городского кладбища.
Нашли эту женщину и она все подтвердила. Тогда было принято решение выехать в г. Днепропетровск. Оперативная группа во главе с нач. районным отделом НКВД Стусем П.А., вместе с этой женщиной выехала бортовой автомашиной, доехали до того места, где вставали неизвестные и поехали по грунтовой дороге в сторону кладбища. На тихой скорости, женщина сидела в кабине машины и вдруг увидела впереди идущих навстречу этих 4х мужчин, подозревавших в бандитизме, дала знать об этом оперативной группе. И когда автомашина поравнялась с неизвестными, оперативные работники с машины спрыгнули бан­дитам на плечи с такой скоростью, что те не успели опомнится, как были связаны и обезоружены. На кладбище нашли место, где они проводили время и так же было найдена часть награбленных вещей.
Эта четверка бандитов представляла собой особо опасных преступников, бежавших из мест заключения, неоднократно су­димых, разыскиваемых во всесоюзном розыске. Руководитель этой бандитской группы был некий Масленников.
В процессе расследования, было установлено, что эти ба­ндиты совершили ряд грабежей и убийств не только в Запорожс­кой области, но и в других городах УССР.

О работе в милиции Михайловского района
(из воспоминаний Мальцева Ивана Петровича)


В 1952 году я был переведен в Михайловский район Запорожской области на должность начальника милиции, где работал до 1955 года. Райотдел имел малочисленный личный состав, а район по преступности занимала не последнее место. Через район проходили железная дорога с тремя ж.д. станциями  "Плодородие", “Пришиб» и ”Бурчак". Кроме того проходила  авто­страда "Москва - Симферополь*. Такое расположение района  было основной причиной роста преступности.
Кроме того имели место крупные хищения на госмельнице, в системе потребительской кооперации, сельпо в др. местных уч­реждений.
Транспорта своего не было, на место происшествия приходилось ходить пешком, в лучшем случае на попутном тран­спорте. Раскрываемость в  районе была около 100%, но не всегда.
Как начальник райотдела милиции, принимал активное участие в раскрытии большинства особо опасных преступлений.
Арестовывались бандитские группы численностью 10 и более человек. Положительных примеров раскрытия преступлений в Михайловском можно было бы привести множество. Приве­ду только один пример - грабеж магазина.
В населенном пункте, расположенном от автотрассы в 8-ми километрах был ограблен магазин. Связан сторож, закрыли ему лицо, рот и отнесли в огород. Взломав двери в магазин, взя­ли товара такое количество, что нужно вывозить автомашиной.
Преступники вещественных доказательств не оставили, пришлось применить служебно-розыскную собаку, кото­рая привела на автодорогу " Москва - Симферополь” и следы были потеряны.
Однако собака на своем пути забегала в один крестьянский двор, а затем в дом, в котором проживала женщина старческого возраста, к тому же больная и неподвижная. Перво­начально этому факту никто из опергруппы не придал значения, посчитал  случайность. Спустя несколько часов  я-лично зашел в этот дом, куда забегала Си поинтере­совался этим долгожителем. И оказалось, что к этой женщине ночью  приходила внучка, назвав ее по имени, проведать яко бы, а соседи подтвердили, что дней за 10 до грабежа ма­газина эта внучка приезжала о мужем к бабушке и тогда они бы­ли в магазине, рассматривали товар.
Это вызвало особое подозрение, было установлена личность внучки и место жительства г. Мелитополь, куда привели следы преступников.
При оказании помощи Мелитопольского горотдела милиции во главе с начальником ГОМ тов.Махониным Григорием Митрофановичем была блестяще проведена операция по установленню всех лиц , причас­тных к данному преступлению и аресту их. В данном грабеже при­нимали участие 12 человек непосредственных бандитов, все из г. Мелитополя. Многие из  них ранее судимы, нигде не работали. Грабеж был раскрыт, имущество найдено и возвращено государству.
В процессе расследования данного преступления с помощью вещественных. доказательств, отпечатков пальцев, следов обу­ви и др. было расскрыто еще 8 преступлений - краж из магази­нов этой же группы.
О работе в милиции Сталинского (Жовтневого) ныне Александровского района
(из воспоминаний Мальцева Ивана Петровича)
В I955 году мои подчиненные, два участковых инспектора милиции - Горбик и Миюц, будучи в нетрезвом состоянии (в сво­бодное от работы время), нанесли одному гражданину (хотя он был и преступник), телесные повреждения средней тяжести. За что и были осуждены к 3 годам л/свободы каждый. Это послужи­ло моим переводим на службу в гор. Запорожье и я был назначен за­местителем начальника 1-го  ГОМ по розыску, сменив с этой должности Скуратова Михаила.
Начальником  І-го ГОМ г. Запорожье был Махонин Г.М.,переведенный к тому времени из г.Мелитополя.
Сталинский район, который обслуживал 1 ГОМ, по преступности  занимал первое место средь всех городских отделений милиция г. Запо­рожья и только благодаря неустанной борьбе, бессонных ночей, мужеству и отваге оперативных работников раскрывались почти все прес­тупления. Вместе со мной трудились товарищи Махонин Г.Т. , старший оперуполномоченный уголовного розыска Ковонико (напечатано неразборчиво – Летописец) Александр Яковлевич, активно и всегда оказывалась помощь  товарищами из областного управления Коровиным Ге­ннадием, Биркиным,  Школьняком,  Демченко Кузьмой Силовичем, Тачилкиным Михаилом, Абра­мовым и  другими товарищами.
В те года за успешное  умелое раскрытие преступлений я лично неоднократно поощрялся и премировался ценными подар­ками, денежными вознаграждениями руководством УВД и МВД СССР. О положительной работе по раскрытию пре ступлений в 1 ГОМ г. Запорожья можно было бы привести множество примеров, но  я приведу лишь один.
В 1956 году в вечернее время на пороге здания пивного бара г. Запорожье, находившийся в то время на углу пр. Ленина и ул. Горького, беспричинно был убит ножем мужчина, отец 6 детей. О преступнике никто ничего не знал, его имя и место жительства. Только одна женщина, официантка пивного бара, могла помнить лицо убийцы, т.к. до убвства он был завсег­датаем пивного бара.
Мне лично было поручено раскрыть данное преступление и я занимался день и ночь 2 месяца, и все безрезультатно.
Ночами, в гражданской форме, вместе с этой женщиной посещал рестораны, пивные, закусочные в разных районах города и  ове безуспешно. Тогда этой женщине было предложено устроится на работу в вареничную, где было распитие алко­гольных напитков. Вскоре был получен сигнал от этой жен­щины, что подозреваемый в убийстве мужчина, сейчас находится в вареничной с двумя неизвестными.
Я тут же, один, пошел на задержание этого особо опас­ного преступника (почему один, потому что в это время рядом никого не было, ни офицера ни рядового, а медлить было нельзя). Прибежал в вареничную, сел за стол, попросил пор­цию вареников И  когда официантка принесла вареники, с ее взгляда я понял и увидел трех неизвестных, из которых один был убийцей. Вскорости эта тройка вышла из вареничной и на­правилась к сектору реки "Московка", а дело было к вечеру, мне ничего не оставалось, как идти за ними, с мыслями, ес­ли разбегутся в разные стороны, буду брать одного, а там выйду на истинного убийцу. Однако они шли с оглядкой назад и видимо, понимали, что их преследуют. Когда поравнялись с будкой регулировщика ГАИ на углу поворота на “Космос“, я дал сигнал свистком. Этим обратил внимание регулировщика и тут же с его помощью задержали трех неизвестных под благовидным предлогом, что якобы эти трое только что в парке совер­шили хулиганство, одержанные были доставлены в караульное помещение завода, а затем в 1-й  ГОМ г. Запорожья .Находясь на допросе под давлением улик, убийца сознался в совершенном преступлении.
За раскрытие данного преступления я был поощрен месячным денежным окладом приказом МВД УССР.
Подобных примеров можно было бы привести множество, создав целое произведение, однако годы и память стали не те.

О работе в Оджоникидзевском РОВД

С апреля  1958 года я работал начальником Орджоникидзевского РОВД г. Запорожья, сформиро­ван он был из 4-х отделений милиция - 4, 7,8 и 10 ГОМ. По численности личногосостава являлся крупним среди других отделов. Со мной работали товарищи  Оводкин Иван Максимович, Каскин Василий, Степаненко Иван Васильевич, в последствии уволен из органов,как скомпрометировавший себя. Парамонов Павел Васильевич, Жеребко Иван Васильевич, начальник уголовного розыска Котов Григорий Федорович, началь­ник оперпункта Махонин Григорий Митрофанович, бывший нача­льник милиции, Качан - начальник оперпункта,  Твердохлеб -нача­льник 7-го оперпункта. С этими прекрасными тружениками, па­триотами й ветеранами советской милиций, мне пришлось работатъ до ухода на заслуженный отдых. В марте 1961 года с я ушел на пенсию с должности начальника Орджоникидзевского РОВД в звании ма­йора милиции.
Условия работы в  период моей службы были крайне неудовлетворительными во всех отношениях;
Малочисленный личный состав и по образованию, не отвечал своим требованиям. Однако текучести кадров не было.
Территория районов очень большая, особенно в сельской местности, в пределах 100 км, а транспорта никакого, чтобы добраться до места. Это было проблемой.
В Орджоникидзевском РОВД того периода  в зону обслуживания входило Левое Запорожье Павло-Кичкас. Для опера­тивного обслуживания транспорта не хватало. Помещения не соответствовали размещению отделов, кабинеты были переполнены сотрудниками,  что было крайне неудобно и не позволительно в работе.

Комментариев нет:

Отправить комментарий