Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

вторник, 24 апреля 2018 г.

Спогади ветерана ОВС Камеристого Степана Григоровича про оборону та визволення Запоріжжя

Камеристий С.Г.
Вероломное нападение фашисткой Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года было началом Великой Отечественной войны. В то время я служил в гор. Запорожье в органах милиции начальником 5-го отделения милиции, находившегося на правом берегу Днепра в районе лесозавода. В начале июля месяца над городом Запорожье стали появляться фашистские самолеты и в ночное время пытавшиеся бомбить плотину, железнодорожные пути и мосты через р.Днепр. В это же время был организован штаб обороны гор. Запорожья, помещавшийся в здании горсо­вета гор. Запорожья на левом берегу, во главе штаба обороны был се­кретарь Запорожского горкома партии тов. П.Н.КОМАРОВ. Штабу обороны города подчинялись штаб ПВО, находившийся на правом берегу около механического завода и воинская часть 157 стрелкового полка НКВД, охранявшая плотину и тоже размещавшаяся на правом берегу командиром части был тов. ПОЗДНЯКОВ.
Кроме этого штабом обороны города были организованы три истре­бительных батальона: один из них размещался в плавнях (кто был коман­диром батальона не помню), второй батальон Ленинского района, которым командовал т.ЗУБРИЦКИЙ и третий батальон Орджоникидзевского района, которым командовал тов. ЗДЕПСКИЙ,  которые по приказу
штаба обороны и тов. ЛЕОНОВА занимали оборону на правом берегу в районе железной дороги.
В обязанности истребительных батальонов входило выявление пани­керов, а также всякого рода диверсантов, предупреждение появления парашютных десантов и борьба с ними. Истребительные батальоны главным образом состояли из работников милиции и гражданского населения. На меня, как на начальника милиции 5 отделения и депутата райсовета Ле­нинского района партийно-советскими органами была возложена задача провести мобилизацию населения и организовать оборонные работы на под­ступах к городу в
районе правого берега. От центральной улицы правого берега, ведущей в сторону Верхней Хортицы до Зеленого луга, до самого дома отдыха были вырыты противотанковый ров окопы и щели для укрытия населения. К этому времени участились налеты и усилилась бомбежка немецко-фашистской авиации, особенно на правый берег в районе электро­станции, мехзавода и другие предприятия Днепрогэса, а также в располо­жении зенитных точек противоздушной обороны.
            Были случаи выявления и задержания работниками 5-го отделения милиции немецко-фашистских шпионов на правом берегу у шлагбаума желез­ной дороги находился контрольный пропускной пункт в количестве 4 чел. работников НКВД и 2  работников милиции, где контрольным постом была задержана легковая машина,  в которой находилось 4 чел. в военной форме, один из низ подполковник,  2 автоматчика сидевших сзади с авто­матами в руках. Машина ехала в направлении В-Хортицы,  имевшийся у них пропуск не соответствовал пропускам наших образцов, что и вызвало подозрение и послужило поводом к задержанию машины и находившихся в ней людей. В результате проверки задержанные оказались немецко-фашистски­ми разведчиками, которые были обезоружены и переданы начальнику Управления НКВД тов. ЛЕОНОВУ.
Кроме этого, однажды проверяя посты возле механического завода я обратил внимание на ехавшего по улице велосипедиста, показавшегося мне подозрительным. Я его остановил и потребовал документы. Поведение задержанного при проверке документов так же как и документы еще больше усилили подозрение. Задержанный был доставлен в 5 отделение милиции,  который в процессе допроса сознался, что он является военнопленным Советской Армии, взятый в плен во Львове и завербован немецкой развед­кой и он также    как и ранее задержанные был передан в Управление НКВД тов.В.ЛЕОНОВУ.
18 августа приблизительно около 15-16 ч. дня немецко-фашистские войска подошли вплотную к пос.В-Хортица и открыли артиллерийский обстрел из танков по всей территории правого берега и обороне, состояв­шей из небольших воинских подразделений, зенитных батарей и истреби­тельных батальонов, которые вступили в бой с наступающими немецко-фашистскими войсками. Под напором превосходящих сил немецко-фашистских войск наша оборона стала отходить к берегу Днепра, в результате    неравного боя часть нашей обороны погибла, а значительная часть по при­казу начальника управления НКВД т.ЛЕОНОВА отошла на левый берег в район 13 поселка. Командир 157 стрелкового полка, получивший приказ штаба обороны выделить один батальон для прикрытия отходивших под­разделений на левый берег, также отступил и занял оборону на 15 пос. в районе алюминиевого завода и затем в домблоке (6 поселок), где размещался 157 полк НКВД.
            К концу дня весь правый берег был занят немецко-фашистскими войсками, а оставшиеся в живых из числа находившихся в обороне истре­бительных батальонов и работников 5 отделения милиции были сконцентрированы на левом берегу в районе 13 поселка в штабе обороны города.
            19 августа штабом обороны города были организованы 2 батальона из числа работников милиции и истребительных батальонов,  из которых 5-й батальон работников 5-го отделения милиции,  часть работников 4 от­деления и работников облуправления. Командовать батальоном было поручено мне. В состав батальона входили - старший оперуполномоченный НАКАПКИН,  оперуполномоченный КРАСОВСКИЙ, оперуполномоченный ШИШКО, КОРОБОВ, ДЕСЯТИРЕЦ и др.   3-м батальоном командовал т.ОЧЕРЕТЯНСКИЙ. В состав батальона входили ПОНОМАРЕНКО А.Г.,  МИТЯЕВ,  ТОЛОЧКО, СМОЛЯНКОВ и др. В состав    3-го батальона было присоедино водное    отделение милиции с  тов. ФОКИНЫМ, в состав которого входили ГУЛЯ и другие.
            5 батальону было приказано штабом обороны и управлением НКВД  занять оборону в районе больничного городка и железнодорожного моста, а 3 батальону 6 пос. в районе рынка и порта им.Ленина.  Установить связь с командиром 157 стрелкового полка.  Получив по одной грузовой машине боеприпасы,  гранаты, бутылки с зажигательной жидкостью, по 1-му руч­ному пулемету в 2 часа ночи заняли оборону в указанных районах.
            В местах, занимаемых обороной, были еще не убраны огороды рабочих и служащих - кукуруза, подсолнух и другие растения, служили для нас хорошим укрытием, а также и для наших огневых точек. Цель нашей обороны была такова - не дать возможности наступающим немецко-фашистским войскам форсировать Днепр,  так как на этом участке находился железнодорожный мост в сторону Хортицы, в котором была взорвана нижняя пешеходная часть моста, а верхняя не была взорвана вследствии того, что не сработали механизмы.
            19 августа 1941 г. в памяти всех, находившихся в обороне, наверное, сохранился такой случай. В августе месяце около 3-4 часов дня по мосту со стороны о.Хортицы на малых скоростях двигался немецкий танк. В это время с 14 пос.  разъезда "А" был отправлен паравоз с 2-я вагонами взрывчатки, отправленный для окончательного взрыва моста и этим самым лишить возможности двигаться немецко-фашистским войскам по мосту.  Танкист, увидев движущийся в его сторону паровоз,  моментально развер­нул танк и пошел обратно в сторону о.Хортицы. Паровоз и 2 вагона, взой­дя на полуразрушенный пролет, взорвались.  Колоссальной силой взрыва был уничтожен первый пролет моста сверху донизу со стороны левого бе­рега. Таким образом, благодаря уничтожению одного пролета моста было прекращено всякое движение на мосту. На второй день в лунную ночь находившиеся в обороне обратили внимание на вдруг появившуюся и движущу­юся в нашу сторону мычащую корову, которая двигалась к месту разрушение первого пролета в следствии взрыва поезда. Наша разведка, находившаяся у самого моста, разгадала, что это была за корова. В действительности это был макет коровы, внутри которой находились люди, как видно пытав­шиеся установить размеры разрушения причиненного взрывом паровоза с вагонами. Заметив в макете людей, наша разведка открыла по ним огонь,  который был поддержан, находившимися в обороне. Впоследствии было уста­новлено, что в свалившейся корове находилось 4 убитых фашистских разведчика. Со стороны о.Хортицы последовал ответный ураганный артиллерийский и минометный огонь, но как видно, не имея точного прицела, никакого вреда нашей обороне не нанесли,  так как снаряды и мины ложились по берегу Днепра и прямо в воду.
                        После этого случая через связного был получен приказ - ни в коем случае первыми открывать огонь по неприятелю и не обнаруживать свои ог­невые точки. Огонь должен открываться в случае появления со стороны о.Хортицы лодок и людей,
В таком положении 5-й батальон находился до 27 августа.  27 авгус­та по приказу начальника облуправления НКВД т. Леонова вышеуказанный участок обороны был мною передан 157 стрелковому полку НКВД,  а 5-й батальон занял оборону в районе от трампарка до Червоноказачьей ули­цы. Условия обороны теже, что и прежде, огонь открывать только в слу­чае появления людей и лодок со стороны о.Хортицы.  Занимаемая оборона осложняла маскировку огневых точек, т.к. район занимаемой обороны находился на открытом месте, но несмотря на все в ночное время нами рылись окопы, которые в отдельных местах к утру заполнялись водой,  но работники милиции находились в окопах днем и ночью и только в ночное время производилась смена личного состава, находившегося в окопах. Так как днем любое движение могло обратить внимание противника наблю­давшего за нашей стороной.
                        Кроме обороны нами обеспечивался порядок вывоза трамвайных моторов. Эта работа производилась бывшими работниками трампарка и работниками милиции, свободных от дежурств.
15 сентября 1941 г. в город прибыла воинская часть, занявшая оборону на левому берегу Днепра в том числе и зани­маемый нами участок. Мною же был получен приказ со всем личным составом 5-го отделения милиции занять оборону в районе станции Запорожье Левое, выставить наблюдательные посты, которым было вменено наблюдение за появлением немецких танков, разведчиков, парашютистов, принимать меры к их ликвидации и немедленно через связных сообщать в управление.
3 октября в 10 часов утра немецко-фашистские части, находившиеся на правом берегу и о. Хортица, начали артиллерийский и минометный огонь по всему городу и по поселкам, в том числе и по заводам. В моем распоряжении находилось 2 связных, один из них был в управлении, второй при мне, связь осуществлялась на велосипедах. Связной, находившийся при управлении, в 12 час. дня прибыл в расположение обороны с приказом прибыть мне в управление. По прибытии в управление начальником управления тов. Леоновым мне было дано указание снять оборону и прибыть к месту сбора у школы по ул. Гоголя. На мой вопрос, каким образом я дол­жен перебросить личный состав, мне было дано указание получить из резерва у начальника ХОЗО две грузовые машины. На полученных машинах личный состав был доставлен к месту сбора без потерь, несмотря на сильный артиллерийский и минометный обстрел города.
            3 октября к 14 часам дня все работники милиции и НКВД гор. Запорожья, кроме находившихся в обороне по Днепру,  3-го отделения Очеретного, Пономаренко и водного отделения Фокина и Ладыженского, которые вместе с 157 стрелковым полком и незначительным военным гарнизоном 121 стрелкового полка,  оборонявшего гор. Запорожье, которым было приказано при­крывать отход».                                                                            В Камышевахе-Жеребец нас встретили немецкие танки, которые от­крыли огонь по отходившим силам и тут 157 стрелковый полк и 121 стрел­ковый полк вместе с работниками 3-го отделения Очеретного, Пономаренко и водного отделения Фокина,  Ладыженского, Понамарчук Надежда всту­пили в бой с противником и в неравном бою погибли Дадыженский, Фокин, Пономарчук Н. тяжело ранена.  Во время боя значительной части военнослу­жащих, работников милиции, НКВД и гражданское население удалось выйти из полосы боя в сторону Орехово, в дальнейшем Пологи, гор. Сталино и Ворошиловград в распоряжение НКВД УССР, где УНКВД  Запорожской области расформировано и направлено в военкомат, а комсостав был направлен в гор.Воронеж в распоряжение Управления войск НКВД по охране тыла Юго-Западного фронта, в том числе Бабич, Якимец,  Деменко, Алтухов, Коробов, Дудинский и др.
            По дороге в штаб фронта на ст. Лиски во время налета немецкой авиации мы попали под бомбёжку, где были ранены т.Ермолка,  у которого оторвало левую руку, а т.  Якимец был тяжело ранен в грудь, оба раненные были нами определены в военный госпиталь, а сами в разбитых вагонах по­следовали дальше в гор. Воронеж.
            В ноябре месяце по прибытии в штаб Юго-Западного фронта я был назначен начальником охраны войскового тыла 34-й кавалерийской дивизии 5 кавалерийского корпуса 57 действующей армии, моим заместителем был назначен т.Дудинский, начальник разведки - бывший начальник гормилиции г.Полтавы тов. Яценко,  зам .  нач. разведки - бывший ст. оперуполномочен­ный милиции г. Запорожья т.Лупиков, ст. оперуполномоченный г.  Бердянска Курлов - старшим следователем.
            Получил назначение в действующую Армию 5-й кавкорпуса 34 кавдивизии,  которой командовал генерал-майор Гречко и занимали оборону по р.Северный Донец в районе Кременной Ворошиловградской области. По при­бытии в штаб 34 кавдивизии я доложил командиру дивизии тов.Гречко о назначении в его дивизию на должность начальника охраны войскового тыла и вручил ему документы о назначении и приступил к своим обязанностям в соответствии с приказом НКО и НКВД СССР.
Вот часть содержания моего мандата с моими полномочиями:

«…а) наведения порядка в тылу;
б)    задержание и предание суду Военного трибунала дезертиров
и мародеров;
в)     задержание и направление по всем частям всех военнослужащих, следуемых без соответствующих документов;
г)     очищение дорог от беженцев, регулирование эвакуацией;
д)     борьба с авиадесантами противника.

Войска, НКВД, милиция и истребительные батальоны, расположенные в полосе действий соединения, переходят в оперативное подчинение Камеристому и обязаны выполнять его указания.
Командирам и комиссарам частей, всем военнослужащим Красной Армии и гражданским властям надлежит оказывать Камеристому всемерное содействие в выполнении возложенных на него задач», согласно мандата (приложение)…»

                        В январе 1942 года 34 кав. дивизия форсировала Северный Донец в районе Кременной и с боями освободила ряд населенных пунктов: Ива­новка, Степановка,» Золотаревка, Михайловка и др. Продвинувшись вглубь противника до 12 км противник усилив оборону и предпринял контрнаступление,  в результате которого мы отошли на гор. Лисичанск и маршем двинулись в район г. Изюма, где 57 армии 5 кавкорпуса 34 кав. дивизия с боями заняла г. Изюм и, на другой день был окружен нашими вой­сками гор. Барвенково, в котором находилась большая группировка немец­ких войск, в результате боя было много взято в плен, а также и захвачено боевую технику противника.
            После освобождении Барвенково 34 кавдивизия пошла в наступление в направлении г. Красноармейска Донецкой области и прикрываемая нашей авиацией освободила ряд населенных пунктов: Александровну, Ми­хайловку, Иверск,  Степановку,  Шевченково, Ново-Криворожье и Криворо­жье. В связи с сильными морозами до 40° и снежных заносов главные силы др. армий, как танковые части и снабжение остались в глубоком тылу. 34 кавдивизия заняла оборону Красноармейска, где противник подтянул большие силы по железной дороге, в основном танки,  механи­зированные части и авиацию и на рассвете предпринял контрнаступление, в результате боя 132 кавполк 34 кав. дивизии был частично разбит и дивизия отступила под гор. Барвенково», где и было остановлено дальней­шее наступление немецких войск. (Основание Военный билет).
            13 февраля 1942 года 34 кавдивизия была направлена в тыл для пополнения, я как начальник охраны был вызван в штаб 57 Армии и полу­чил предписание НКО НКВД СССР вместе с личным составом, находившимся в моем ведении, направиться в распоряжение МВД УССР, где мною было получено новое назначение в гор. Баку в распоряжение МВД Азербайджанской ССР на оборонную работу нефтяной промышленности. По прибытию к месту новой работы там я встретился с тов. Пономаренко, работавшим вместе со мной.
            За участие в оборонной работе Кавказа Указом Президиума Верховного Совета СССР награжден медалью "За оборону Кавказа".
                        После освобождения г. Орджоникидзе приказом МВД СССР я вместе с т. ПОНОМАРЕНКО А,Г. был направлен в распоряжение МГБ гор. Курска, там мы встретились с тов. АЛТУХОВЫМ Г.И.  и выполняли спецза­дания по оборонной работе в гор.  Курске и в прилегающих к нему районах
                        Однажды летом,  находясь в гор. Курске с тов. ПОНОМАРЕНКО А.Г., выполняли задание на ст. Ямская, на которую приблизительно около пяти часов утра немецко-фашистская бомбардировочная авиация совершила на­лет в количестве 500 самолетов,  которые сбросили бомбы на ст.Ямская, где в это время скопилось большие количество воинских частей в эше­лонах,  снаряжение и санитарные поезда с раненными,  отправляемые в глубокий тыл на лечение. Для ликвидации последствий налета были привлечены не только воинские подразделения, работники милиции,  пожар­ные команды г. Курска, но и гражданское население,  для спасения в первую очередь больных и раненных солдат, находившихся в горящих вагонах,  а также живой скот, находившийся в эшелонах следовавших на фронт,  а также и вооружение.
                        В конце июня месяца 1942 года я и тов.ПОНОМАРЕНКО А.Г. были направлены в распоряжение горотдела МГБ гор. Короча,  нахо­дившийся в прифронтовой полосе Белгородского направления на оборонную работу,  а тов. АЛТУХОВ на ст. Конари.  5 июня предпринятое немецко-фашистскими войсками наступление с Белгорода на гор. Карача  нашими войсками было остановлено и вследствие контрнаступления наших войск был освобожден гор. Белгород,  взято было много пленных, большое ко­личество военного снаряжения и др.  трофеи.
                        В освобожденных населенных пунктах работниками МВД и милиции было много выявлено полицаев, изменников Родины, которые были направ­лены в оперативный отдел. Я как назначенный начальником конвоя их сопровождал.
                        После освобождения гор. Харькова я и ПОНОМАРЕНКО А.Г, были откомандированы в распоряжение МВД УССР г. Купянск,  где нами было полу­чено назначение в гор. Запорожье в распоряжение начальника областного управления милиции тов. КАЗАКОВА С.М., как бывших работников милиции.
                        В 20 числах сентября месяца, двигаясь с частями Советской Армии, освобождавшие населенные пункты Запорожской области, работники милиции наводили порядок. После освобождения г. Пологи там были орга­низованы органы милиции г. Запорожья и Запорожской области, которые по мере освобождения населенных пунктов приступили к своим обязанно­стям.
           24 сентября после освобождения г. Орехов я был назначен в оперативную группу,  в состав которой входили: т.т.ПОНОМАРЕНКО А.Г., КАРМАЗИН,   ГРУШКО,  ТОРОПКИН А.В.  и другие.  Руководителем группы был майор милиции тов. РАЙЧЕНКО Н.
После освобождения населенных пунктов Камышевахи и Жеребца» во время наведения порядка и выявления полицаев и лиц служивших пособниками у фашистов и т.д. оперативной группой    путем проведения оператив­ных мероприятий и следствия было выявлено и уточнены подробности гибели работников милиции: ЛАДЫЖЕНСКОГО, ФОКИНА и спасение работницы водного отделения милиции ПОНАМАРЧУК Надежды.
   В конце сентября 1943 года в с.Жеребец наша опергруппа установила, что при отступлении 3 октября 1941 г. немецко-фашистские войска окру­жили наши войска, прикрывавшие наш отход в районе ЖЕРЕБЕЦ-КАМЫШЕВАХА, где в неравном бою погибли смертью храбрых работники милиции. При рас­копке могил на лугу вблизи дамбы были обнаружены останки трупов,  вместе с трупом были вырыты противогазная сумка, в которой находились сапоги и внутри одного из сапог был портсигар с именной надписью на имя тов. ЛАДЫЖЕНСКОГО. При раскопке трупов рядом с ЛАДЫЖЕНСКИМ никаких вещдоказательств не было. При опросе ряда местных жителей близ живущих у места боя и зарытых трупов некоторые граждане говорили, что в одном из домов у граждан с.Жеребец местные полицаи, которые зарывали трупы 4 октября 1941 года, читали документы погибших работников милиции ЛАДЫЖЕНСКОГО,ФОКИНА и др. Кроме этого было установлено,  что в с. Жеребец во время боя была тяжело ранена женщина по имени Надя,  которую две сестры - жительницы с. Жеребец подобрали на поле боя 4 октября на рас­свете и оказали ей помощь и оставили у себя, как родственницу, находив­шуюся на работе рытья окопов и была ранена во время боя. Как потом оказалось, это была ПОНОМАРЧУК Надежда.  Подробный материал о погибших вышеуказанных работниках милиции находился у тов. РАЙЧЕНКО Н„
                        В раскопке трупов принимали участие я, ПОНОМАРЕНКО,  КАРМАЗИН и еще два бойца (фамилии которых не помню). Останки выкопанных трупов были захоронены на месте боя    над дорогой возле дамбы КАМЫШЕВАХИ-ЖЕРЕ­БЕЦ и похоронены в братской могиле. Был поставлен деревянный памятник со звездой и надписью, что в районе с.ЖЕРЕБЕЦ в неравном бою с немецко-фашистскими захватчиками погибли работники милиции ЛАДЫЖЕНСКИЙ, ФО­КИН и другие.
                        В 1966 г. по прибытии в с. Жеребец я, ПОНОМАРЕНКО, КАЗАКОВ уста­новили,  что сооруженная нами братская могила,  в которой были захоронены останки вышеуказанных товарищей,  была перенесена в общую братскую могилу с погибшими советскими воинами согласно решения Камышевахского райисполкома и установлен гранитный памятник.
            В начале октября 1943 года из с.Жеребец наша опергруппа по приказу тов. Казакова С.М. была переброшена в с. Софиевку, где на­ходилась передовая линия советских войск, для наведения порядка в тылу прифронтовой полосы.
            14 октября  в 5-6 час. вечера наши войска с боями освободили гор. Запорожье. Вместе с войсками в город вошли и работники областного управления МВД и милиции: КАЗАКОВ С.М.,  ШТАЙН, КРАКОВЕЦ М.И. и другие. В городе еще шли уличные бои в районе трампарка и с. Вознесенки.
            Через некоторое время ночью 15 октября в районе трампарка, где были сконцентрированы небольшие части немецко-фашистских войск, к ним присоединились полицаи и в помощь немцы подбросили небольшую группу в виде десанта. Для уничтожения этой группы было выделено подразделение в/ч. В помощь воинской части были привлечены работники милиции и МВД.
После разгрома вышеуказанной группировки были выявлены ряд переодетых в гражданское платье немцев, полицаев и диверсантов, кото­рые были обезврежены.
            Мне, как начальнику 1-го отделения милиции партийно-советскими организациями было предложено организовать истребительный батальон, находившийся в составе 1-го отделения милиции, которое размещалось по улице Гоголя.
            В первую очередь были приняты меры по тушению мельницы, которая при отступлений немцами была подожжена. С помощью населения и ра­ботниками милиции пожар был потушен и спасено большое количество зерна.
            Вторая мельница в районе центрального рынка при отступлении немцами была разобрана,  изъяты некоторые части и частично поврежде­ны некоторые машины и этим самым была выведена из строя. Благодаря работникам милиции 1-го отделения и с помощью населения мельница была восстановлена.
            В этот период времени, когда немецко-фашистские войска нахо­дились на о.Хортица, город подвергался ежедневному обстрелу артиллерии и минометов,  пулеметов. Особенно подвергались улицы  1-я Московская, Кирова, Червоноказачъя и другие улицы близ лежащие к Днепру. Работникам милиции приходилось в этих условиях не допускать переселений жителей города согласно ука­заний фронта. В этой работе отличились работники 1-го отделения милиции ТИХОМИРОВ В.,В0ЛК0В, С0ЛЯННИК, ЗОЛОТОВ  и другие.
            В соотвествии с решением партийно-советских органов постройки нового моста в районе рыбзавода и Н.Хортицы было мобилизовано населе­ние города в помощь Советской Армии, освобождавшей г. Запорожье.
            Перед началом форсирования Днепра нашими войсками я был выз­ван вместе с комендантом города тов. ШУТИКОВЫМ в штаб фронта, где был получен приказ силами военного коменданта и 1-го отделения милиции занять оборону от трампарка до Дубовой рощи включительно, так как с этого участка командующим воинская часть снимается в район форсирова­ния Днепра, о чем было мною доложено начальнику областной милиции тов. КАЗАКОВУ С.М., который в свою очередь дал указание привлечь всех работников милиции, в том числе и работников МВД и истребительного батальона и занять указанную оборону.  Держали ее в течение 3 суток и только когда наши войска, форсировав Днепр, освободили населенные пун­кты Н.Хортицу, Разумовку, Правый берег оборона была снята.
После форсирования Днепра и освобождения гор. Запорожья и За­порожской области прекратился обстрел города, и в городе наступила нормальная жизнь, и население приступило к восстановлению разрушений и наведению порядка в городе.
В декабре месяца 1944  года я был переведен начальником 3-го  отделения милиции.
Летом этого же года на 15 пос. в бараке №7  была обнару­жена немецкая  рация, коды, шифры, фотоснимки предприятий города, взрывчатка и бикфордов шнур,  которые хранились между грубой и простенком стены и была замурована кирпичом для маскировки. Все было изъято и передано с гр-ном ЖДАНОВЫМ в МГБ тов. ГОЛУБЕВУ.
Кроме этого на территории 6 поселка и др. поселков города были ликвидированы ряд вооруженных банд, занимавшихся ограблением магазинов с убийствами сторожей и граждан.
Одна из характерных банд, руководимая одним из уголовником, неким Батраком, в количестве 7 человек при ограблении фельдъегеря ранили его и забрали 25000 руб., которые в скором времени при моем непосредственном участии и руководстве были найдены, грабители задержаны, обезоружены и все деньги возвращены в госбанк.
Кроме оперативных мероприятий работники 1-го отделения милиции занимались работой по восстановлению города, в том числе  Днепрогес, заводов и обеспечивали порядок в городе.
За период моей работы в органах милиции и ЧОН ОГПУ с 1928 по 1954 год имею правительственные награды: Орден Ленина, орден "Красного Знамени", орден "Красной Звезды", медали: "За оборону Кавказа", "За трудовую доблесть", "Великой Отечественной войны 1941- 1945 гг.", "За победу над Германией","20 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945гг." 50 лет Советской милиции", "50 лет вооруженных сил СССР», "30 лет победы", "Ветеран труда УМВД", "За доблесть и отвагу в Великой Отечественной войне"
 Камеристый С.Г., пенсионер МВД, майор милиции  1978 г.



Комментариев нет:

Отправить комментарий