Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

понедельник, 21 августа 2017 г.

Встоминает ветеран ОВД Леонтий Куприянович Середенко

Середенко Л.К. 1955 г. г.Львов


О жертвах СССР в захватнической финской войне

            В декабре 1939 г. наш 3-й саперный батальон был направлен на финский фронт (Петрозаводское направление), где я участвовал в боях до перемирия.   
            Война была тяжелой. Снег больше метра, морозы больше 40 градусов. Все раненные умирали на поле боя в таких климатических условиях. После перемирия 12 марта 1940 года бои прекратились,  и боевые части Красной армии ушли с фронта, а наш 3-й саперный батальон остался на боевых позициях. Мы собирали трупы солдат, убитых, замерзших, и хоронили в братских могилах. По несколько сот человек  в нескольких таких братских могилах. Каждый труп осматривали, забирали документы или медальончики, где указывались анкетные данные убитого. Все это передавали в штаб батальона. 
            В апреле 1940 года нашу часть вернули в город Стрий, по прежнему месту дислокации. Несмотря на то, что была теплая весна, мы приехали в зимнем обмундировании: ватные брюки, телогрейки и т.д. Стали экономить на солдатах после финской войны.
           
О службе во львовской милиции

            После демобилизации в 1940 году я пошел служить в милицию. Меня зачислили рядовым милиционером в г. Львове.
            Львовскую милицию в то время возглавлял комиссар милиции Веревка, а отдел кадров – Бескровный.
            Я был в особом взводе милиции по охране облисполкома по ул.Чернецкой, 18 и обкома партии по ул.Зеленой. Секретарем обкома партии был Грищук. Нашим командиром взвода был Кравченко, а командирами отделения – Игнатьев и Сердюк.

О начале войны

            22 июня 1941 года с раннего утра стали сильно бомбить г.Львов. Но почему-то никто не верил, что началась война с Германией. Большинство руководителей говорили, что это провокация. Но когда стали крыши с домов слетать и рушиться многоэтажные дома от
массовых бомбежек, стали объявлять по городу тревогу о вражеских налетах. Начальство стало прятаться в подвалы и стало понимать, что это уже война с Германией. Мне в это время приходилось стоять на посту по охране здания обкома партии. Первый секретарь обкома партии при бомбежках вместе со своими помощниками прятался в подвал. При этом всех успокаивал, что Львов не сдадим и погоним немцев. Бывало, я оставался один в его кабинете на шестом этаже. У первого секретаря на столе было несколько телефонов, не менее шести. Звонили из Киева, других городов и я бегал от аппарата к аппарату. Отвечал, что в настоящий момент город сильно бомбят и первый секретарь находится в бомбоубежище.  После бомбежки в кабинет возвращался его хозяин.
            Жутко было, когда стали взрываться склады арсенала. Львов долго не продержался. 30 июня он был занят немцами.

Об отступлении

            Мы стали отступать на восток. Отступали более-менее организовано. С нами объединились пограничники с разбитых застав. Были сформированы батальоны и полки. Первым полком командовал начальник львовской милиции Веревка.
            С боями отступал по Украине. В тылу наших войск уничтожали десантников- диверсантов, которых забрасывали в наш тыл даже с легкой бронетехникой для совершения диверсий и сеять панику среди населения. Погибло много наших товарищей при массовых налетах вражеской авиации. Потом нас включили в состав  милицейской дивизии по охране тыла Южного фронта под командованием Орлова.
            Отступали по Запорожской и Днепропетровской областях. Оставили Донбасс, жестокие бои в Ростовской области, г.Орджоникидзе.
            Немцы в наш тыл забрасывали диверсантов. Большинство из них были выходцы из народов Кавказа. Приходилось много лазить по горам, уничтожая диверсантов. Помню,  далеко в горах возле населенного пункта Пасанаури встречали полудиких людей, грязно одетых, в лохмотьях. Они немного слышали об октябрьской революции, при себе хранили царские деньги.

Об освобождении Запорожья

            При  освобождении первых областей Украины в марте 1943 года большинство из нас отчисли из дивизии и передали в территориальные органы милиции. Нас несколько человек попали в Запорожскую область.  Вначале мы находились в Сталино (Донецк), затем наше областное руководство во главе с первым секретарем обкома партии Матюшиным Федором Григорьевичем переехало в г.Пологи Запорожской области. 14 октября 1943 г. Мы вступили в Запорожье вместе с регулярной Красной армией. Город стоял в руинах и ежедневно подвергался частым авианалетам и артобстрелу.
            Я был рядовым милиции в первом отделении милиции. Отделение размещалось в здании, где сейчас расположен Жовневый РОВД (возле центрального рынка). Командиром взвода был Зденский. Начальником управления областной милиции был подполковник милиции Казаков С.М. Очень энергичный человек. Часто он  в 1-2 часа ночи в темном разрушенном городе проверял посты. Бывало сам один ходил. Сотрудники милиции знали это и несли службу бдительно. Была железная военная дисциплина.
            Дело шло к зиме. Было холодно и голодно, но все мы жили приближением победы и воодушевлены восстановлением города.
            К концу лета 1944 года была освобождена Западная Украины и я был откомандирован туда для дальнейшего прохождения службы.
           
О денежном содержании

В период 1940 -1960 гг. должностной оклад милиционера составлял 300 рублей, участкового – 450 р., оперсостава – от 750 до 900 рублей в месяц. Надбавка 50% от должностного оклада за 10 и более лет выслуги. С 1961 года после денежной реформы оперсостав получал 85-90 рублей в месяц и надбавку 50% от должностного оклада за 10 и более лет выслуги.


25 марта 1991 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий