Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

четверг, 9 февраля 2017 г.

«Прошу принять меня в ряди…»

Я долго думал и, наконец, решил разместить эту статью. Мне кажется, пусть ошибка  в работе И.Кудина будет предостережением для тех работников полиции, которые в своей деятельности захотят нарушить Закон и применить в отношении задержанных запрещенные методы ведения дознания. Летописец

Работники милиции - частые герои книг, статей и телепрограмм. Авторов и чита­телей обычно привлекает возможность рассказать о раскрытии запутанных уголов­ных дел, о реальных опасностях профессии - стрельбе, погонях и прочем. В быту же, когда речь заходит о работниках милиции, часто можно услышать негативные мнения о них, которые нередко вполне обоснованы. А, кро­ме того, в жизни этих людей хватает событий, которые остаются малоизвестными из-за за­крытости профессии. Но стоит только при­смотреться внимательней к биографиям, как обнаруживаешь, что судьба никогда не чер­тит линию жизни под линейку.
Иван Семёнович Кудин родился в 1903 году в Орехове. Учился в телеграфной школе на железной дороге, работал ремонтником на стан­ции Пологи, отслужил в армии, а в 1929 году подал заявление с просьбой принять его в ряды рабоче-крестьянской милиции. Две недели спустя его зачислили в штат. А через несколько лет мы уже видим его помощни­ком оперуполномоченного уголовного розы­ска. Природный ум и смекалка помогли ему успешно освоиться в должности сыщика. Потом была война. Его переводят в Ворошиловградскую область, он участвует в боях на Северном Кавказе, освобождении Харь­ковщины. В декабре 1943 года его назначили начальником отдела уголовного розыска За­порожской области, а через год он возглавил уголовный розыск Мелитопольского горотдела НКВД.
Иван Семёнович был на хорошем счету. Ещё бы: в одном только 1945 году из 208 зарегистрированных «уголовных проявлений» отдел раскрыл 195,  причём большинство -оперативным путём. В служебной аттестации следующего года отмечено: «... руководить работой розыска может <...> закончил 175 уголовных дел. Преступность благодаря хорошей работе отделения уголовного розы­ска уменьшилась. <...> возбуждено уголовных дел - 182 по кражам,  грабежам, убийствам и другим видам уголовных проявлений, из них а) раскрыто 150 <...>,ж) предупреждено уголов­ных проявлений -12».

За этими сухими цифрами стоят бессон­ные ночи, судьбы, нервы, здоровье, а порой и угроза жизни. Из справки: «Начальнику отдела уголовного розыска Мелитопольского горотдела милиции Кудину Ивану Семёнови­чу, 1903 г. рожд. <...> в ночь на 30 сентября 1947 г. он при исполнении служебных обязан­ностей по изъятию вооружённой бандгруппы был тяжело ранен в грудную клетку с повреж­дением 9 и 10 рёбер и находился на излечении с 30 сентября 1947-го по 4 марта 1948 г.».
В 1949 году старшего лейтенанта мили­ции И.С. Кудина командировали в Станиславскую (ныне Ивано-Франковскую) об­ласть. В документе, составленном по итогам командировки, сказано, что он «организовал 7 групп ООП [охраны общественного по­рядка] <...> из них вооружено 3 группы», «в ликвидации оуновских банд участия не при­нимал и таковых заданий не имел», «задер­жанных бандитов и банд-пособников ОУН не имел», «проводил большую работу вместе с совпарторганами по организации колхоза».
Командировку прервали особые семейные обстоятельства. В марте 1950 года началь­ник Мелитопольского горотдела милиции и МГБ Георгий Митрофанович Махонин со­общал в облуправление МГБ : «Мною лично была обследована семья начальника отдела уголовного розыска, ст. л-та милиции Кудина, в результате чего установлено: жена Кудина находится в тяжёлом состоянии, постельно больная, больное сердце, почки, опухшая. Младший сын Виктор находится в туббольнице на излечении. Старший сын Анатолий также тяжело болен туберкулёзом. Ухажи­вать за семьёй некому..».  Престарелая мама И. Кудина также нуждалась в помощи. Ивана Семёновича отозвали в Мелитополь.
Вернувшись в родное подразделение, он, как и прежде - напористо и активно, не считаясь с личным временем, отдаётся работе в уголовном розыске. И это ценили: И. Кудин награждён орденом Красной Звезды, меда­лями «За боевые заслуги», «За оборону Кав­каза», «За победу над Германией», а также нагрудным знаком «Заслуженный работник НКВД» (1946). А впереди его ждали...
Новые испытания
В том же 1950 ходу в личном деле старшего лейтенант появилась запись: «Уволен по ма­териалам С/П {специальной проверки]». Что же случилось?
С точки зрения сегодняшнего дня - ниче­го особенного. Жена Ивана Семёновича переписывалась с сестрой, которая жила... в Из­раиле. В то время в милиция не мог работать человек, имеющий родственников за грани­цей, тем более - в капиталистической стране.
Став отставником, И. Кудин отдаёт много сил семье, на что до того постоянно не хватало времени. Жили они в коммунальной кварти­ре по ул. Свердлова (ныне Университетская). Но он никак не может убедить себя в том, что его увольнение было правильным. Он обра­щается к милицейскому руководству, дока­зывая, что он ещё может принести пользу на оперативной работе, а злополучная перепи­ска носила чисто бытовой характер. Послед­нее подтвердила дополнительная служебная спецпроверка. В конце концов, его настойчи­вость увенчалась успехом: 30 июня 1955 года капитана милиции И.С. Кудина восстановили на прежней работе и назначили начальником 1-го горотделения милиции. Правда, на этой должности приходилось заниматься в основ­ном административными вопросами и лишь контролировать оперативную деятельность. Но вскоре Ивана Семёновича по его просьбе переводят начальником уголовного розыска горотдела милиции.
Читаем список его поощрений того перио­да: «ликвидация грабительской группы», «умелое задержание преступников»... В 1957 г. у него на груди появилась новая награда - знак «Отличник милиции». Казалось, все пережи­вания позади. Но тут - ещё один удар судьбы.
18 августа 1957 года по оперативным дан­ным задержали четверых неработающих граждан, подозревая их в разбойном напа­дении на частную квартиру. О дальнейшем скупо свидетельствует документ: «Начальник отделения уголовного розыска городского от­дела м-р [майор] милиции Кудин, зам. нач-ка 2-го отделения Панченко, ст. следователь Бакланов, уч.[участковый] уполномоченный Кандыч вместо вдумчивого и внимательного опроса задержанных и тщательной проверки их объяснений <...> допустили в отношении них шантаж и другие недозволенные мето­ды». А через три дня были установлены пяте­ро истинных виновников преступления.
ЧП стало предметом жёсткого служебно­го разбирательства. В сентябре бюро горко­ма партии исключило из рядов КПСС И.С. Кудина и в тот же день областной прокурор арестовал его. В конце октября суд пригово­рил бывшего начальника уголовного розы­ска к шести годам исправительно-трудовых лагерей. Позднее срок снизили до трёх лет и 17 апреля 1959 года Ивана Семёновича Куди­на условно-досрочно освободили.
Возврата к любимому делу, которому был предан, уже не было. Кто-то ему сочувствовал, кто-то - наоборот... Жизнь, порой, очень сурово наказывает за непродуманные решения. Но при этом она не перечёркивает того хорошего, что было сделано до ошибки.
Л.В.Жавжаров, ветеран ОВД, краевед 
При подготовке статьи использовано личное архивное дело 14358 И.С. Кудина, хранящееся в архиве Главного управления национапьной полиции Запоражской обпасти
МЕЛИТОПОЛЬСКИЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ • № 8 • 2016





Комментариев нет:

Отправить комментарий