Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

четверг, 17 октября 2013 г.

По кровавому следу


Человек ко всему привыкает. И мы все, давно привыкшие к ва­лу криминальной хро­ники ("зарезал, заду­шил, изнасиловал, ог­рабил" и т. д.), изобилующей трупами, кровью и прочей жутью, почти обыденно воспринима­ем весь этот кошмар. Но и нас, толстокожих, порой потрясают и вы­водят из душевного равновесия некоторые зверские преступле­ния, о которых говорит
потом весь город. И лишь немногие знают, что стоит за скупой га­зетной фразой — "Ве­дется следствие". Са­мо собой, по "резонанс­ным" преступлениям работают группы милицейских спецов, порой —десятки людей, кото­рые по "горячим сле­дам" отрабатывают следственные версии. И расследование, ко­нечно, имеет свой моз­говой центр, в котором почти всегда — спецы-профессионалы из от­дела по раскрытию преступлений против личности Запорожского горУВД. Два ярких, ко­лоритных человека, ко­торые много лет работают в паре (в прекрас­ном спарринге, как го­ворят о них: один — вдумчивый, спокойный аналитик, другой — ге­нератор версий и зна­ток оперативной рабо­ты) — начальник отде­ла Александр Василье­вич Новиков и его за­меститель Владимир Васильевич Воробьев. Стрельба-пальба, пого­ни, взрывающиеся ма­шины, заламывание рук преступнику — все это, вы, конечно, узна­ли — кино. В жизни все проще. И сложнее. По­скольку этот труд пото­му и каторжный, что со стоит из тысячи мелочей, и ни одну, да­же, каза­лось бы, совсем пустячную, упустить нельзя — иначе об­рывается слабый, пунктирный        след.
...Страшное убийство 9-лет­ней школьницы средь бела дня, в центре горо­да, потрясшее в октяб­ре наш город, было раскрыто за четыре дня. Четыре дня Нови­ков колдовал над схе­мами (высчитывал, ри­совал), они же — посы­лы версии, которые тут же отрабатывали сы­щики. Основные зацеп­ки: мотив? свой — чу­жой? конкретное время преступления? и т. д. Было странно, что пре­ступление, характер­ное в городе для 9-этажек (лифт, площадки между этажами, откры­тые, как правило, чер­даки и т. д.), совершено в "хрущевском" 5-этаж­ном доме. Отрабаты­вался маршрут несча­стной девочки из шко­лы домой — с точнос­тью до минут. Проверя­лись на "алиби" все местные психи... Убий­ца был вычислен и взят: им оказался 15-летний пацан. Насколь­ко затянется работа по расследованию того или иного преступле­ния, никто не знает в начале. Но профессио­налы знают цену пер­вых часов и даже мгно­вений,  отсчитываемых  неуловимым временем после того, как еще од­на из множества гнусностей рода человече­ского свершилась.
Глубокой ноябрь­ской ночью спустя 15 минут после убий­ства 20-летнего гр-на Ф. был задержан один из его подельников по "авторазборочному бизнесу", а еще немно­го погодя — и убийца, которым оказался... до­бропорядочный граж­данин, заводской рабо­тяга, отец семейства. В ту ночь трое "гуманои­дов" (как называет их Новиков), прибыв с Павло-Кичкаса, заня­лись в одном из дворов в центре города своим промыслом — снимать колеса и стекла с авто. Тоже — "спецы": набор инструментов при себе, свет вырубают в подъезде дома, возле которого предстоит по­трудиться. И так совпа­ло, что работяга тот с тех пор, как с его "Мос­квича" колеса сняли, вполглаза спал. Уви­дел, погнался, драка завязалась, в итоге — один из "гуманоидов" нашел в ту ночь и в том дворе свою смерть.
Или другое. Много месяцев длился мяг­кий, казалось бы, "деликатный" психоло­гический поединок (до­стойный пера Достоев­ского) между сотрудни­ками отдела и интелли­гентным законопослуш­ным человеком, который подозревался (по­сле отработки многих версий) в убийстве сво­ей жены. Ее тело было найдено на о.Хортица со следами насильственной смерти. Один из десятков опро­шенных, возможных свидетелей, сосед по дому, не допускавший малейшей возмож­ности такого подозре­ния, заявил: "Если вы докажете его вину, я перестану верить лю­дям". Он знал его как прекрасного человека, безмерно любящего двух своих детей. Но преступление, оно не на лице и даже не в характере, оно — в мозгу. А мозг нормаль­ного человека не смог адекватно справиться с безумным увлечением жены йогой и "сигнала­ми из Космоса", смес­тившим жизнь семьи в пласт кошмарной аб­сурдности... Дважды его "закрывали" на 3 дня, положенных по за­кону, давая возмож­ность позвонить домой и сказать, что он сроч­но уезжает в команди­ровку: дети не могли остаться без присмот­ра, их надо было кому-то поручить на это вре­мя. Семь месяцев спус­тя он сознался и пока­зания давал с видом человека, облегчивше­го душу покаянием. На следственном экспе­рименте заметил: "Кроме нескольких деталей, вы все, абсолютно все точно вычислили и опи­сали..." Не верил, что его отпускают "на под­писку". "Два дня не мог­ли от райотдела ото­гнать", — шутит Воро­бьев.
Дело прокурора и суда — определить степень общественной опасности преступника, их работа — найти его и "дать" следствию.
Год был трудный, признают оба наших Мегрэ (впрочем, лёгкие вряд ли были): СМИ, ТВ и масскультура де­лают свое дело по правовому ликбезу и в криминальной среде. Подозреваемые и об­виняемые хорошо зна­ют свои права по части УПК! Но пока утешает, что родное Запорожье не стало Меккой пре­ступности, как иные крупные индустриаль­ные города, что киллерством промышляют пока дилетанты, а уж они-то по зубам сыщи­кам-профессионалам. Впрочем, то же кино, греховное в романтиза­ции жуткой профессии "киллер" (вспомним '"Леона"), виновато, на­до отдать ему должное, в буме престижности дела настоящих муж­чин — борьбы с пре­ступностью. Просто "гу­маноиды" выбирают кровь и грязь, нор­мальная молодежь — достойное мужское дело.

Учиться им есть у кого, пока работают 35-40-летние "старики" — асы, такие, как подполковник Новиков и капи­тан Воробьев, Кото­рые, идя по кровавому следу преступления, по сути, воюют с жестоко­стью, подлостью и ни­зостью, изобличая "гу­маноидов", очищая от них общество.
Галина  СТИЦИНА   «Закон и право» от 20.12.2004 г.



Комментариев нет:

Отправить комментарий