Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

среда, 17 июля 2013 г.

Сколько стоит блюститель правопорядка?


В музее ГУМВД проводится подготовительная работа по созданию стенда, посвященному денежному обеспечению царской полиции, советской и украинской милиции. Буду рад Вашей любой информационной помощи. Первая статья, которую размещаю, посвящена денежному содержанию военных. Она касается  наших старших коллег-фронтовиков, которые защищая нашу Родину от фашистов во время Великой Отечественной войны получали  данное денежное содержание. Летописец


Сколько стоит воин?

Оклады    своим    солдатам впервые на славянской терри­тории стал платить Петр Первый. Тарифная сетка была вве­дена в 1711 году. Примечатель­но, что оклады офицерам были дифференцированы по нацио­нальному признаку - русские офицеры получали примерно в полтора-два раза меньше, чем иноземные. Так, например, рус­ский  прапорщик петровской армии зарабатывал 50 целко­вых, иноземный - 84; майор -140 и 360 соответственно, пол­ковник - 300 и 600 рублей. А вот оклады генералов
были примерно сопоставимы  -  1.800 рублей получал русский гене­рал и 2.160 - иноземный. И только генерал-фельдмаршалы получали 7.000 рублей незави­симо от происхождения.
Денежное довольствие сол­дат для того времени было сравнительно высоким. Так, на­пример, рядовой «полевой пе­хоты» получал почти 11 рублей в месяц, а оклад «гарнизонного рядового» составлял от 4 до 6,5 рубля в зависимости от разря­да. Очень неплохо зарабатыва­ли штабные. Так, денщик генерал-кригс-комиссара за чист­ку хозяйских сапог получал 10 рублей жалованья - почти столько же, сколько пехотинец в окопах. Извозчик генерала получал уже 12 рублей, писарь - 40, а канцелярист - целых 70, в полтора раза больше прапор­щика.
Обеспечение столь дорого­стоящей армии оказалось для петровской казны непосильной ношей. По документам, в 1701 году «государева казна была крайне малонадежна», посколь­ку доход России составил в этом году 3 миллиона рублей, а рас­ход - два с половиной, 78% из которых ушло на содержание армии. Учитывая «дефицит бюджета», Петр Первый нашел великолепный выход - армия и флот были приписаны к губер­ниям, которым было велено со­держать армию за счет местных средств. Обеспечением войск заведовали кригс-комиссариаты. Но сухопутная армия была не самой большой расходной час­тью военного бюджета. Больше всего денег «съедал» строящий­ся Петром флот. Так, в 1721 году на нужды флота была выделена треть всего российского бюд­жета - 1 миллион 200 тысяч руб­лей. Вообще, в те времена война для армии была прибыльным делом, чего нельзя сказать о сегодняшнем дне. Своим Уста­вом император вводит выдачу офицерских порционов на вре­мя ведения боевых действий за границей. За один день загра­ничного похода офицеру пола­галось дополнительно 820 грамм хлеба, полкило мяса, 250 грамм вина и три литра пива. Кроме того, каждому офицеру в сутки полагалось несколько порцио­нов: прапорщику - 5, полковни­ку - 50, а генерал -фельдмаршалу аж целых 200!
Кроме окладов, Петр Первый ввел и систему премий и вып­лат. Исключительно щедрые на­грады последовали за победу в Полтавской битве. Петр выпла­тил солдатам и офицерам де­нежное вознаграждение - от месячного до полугодового в зависимости от боевых заслуг и звания.
Последующие правители также активно использовали денежные премии в поощритель­ных целях. Широко практикова­лись выплаты за успехи, боевые подвиги и тяжесть заграничных походов в Отечественной войне 1812 года. Собственно говоря, ни в одной войне, которую вела Россия до или после 1812 года, военнослужащие не получали столь значительные премии. Общая сумма наград и пособий за годы войны составила шесть миллионов рублей, что равня­лось одной десятой части всех затрат на денежное доволь­ствие. Поощрялось также и взя­тие у врага трофеев. За каждое принесенное и годное к упот­реблению солдатское ружье и пару пистолетов выплачивалось единовременное вознагражде­ние в 5 рублей. А за найденные или захваченные неприятельс­кие пушки выдавалось по 50 рублей за штуку.
Самая большая премия за всю историю войн в регуляр­ной армии была выплачена Александром I также в войне с Наполеоном. Помимо всемир­ной славы, Михаил Илларионо­вич Кутузов получил за Бороди­но 100 тысяч рублей. Сумма по тем временам просто косми­ческая. Барклай де Толли полу­чил за Бородино 50 тысяч. Кро­ме них, бриллиантовыми орде­нами, именным оружием и де­нежными премиями были на­граждены многие офицеры и солдаты.
В годы первой мировой вой­ны все действовавшие в армии выплаты были сохранены. Бо­лее того, были введены новые. Прежде всего, весь офицерс­кий состав получал увеличен­ный оклад жалованья, порцио­ны и выплаты за поход. Каждой офицерской должности прика­зом министра присваивался разряд, согласно которому оп­ределялась сумма порционных денег.
Максимальный их размер составлял 20 рублей в день (ко­мандир корпуса), минимальный - два с половиной (командир взвода). Кроме того, офицерам платили и так называемые «фронтовые». Интересно, что в первую мировую пленным офи­церам выплачивалось жалова­нье за время нахождения в пле­ну лишь при условии, что они не перешли на военную службу к неприятелю. Семьям военноп­ленных офицеров выплачива­лись половина жалованья и столовых денег, квартирные день­ги в полном размере и пособие на наем прислуги, если оно было положено офицеру до пле­нения.
Неплохо платили сверхсроч­никам. Оклад им устанавливал­ся по шкале окладов солдат срочной службы, но выплачива­лось еще и так называемое до­бавочное жалованье - от 280 до 400 рублей в год в зависимос­ти от звания и срока службы. Плюс единовременное пособие - за два года службы 150 руб­лей, за десять лет унтер-офи­церам - 500 рублей. Также вып­лачивались и деньги за поднаем жилья в размере половины от норм  офицерского состава. Так что контрактники в первой мировой деньгами были впол­не обеспечены.
Выплата аналогичных сегод­ня «командирским» надбавок была введена в гражданскую войну командованием Красной Армии. Так, например «обыкно­венный взводный и квартир­мейстер» получал 300 рублей, тогда как «боевой взводный» -350: Командир роты - 350 и 400 рублей соответственно. И толь­ко солдаты получали одинаково, что на передовой, что в тылу - 50 рублей плюс натуральное довольствие. Но основное раз­витие денежные оклады полу­чили, как ни странно, с началом Великой Отечественной.
Она была самой страшной войной нашей страны. И велась не ради политических интере­сов, а ради выживания, сохра­нения народа как такового. Ка­залось бы, в этом случае гово­рить о плате солдатам неумес­тно. Но, как ни странно, именно во время Великой Отечествен­ной были разработаны те прин­ципы денежных расчетов с во­еннослужащими, которые дей­ствуют и по сей день.
В 1941 году рядовой Крас­ной Армии получал от 6 до 11 рублей в зависимости от срока службы. «За войну» солдат по­лучал уже вдвое больше - до 22 рублей. В артиллерии и танко­вых войсках приплачивалось еще по 25 рублей за «технику». По мирному времени сумма выходила неплохая. Но с нача­лом войны деньги полностью потеряли свою стоимость. Что­бы понять порядок цифр, надо сказать, что буханка хлеба сто­ила тогда 200-300 рублей. Ку­сок мыла - 50 рублей. Через неделю после вторжения нем­цев были введены выплаты компенсаций семьям погиб­ших. Существовали пенсии и за потерю трудоспособности.
С началом войны оклады ос­тались прежними, но добави­лись так называемые «полевые». Минимальный оклад ко­мандира взвода составлял 625 рублей (2 буханки хлеба), командира роты – (2 буханки и кусок мыла), батальона - 850, полка - 1.200, дивизии - 1.600, командира корпуса - 2.000 руб­лей (10 буханок хлеба). Свои деньги офицеры предпо­читали отправлять семьям в тыл. Для этого родственникам выдавались специальные де­нежные аттестаты, по которым в военкоматах выплачивалась зарплата офицера. Аттестат был не только материальной поддержкой семьи, но и связу­ющей ниточкой между солдатом и его близкими. С началом вой­ны очень многие офицеры потеряли связь со своими эваку­ированными семьями и имен­но через финансовое управле­ние смогли их найти. С помо­щью картотеки удалось устано­вить адреса 147 тысяч семей и найти более чем 50 тысяч се­мей погибших и пропавших без вести солдат.
Помимо окладов, была хоро­шо развита система премий и выплат. Премии выплачивались за быстрый и качественный ремонт танков, за сбор и от­правку стреляных гильз, за сбор стальных шлемов, резины и ящиков из-под патронов (один ящик стоил один рубль), сбор и отгрузку черных и цветных металлов и бронекорпусов. А с 1942 года была установлена де­нежная награда бойцам, сумев­шим эвакуировать с террито­рии противника выведенный из строя танк. За КВ платили 5.000 рублей, Т-34 - 2.000, Т-60 и Т-70 - 500 рублей (для сравне­ния: новый Т-34 стоил в том году 135 тысяч, а капитальный ре­монт КВ - 15 тысяч рублей). Параллельно были введены премии за быстрый и каче­ственный ремонт вооружения, а также сдачу уничтоженных со­ветских и немецких танков и другой техники в металлолом.
Самые большие премии и выплаты во время войны были в элитных войсках того време­ни - авиации. За сбитый вра­жеский самолет летчик-истре­битель получал тысячу рублей. За успешные штурмовые дей­ствия - 1.500 за пять вылетов, 3.000 - за 25 вылетов и 5.000 - за сорок вылетов.
За уничтожение самолетов противника на аэродромах - от 2.000 до 5.000 рублей, в зави­симости от количества вылетов. В бомбардировочной и штур­мовой авиации каждый член экипажа получал по тысяче руб­лей за 5 ночных и 10 дневных вылетов и по три тысячи - за 20 и 30 вылетов, соответствен­но. За исторический налет на Берлин сумма была увеличена вчетверо. Самые большие пре­миальные выплачивались за потопленный миноносец или подводную лодку - 10.000 руб­лей.

Надбавки к окладу были и в частях особого риска. Так, де­сантникам за каждую операцию полагалось по 500 рублей. Ис­требители танков на «сорокапятках» получали двойной ок­лад. Только деньги эти зачас­тую выплачивать было уже не­кому - расчеты «сорокапяток» жили один-два боя.
Двойной «гвардейский» ок­лад платили и в гвардейских частях, а для пропаганды и раз­вития снайперского дела также начисляли надбавки - ефрей­тор-снайпер получал втрое больше пехотинца - 25 рублей, а сержант третьего года служ­бы - уже 200. За убитых про­тивников снайперам не плати­ли.
За ранения, контузии, плен, истязания в концлагерях, унич­тожение имущества и тому по­добное деньги не выплачива­лись. Полстраны было разру­шено, какие уж тут выплаты! Ра­неные получали оклад согласно аттестату, а так как с аттестата­ми в госпитали прибывали все­го 7% солдат, то всем раненым, как правило, платили мини­мальные 8 руб. 50 коп. Офице­ры в госпиталях денег не полу­чали вообще.
Командирам и начальствую­щему составу партизанских от­рядов выплачивалась средняя заработная плата по бывшему месту работы, но не меньше 750 рублей командиру отряда, 600 рублей - заместителю коман­дира и по 500 рублей команди­рам взводов, рот и отдельных групп. Понятно, что деньги в мешках с самолетов не сбрасы­вали - они также выплачивались семьям, или же партизан мог получить их по возвращении на Большую землю. Понятно, что хотя бы минимальный прожи­точный уровень эта «бухгалте­рия войны» своим солдатам обеспечить не могла. Но спра­ведливости ради нужно заме­тить, что в такой войне, как Ве­ликая Отечественная, этих денег могло не быть вовсе. Тогда госу­дарство свой контракт стара­лось выполнять, хотя он был и не обязательным. А сейчас?
Павел Максимов, капитан 3-го   ранга
Белая стрела №17 от 7.05.2009


Комментариев нет:

Отправить комментарий