Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

четверг, 17 октября 2013 г.

«Схватил я нож. Сказал ну что ж..»


После бессмысленно жестокого убийства 45-летнего мужчины, тело которого с тридцатью ножевыми ранами было найдено 7 июля нынешнего года в посадке на окраине Запорожья, сыщики выдвинули вер­сию: убийц скорее всего двое, они молоды и неуравновешенны, И как в воду глядели.
5 июля, за несколько ча­сов до того, как стать убийца­ми, Леша и Сеня (назовем их так) играли в шашки. Скоро это занятие наскучило молодым людям, не так давно перешаг­нувшим 20-летний рубеж. Дело было вечером, и делать, понят­но, обоим было нечего. Кро­ме шашек, развлекались водкой и пивом. На улице, как и в доме, тепло и скучно. Только немедленные подвиги могли спасти этот вечер...

У Леши уже был опыт но­вой молодецкой забавы «Выкинь водителя, возьми его тачку»: в прошлом году он с приятелем-студентом славно развлекся. У Леши на всякий случай был с со­бой ножик, совсем не похожий на перочинный. Парни остано­вили тогда «Таврию» с одино­ким водителем - дескать, под­вези. А потом убедили хозяина выйти из машины: Леша - ножи­ком, а студент - читательским билетом, выдав его за милицей­ское удостоверение. Фокус удался. Мальчики вволю наку­ролесили и бросили «Таврию». После, правда, их вычислили и даже призвали к ответу. Но не успели угонщики как следует испугаться, как их освободили из-под стражи в зале суда.
Теперь у Леши с Сеней «перо» было нешуточное - сде­ланный под финку нож с обо­юдоострым лезвием длиной под тридцать сантиметров (правда, без рукоятки). Парни вышли на промысел в том же районе, что и сами жили - на поселке Чка­лова. На свою беду притормо­зил возле них 45-летний мужик, который возвращался из гостей за рулем собственной «девят­ки». Леша, как старший по воз­расту и более опытный това­рищ, сел возле водителя, Сеня сзади. Ехали-ехали, пока налет­чики не перемигнулись - пора. Снова-таки на свою беду води­тель попался не из робкого де­сятка. Крепкий мужик, бывший боксер не согласился выметать­ся из собственной машины, еще и собрался надавать по куполу соплякам. И надавал бы обя­зательно, да у них был веский аргумент - нож. Леша первым стал совать лезвием в стропти­вого водителя, потом приобщил к этому и Сеню. Вот откуда тридцать ножевых ранений...
Новоиспеченные убийцы отнюдь не были парализованы страхом от того, что натворили. Деловито переложили тело в багажник, сняли окровавлен­ные чехлы, выбросили их. По­том, в поездке возле села Натальевки, оставили убитого и... поехали кататься, как и собира­лись. По пути повстречали зна­комых, посадили компанию - стало еще веселей. Правда, один из подобранных заметил кровь на дверной ручке и быст­ро сообразил, откуда у разбит­ных парней такая машина, но рассудительно смолчал.
Праздник закончился тем, что Сеня прихватил пять литров трансформаторного масла, облил ворованную «девятку», и сгорела она синим пламенем в глиняном карьере до остова -так, что металл поплавился.
Убитого водителя ранним утром 7 июля первой нашла в посадке корова. Пастух пришёл посмотреть, что ее так взвол­новало. Дальше заработала сыскная машина. Скоро добра­лись и до подозреваемых. Леша ударился в бега (по дан­ным следствия, не дальше ру­бежей Украины), а Сеня дает показания.
Подобные преступления особенно трудно раскрывать потому, что не просматривает­ся главное - мотив убийства. Мальчикам стало скучно - это мотив? Поди знай, в какой точ­ке города молодым зомби ста­нет настолько скучно, что они от нечего делать пырнут ножом совершенно незнакомого чело­века, шутя отправив его на тот свет. Разумеется, оба наших героя не работают и не учатся, чему находят множество оправ­даний. 22-летнего переростка Лешу еще могут содержать ро­дители. А 20-петнего Сеню воспитывает ба­бушка. Чём они живут, зачем жи­вут, за чей счет, в конце концов, выпивают?
Беда с подобными Лешами  и сенями   в том,   что ряды их последнее время неук­лонно   рас­тут. В эпо­ху,    когда  ничто  не  свято,  для  совести - тихий час. Криминальный дебют Леши год   на­зад  убе­дил его, что за шалости с но­жом ничего не бывает.  Вот и теперь вместо ожидаемого осознания со­деянного или там раскаяния - ничьего кроме досады: попались. Зыбкая грань, за кото­рой  эти  про­стейшие пере­стают      быть просто       не­уравновешен­ными и стано­вятся     смер­тельно опасны­ми для  окру­жающих. Можно ли  считать   их   вменяемыми?       Каковы критерии оцен­ки? На уровне инстинктов нормальные здоровые реф­лексы, на уров­не психической организации    - полный      мрак. Увы, тысячи крох-сыновей почему-то не задаются извеч­ным  вопросом   «Что такое хорошо и что та­кое плохо?» и не идут за ответом  к отцам. Ни  к мирским, ни к духовным. В Вечной Книге и для них есть строка: «Прости им. Господи, ибо не ведают, что творят».
1995-1996 гг. Автор статьи и название СМИ мне неизвестны. Летописец



Комментариев нет:

Отправить комментарий