Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

среда, 14 декабря 2016 г.

ГОРДОСТЬ И БОЛЬ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА КАРАБАНА

Мы все стремимся к власти. А что остается после нее: радость или сожаление, богатство или бедность, уважение или забвение? О том, как складывается жизнь людей с приставкой «экс».



 ДОСЬЕ: КАРАБАН ДМИТРИЙ ЕФИМОВИЧ
СТАТУС: пенсионер МВД, генерал-майор милиции в отставке. 2 ГОДА БЫЛ на посту начальника УМВД Украины в Запорожской области. РОДИЛСЯ: 4 апреля 1951 года. ОБРАЗОВАНИЕ: в 1983 г. закончил Киевскую высшую школу МВД, в 1988 г. – Академию МВД СССР. ТРУДОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: 1973–1996 гг. – работал в УМВД Украины в Черниговской области, 1996–1998 гг. – начальник УМВД Украины в Запорожской области, 1998–2002 гг. – первый замначальника штаба Главного управления внутренних войск МВД Украины, с 2002 г. – в отставке. ЧЛЕНЫ СЕМЬИ: супруга Валентина Григорьевна – пенсионер; дочь Ольга – юрист, дочь Наталья – юрист в Минюсте Украины, сын Денис – юрист. Две внучки и внук. ХОББИ: охота и рыбалка. ЖИЗНЕННАЯ УСТАНОВКА: «Чтобы всем было хорошо!»


На первый взгляд жизнь Дмитрия Ефимовича Карабана складывалась вполне удачно. После армии он устроился работать в МВД, где за 20 лет вырос от сержанта до генерал-майора. На этом пути его постоянно поддерживала верная супруга, родившая троих детей… Но вместе с этим есть то, что до сих пор отзывается болью в душе теперь уже пенсионера МВД. И Дмитрий Ефимович оказал честь VIP clubу тем, что не побоялся этим поделиться…


 ТРУДОВОЕ ДЕТСТВО
Глядя на этого 65-летнего мужчину, не скажешь, что перед тобой – генерал-майор милиции. Может, оттого, что он и сам никогда не любил носить форму, потому так и не вписался до конца в этот образ. Для него главное было – бороться со злом, вершить справедливость, как бы громко это ни звучало. Возможно, потому, что сама жизнь к нему была не совсем справедлива...
– Я вырос в простой крестьянской семье, – вспоминает Дмитрий Ефимович о детстве в родной Черниговской области. – С 6 лет трудился с матерью в поле: с раннего утра и до темноты. В 12 лет уже самостоятельно работал в колхозе. Ружье впервые взял в руки в 7 лет, чтобы поиграть в казаков-разбойников, за что папа, конечно, наказал. Но это был первый и последний раз, когда он побил меня ремнем. С тех пор оружие для меня – это святое. И для моего сына тоже.
 После того отец будущего генерала начал брать его с собой на охоту: вдвоем они ночевали в холодных сугробах. Будучи в третьем классе, наш герой застрелил своего первого зайца, а в восьмом – дикого кабана.
1973 год. Сержант Дмитрий Карабан начинает службу
в Дзержинском горотделе МВД Донецкой области.

Следующее оружие Дмитрий Карабан получил уже в армии, а затем – в правоохранительных органах Донецкой области, куда его пристроил работавший там брат. А вот период руководства Запорожским областным управлением МВД пришелся уже на 1996–1998 годы, когда главным соперником приезжего начальника считали Александра Владимировича Поляка.

 «Я ПОДСТАВИЛ ДРУГУ ПЛЕЧО, И НАС “УШЛИ”»

Вообще Дмитрий Ефимович готовился возглавить ГУ МВД Сумской области, где работал замом. Но последнее слово было за министром МВД.
–Там процедура очень интересная была. Усадили меня, а рядом – начальник СБУ, министр МВД и товарищ Горбулин (секретарь СНБО Украины 1994–1999 гг.), – вспоминает генерал-майор. – Он еще смеялся: «Ну что, земляком скоро станешь?» А я тогда не знал, что он из Запорожья и что меня туда направят. Когда мне сказали, я был в шоке: какое Запорожье? Я же готовился на Сумы!
Такое «собеседование» закончилось уже в полночь, и жена Дмитрия Ефимовича узнала об этом последняя. Для нее это был уже 15-й, а для него 16-й раз, когда они переезжали на новое место. Сначала с одним ребенком, потом с двумя, потом с тремя...
– Я приходил сюда полковником, а главным претендентом на место начальника здесь был только Поляк, – продолжает мой визави. – Когда меня официально представили, я пригласил его и сказал: «Александр Владимирович, мы будем работать или нет? Если нет, тогда сразу рапорт на стол – и пожалуйста, можете переходить в другую область». Но он сказал: «Я никуда не поеду, Запорожье – это мой родной город». И остался, как был, замначальника.
1996 год. Дмитрию Карабану (на фото справа) присвоили звание генерала, но китель он еще не успел себе заказать. Потому для этой фотосессии ему пришлось надеть мундир Поляка (на фото слева), хоть он и был ему немного великоват

Тандем Карабана и Поляка до сих пор считают одним из лучших в истории запорожской милиции. Но жизнь отвела им немного времени для работы вместе. По словам моего собеседника, уже через два года их добровольно-принудительно попросили уйти. Дмитрий Ефимович вспоминает это неохотно, предпочитая не вдаваться в подробности: «Я подставил другу плечо, и мы вместе прошли до конца».
 – Вы заметили перемены в жизни Запорожья после этого? – Когда мы здесь работали, Запорожье считалось «ментовским» городом. Было спокойно, тихо, не было никаких разборок, стрельбы. А потом все резко изменилось. Это произошло где-то с 2000 года. К власти начали приходить люди, которые заботились только о «себе любимых», обогащались – и больше ничего.

 «У МОЕГО ПОКОЛЕНИЯ СЛОВО “ПОЛИЦИЯ” АССОЦИИРУЕТСЯ С ФАШИЗМОМ»

После Запорожья Дмитрий Карабан несколько лет проработал в Киеве первым заместителем начальника штаба ГУ МВД Украины, откуда вернулся сюда на пенсию.
– Я ушел рано – в 51 год, – в голосе чувствуется горечь, и дальше становится понятно, почему. – Я не сам написал заявление, а только расписался, положил на стол и ушел. Период был такой тяжелый. Тогда многих так «ушли». Везде искали в черной комнате черную кошку. А в целом проработал в милиции почти 30 лет: с 8 января 1973 г. и по 2002 г. Пришел сержантом, ушел генералом. Я работал в розыске, в отделе по борьбе с организованной преступностью, потому было все – и стрельба, и погони… Но это не голливудские фильмы, нечего рассказывать.
– Не пожалели о выборе профессии? – спрашиваю.
 – Вы знаете, я б снова пошел, только если бы было как тогда. К сожалению, все мои дети с высшим юридическим образованием были в системе, но ушли – работать невозможно. Просто обидно. Вот сын отучился, в спецназе работал, в «Соколе», в розыске – и ушел, как и почти все его однокурсники. Дочка работала в следственных органах – тоже ушла.
– Почему? Что сейчас изменилось по сравнению с Вашими временами в МВД? – уточняю.
– Раньше было уважение, понимание общества. Сейчас ничего не осталось. Сейчас понимают одного бога – зеленого, который нарисован на бумажках. Все! Раньше люди помогали, потому что милиция была рабоче-крестьянская, нам люди верили. А сейчас все наоборот. Крестьянами и рабочими там и не пахнет. К власти пришли люди с большими деньгами, чтобы защищать те же самые деньги, награбленные до этого.
 На фоне всех перемен в системе МВД с неодобрением Дмитрий Ефимович отреагировал и на новость о переименовании милиции в полицию.
 – Полиция – это инородное тело, – говорит генерал. – Само слово «полиция» у нас неприемлемо. У моего поколения оно сразу ассоциируется с фашизмом. Неудачно подобранное слово, не для нашей страны. Да и делать это нужно было постепенно, а не так сразу. Я чувствую, что происходит что-то не то. Такое ощущение, что их зомбируют, а на нас проводят опыты, и молодежь – как подопытные кролики. Потому улучшений не будет.
– По-вашему, вообще не стоит надеяться на изменения в лучшую сторону? – интересуюсь перспективами хотя бы для своих детей.
– Сначала нужно реформировать общество, – уверен Дмитрий Карабан. – А это уже поздно, ничего не сделаешь, поезд ушел. И необратимость становится все больше и больше. Чтобы были видны перемены, должны пройти поколения. А нынешнее поколение, молодежь, мы потеряли…
P. S. Листая фотокнигу про свой родной Новгород-Северский край, Дмитрий Ефимович останавливается на снимке монастыря. «Во время войны там был концлагерь, где расстреляли около 12,5 тысяч человек, – объясняет генерал. – И мою мать тоже вели туда за связь с партизанами. У нас же партизанский край был. Но, не доходя буквально полкилометра до этого места, знакомый полицай столкнул ее в ров, и она осталась жива...»
            Говорят, есть такое понятие, как травма поколений. Но радует то, что несмотря на все трудности, которые выпали на долю героя нашего материала, у него все-таки есть силы, чтобы улыбаться, находить счастье в семье и природе, которую безгранично любит…
Текст: Анастасия Пойда. Фото: Марина Владимирова и из архива Дмитрия Карабана.









Комментариев нет:

Отправить комментарий