Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

суббота, 11 января 2014 г.

Блуждая по интернету


                                                                                                Расследование ведут депутаты
Отдайте наши миллионы

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
О прямо-таки безудерж­ном взлете преступности за годы, названные перестро­ечными, писалось и гово­рилось предостаточно. Два с лишним года назад, в авгу­сте 1989 г., в набат ударил всесоюзный парламент. Принимая постановление «О решительном усилении борьбы с преступностью», Верховный Совет страны как бы ответил ударом на удары преступного мира. В том числе и на страшное злодеяние, совершенное бан­дитами в лесополосе близ Токмака.
Весть об убийстве пяти жителей Сумской области, сожжении их трупов вы­шла далеко за
пределы За­порожья. Но не все знают, что это преступление потя­нуло за собой новое нару­шение законности. И самое невероятное — совершили его те, кто призван этот За­кон охранять. В каком же извращенном виде поняли они, руководители Запо­рожской областной и го­родской милиции, постано­вление об усилении борьбы с преступностью, поставив во главу угла благополуч­ный показатель в графе «раскрываемость»!
Сейчас, спустя два года после того преступления бандитов, после учреждения в     Запорожье      Временного комитета по борьбе с пре­ступностью, мы вспоминаем о тех нарушениях не слу­чайно. Невозможно предста­вить всю величину вреда, нанесенного халатностью, растранжириванием народ­ных средств, без краткого изложения так называемо­го «Дела Фандюшина». О нем рассказал на страницах «Голоса України» собкор газеты А. Михайлюта. Итак...
ДВА ГОДА  ТОМУ НАЗАД
Пятеро зверски убитых и сожженных людей. На рас­следование тягчайшего уго­ловного преступления бро­шены лучшее милицейские силы областного УВД и Ва­сильевского РОВД. Дело на­ходится под контролем Кие­ва   и   Москвы.
В поле зрения оператив­ников попадают житель Днепрорудного Д. Фандюшин и другие уголовники,  за которыми ранее числи­лись кражи, ограбления магазинов. Но как ни старалась оперативно - следст­венная группа доказать при­частность подозреваемых к этому преступлению, ниче­го не удалось. У всех — по­чти стопроцентное алиби. Первого июня 1990 года, со­гласно ст. 6 п.. 2 УПК УССР, уголовное дело по группе Д.   Фандюшина  прекращено.
Но преступление «висит». И первые шишки упадут на голову начальства. Лучше всех это понимал начальник областного УВД генерал-майор милиции Н. Тищенко. Он возвращает дело на дорасследование, лично воз­главляет оперативную ра­боту, привлекая себе в по­мощники начальника Запо­рожского городского УВД А. Поляка.
Нет, не по новому пути по­шли  искатели.  Сверху  тормошат, торопят. Так не лег­че    ли навесить   «мокруху» на тех    же подозреваемых? Нет  доказательств?      Будут. Нужно     только      надавить, выжать.      Один   за   другим меняют свои показания сви­детели.   Милиция     идет   на все:   подтасовку фактов, не­законное  задержание  свиде­телей, на  их  шантаж, угро­зы,  рукоприкладство.   И  де­лают  это    не  сержанты,     а чины с погонами офицеров. Бьют      свидетелей   и   подо­зреваемых   головой  об  стол, угрожают общественным по­зором       и   даже   тюремным заключением.   Многие свиде­тели    среди    них  и  несо­вершеннолетняя девушка) не выдерживают    психического и      физического     давления. Одна  пытается   выброситься из  окна,  другая      вскрыть себе вены, у третьей от нервного  шока  прерывается  бе­ременность.
БЕСПРЕДЕЛ
Лишь потом, при проку­рорской проверке, вызван­ной жалобами свидетелей и их родственников, рапорта­ми честных сотрудников милиции,    лопаются    мыльные пузыри лжепоказаний.
Но до проверки были кра­сивые       рапорты,       приказ №   126     «О   поощрении    со­трудников  УВД  горисполко­ма за счет  средств  Времен­ного  комитета  по  борьбе     с преступностью      за   самоот­верженную   работу   по   рас­крытию особо опасного преступления — убийства 5 че­ловек — жителей     Сумской области». В приказе подчеркивалось,      что   оперативно-следственная      группа     «на протяжении   10   месяцев   са­моотверженно,    без    выход­ных     и праздничных дней, работая     по   18—20   часов   в сутки,   обнаружила   и   разо­блачила    в этом
преступле­нии банду Фандюшина». По 300 рублей премии получи­ли 15 работников... за нера­скрытое преступление! Мы уже не говорим о потерян­ном времени, за которое на­стоящие преступники, оста­ваясь на свободе, успели за­мести следы!
Но все же самое удиви­тельное то, что злодейское убийство в лесопосадке мог­ло быть раскрыто в течение считанных часов! После 21 часа машину потерпевших, которая ехала через Васильевку в сторону Запоро­жья, видели постовые ГАИ, преследовали ее, но задер­жать не смогли.
Не та техника, не те лю­ди, не та квалификация? ...   Что ж. В этом-то и зарыта собака.
ДАЙТЕ  НАМ ТОЧКУ ОПОРЫ И…
Сколько раз, сетуя на бес­помощность нашей мили­ции, слышали мы в ответ: «У нас нет возможности хо­рошо работать. Нет автомо­билей, нет средств защиты от преступников. Из-за низ­кой зарплаты к нам не идут квалифицированные кадры. Преступники оснащены луч­ше   нас!»
И это действительно    так. Вот почему, согласно специ­альному постановлению ВС СССР от 4 августа 1989 го­да, в больших городах были созданы Временные коми­теты по борьбе с преступ­ностью в составе руководи­телей органов прокуратуры, внутренних дел, госбезопас­ности, судов и юстиции, а также народных депутатов. Руководство ВК возлагалось на председателей гориспол­комов.
Деятельность ВК строи­лась (должна была строить­ся) на основе строжайшего соблюдения требований Кон­ституций СССР и Украины, опиралась на поддержку широкой   общественности.
Что касается опоры (речь идет о финансовой поддер­жке), то в Запорожье она была. Практически в тече­ние нескольких кварталов 1989—90 гг. с миру по нит­ке на долевой основе был создан «городской фонд де­нежных средств для финан­сирования расходов по вве­дению в правоохранитель­ные органы дополнитель­ной численности сотрудни­ков, приобретению авто­транспорта, средств связи, защиты личного  состава    и других технических средств, необходимых для борьбы с преступностью...»
178 организаций города пе­речислили в фонд ВК 2 миллиона 673 тысячи 976 рублей 50 копеек, включая пожертвования частных лиц. В числе наиболее щедрых плательщиков — трансформаторостроители (317 тыс. руб.), ПО «Гамма» (200 тыс. руб.), «Радиоприбор» (100 тыс. руб.) и другие предпри­ятия, внесшие десятки ты­сяч рубликов, оторванных от трудовых коллективов. Они, а также скромные ра­ботники Орджоникидзевского райсбербанка Семененкова,  Губской и  Глобина"извините, если перепутали фамилии), сдавшие вместе 20 рублей — все хотели ви­деть нашу городскую мили­цию обновленной, оснащен­ной, способной противосто­ять преступному миру. 
Так вот…
ПЛАКАЛИ ВАШИ    ДЕНЕЖКИ!
Прошло два года деятель­ности, правильнее сказать — существования Временно­го городского комитета по борьбе с преступностью. И что же? Задрожал уголов­ный элемент? Ничуть не бывало. А как милиция? Окрепла, обзавелась новы­ми специалистами? Нет. Так куда же пошли без малого 2,7   миллиона   рублей?
Дальнейший наш рассказ будет носить форму беседы сотрудника газеты с народ­ным депутатом городского Совета, членом постоянной комиссии по законности и охране общественного по­рядка, председателем под­комиссии по проверке рас­ходования средств ВК, стар­шим оперуполномоченным ОУР УВД города майором милиции Анатолием КОТЬКОРЛО.

ИНСТРУКЦИЯ — НЕ УКАЗ
Анатолий Григорьевич, я не напрасно назвал все ваши должностные и депутатские регалии. Хочется подчеркнуть, что за рассле­дование бесполезной для милиции траты денег Вре­менного комитета взялись не дилетанты,  а профессио­налы.
Да и безудержно трати­ли средства ВК, по мнению комиссии, тоже не просто­фили, а люди, должност­ные лица, хорошо знако­мые с юриспруденцией и правом.
Как же вы, депутаты, пришли к мысли о провер­ке расходования этих поч­ти 3 миллионов?
        При городском Совете народных депутатов работают две постоянные комис­сии, в компетенцию и обязанность которых как раз и входят эти вопросы. Я имею в виду комиссии по охране законности и общественного порядка, а также планово-бюджетную. Из их депута­тов была создана временная подкомиссия, которой и по­ручили   конкретное   задание— проверить, куда же де­лись деньги ВК. Ведь долж­но же было что-то улуч­шиться в работе городской милиции за два года дея­тельности Временного ко­митета. Да и деньги нема­лые должны уже были да­вать отдачу. Говорю кате­горически — этого не про­изошло. Преступность, ее темпы стремительно возра­стали. В среднем на 20 про­центов в год. Сейчас в За­порожье, ежесуточно про­исходит от 35 до 50 уголов­ных  преступлений.
Да, но трата денег на­чалась не сегодня...
Сегодня на счету ВК остались где-то 5 тысяч рублей. А все деньги были потрачены за короткий пе­риод  — март — сентябрь 1990 года. И это не случай­но. Если помните, в это вре­мя происходила смена руководства в нашем гор­совете. Прежний председа­тель (а он являлся и пред­седателем Временного ко­митета по борьбе с преступ­ностью) свои полномочия сложил, а новый не был еще избран. Когда избрали Ю. Г. Бочкарева, во Временном комитете из 2,7 миллиона рублей уже оставались кро­хи. Забегая вперед, скажу, что Юрий Георгиевич сразу же наложил «вето» на рас­ходование средств ВК руководством УВД города. И в дальнейшем горисполком действительно   очень предметно нам, милиции, помогал и помогает. Из 8 сессий горсовета на 5 стоял вопрос о работе милиции.
Но раньше, когда необхо­димо было принять не ра­зовые, а радикальные ме­ры, для чего, собственно, и создавался ВК, была гру­бо нарушена инструкция № 40-в Минфина и МВД СССР от 27.11.89 г. «О по­рядке формирования и рас­ходования денежных средств, поступающих от предприя­тий, организаций и колхо­зов на улучшение финансо­вого обеспечения милиции». В документе четко опреде­лены три направления рас­ходования средств.
Первое — на повышение технической оснащенности ОВД.
Второе — на содержание дополнительной численно­сти, работников патрульно-постовой службы и участко­вых инспекторов милиции (никаких других категорий — секретарей, водителей и т. п. не предусматривалось).
Третье — на выплату пре­мий сотрудникам милиции, отличившимся при охране общественного порядка в борьбе с преступностью.
Вот давайте и проанали­зируем эти направления.
Только начнем, пожа­луй, с третьего. Ведь поощ­рялись же наиболее храб­рые милиционеры.
Я бы предпослал раз­говору об этом известную фразу из песни В. Высоц­кого.»
И ЕСЛИ НЕ «ПОЙМАЕШЬ» В ГРУДЬ СВИНЕЦ,
МЕДАЛЬ НА ГРУДЬ «ПОЙМАЕШЬ» «ЗА ОТВАГУ»
Да, действительно, многим приходится рисковать нашим ребятам, патрульно-
постовым. Это они первыми приходят на помощь, предотвращая      преступление
или задерживая преступников. Но вспомните ноябрь 89-го года. Из средств ВК
поощрены «за задержание вооруженных особо опасных преступников» не те, кто их
задерживал, а руководство городского УВД. Зато истин­ные герои наши — лейтенант Р. Тамарков и старшина В. Лень, — именно они бросились на вооруженного пулеметом Калашникова бан­дита, который успел сде­лать с близкого расстояния 4 выстрела, и обезвредили его, — зато они не получи­ли ни копейки. Начальство решило, что орденов «За личное мужество» им впол­не   достаточно.
— Служба — службой, а денежки врозь?
— Вот именно. В феврале 90-го года неизвестно за что опять-таки из средств ВК поощряются премиями по 400—600 рублей... водители служебных автомобилей на­чальства.
     Ну, а если приплюсовать еще и упомянутые на­ми премии, которые получили за якобы раскрытое убийство жителей Сумской области фальсификаторы от милиции, то суммы вырас­тают до десятка тысяч.
Кстати, а сколько броне­жилетов купил ВК для то­го, чтобы обезопасить мили­ционеров?
Ни единого.
Почему?
    Дорого. Руководство ВК, в частности, А. Поляк, решило, что дорого. Если бы
их купили, как было запла­нировано ранее, не менее 600 штук по 500 рублей за каждый, то не хватило бы средств на другие цели. Какие – увидим потом. А сейчас заметим, что  нигде в мире так дешево не ценит­ся жизнь защитника право­порядка, как у нас в стра­не. На Западе эта проблема — на первом месте.
Но что бронежилетов — элементарных фонариков нет.
Таким образом, мы приступили с вами к рас­смотрению первого направ­ления, предписанного ин­струкцией      40-в...
Да, о технической ос­нащенности ОВД. Давайте поговорим об автопарке ми­лиции города.
А НА ЧТО НАМ СТО?
Проанализируем авто­оснащенность. Для нужд патрульно-постовой слу­жбы города в 1989 году бы­ло 34 автомобиля «УАЗ» плюс два для обслуживания. На 1 августа 1991 года, т. е. после «укрепления», эта служба имеет аж... 24 авто­мобиля.
И что, техника не при­обреталась, старела, лома­лась?
Почему же! Был куп­лен за средства ВК 31 ав­томобиль и еще 36 подарили нам безвозмездно предприя­тия города.
Ничего не понимало... Куда же они девались?
Были списаны « Волги -24» и после продали их в парк служебных автомоби­лей руководящего состава УВД. Поэтому до патрульно-постовой службы они и не дошли. Зато в марте 1990 года была осуществлена коммерческая сделка, точ­нее составлен договор меж­ду горУВД, в лице А. В. По­ляка, и центром «Авто-ВАЗтехобслуживание Хортица-Лада», в лице его ди­ректора Г. И. Сиденко, о строительстве и последую­щей эксплуатации СТО ав­томобилей «ВАЗ».
Это, наверное, для того, чтобы лучше ремонтирова­лись и легче приобретались автомобили для милиции?
Ошибаетесь. Нам их услуги ни к чему. Патрульно-постовая служба (напо­минаю инструкцию) базиру­ется на «УАЗах», «Жигулей» нет; кроме того, у нас были и «Волги», «Москвичи», а теперь и «Таврии». Все они обслуживаются автохозяй­ством УВД и к центру «Хортица-Лада» никакого отношения не имеют. Ми­зерное количество «Жигу­лей» погоды не делает.
Так на что же пошли деньги ВК, перечисленные СТО? И сколько?
Как сказано в договоре, 300 тысяч рублей выделяют­ся «для строительства и ор­ганизации станции техниче­ского обслуживания» и то­му подобное. Но потом, в дополнение к договору, пе­речислили еще 125 тысяч рублей для строительства разгрузочной площадки и подъездных путей, затем еще 100 тысяч.
Обидно, но эти 525 тысяч руб. пролежали мертвым капиталом, и лишь в сен­тябре председатель акцио­нерного общества «Хорти­ца-Лада» Г. И. Сиденко от­ветил, что 120,7 тысячи руб­лей пошли на оплату земли под средства СТО (?), 300 тысяч рублей — на СТО-2 и еще 104,3 тысячи рублей ос­тались.
Спрашивается, зачем все это нужно милиции?
Вот именно. Ведь ком­мерческая        деятельность правоохранительным органам категорически запреще­на. В западных странах это преследуется законом. Где деньги, где коммерция — там обязательно возникают сделки, преследующие коры­стные цели.
Но хоть что-то СТО от­ремонтировала вашему УВД?
Смех, да и только. Ку­пили как-то за средства ВК «Ниву», номерной знак 75-74 ЗПА, отдали в ремонт. Простояла на СТО 3 месяца. Никто к ней не притраги­вался (вернее, притраги­вался тот, кто украл крыш­ку с бензобака). «Ниву», номерной знак 75-
74 ЗПА, отдали в ремонт. Простояла на СТО 3 месяца. Никто к ней не притраги­вался (вернее, притраги­вался тот, кто украл крышку с бензобака). Мы машину забрали, и наш умелец сержант милиции А. Боков за два дня ввел ее в строй.
Бегает. Прошлой осенью простоял   несколько  недель «ВАЗ-шестерка» № 73-21  ЗПА, оттянули ее в Левшино. Там отремонтировали.  Более полгода стоит на «Хортице-Ладе» «девятка» 75-73  ЗПА.
И это — вся коммерче­ская деятельность?
К сожалению, нет. Ну, скажите, зачем милицей­ским машинам бытовые магнитолы «Урал»? Вещь сама по себе остродефицит­ная. Но постовым она ни к чему. Купили 7 штук. За средства Временного коми­тета. Потом были перепрода­ны... сотрудникам УВД для личного пользования. Оно и неплохо. Но зачем на это строго целевые деньги тра­тить?
Купили еще и 2 металли­ческих гаража. Тоже та­ким же образом продали своим   работникам.
Я не понимаю. Как это купили, продали? Ведь есть же какой-то порядок расходования этих специальных средств?
Конечно, должен быть. Ведь какое правило: со­ставляется смета, по кото­рой необходимо для усиле­ния милиции в борьбе с пре­ступностью, допустим, столь­ко-то автомобилей, столько-то бронежилетов, наручни­ков, видеокамер, видеомагни­тофонов, фотоаппаратов. Сме­та утверждается Временным комитетом (только им!) и затем расходование средств строго контролируется. Та­кого и близко не было. Все решал, пользуясь бесконт­рольностью, сам начальник горУВД.
НА ОДНОГО РАНА — СЕМЬ ПРОРАБОВ
Мы не рассмотрели еще одно направление, по кото­рому должно было происхо­дить усиление милиции...
Да. Содержание допол­нительной численности ра­ботников патрульно-посто­вой службы, участковых ин­спекторов. Не могу назы­вать абсолютных цифр чис­ленности этой категории со­трудников, чтобы не обви­нили в разглашении слу­жебных секретов. Скажу лишь, что за два года безде­ятельности   ВК   число   участковых уменьшилось на 5 человек. А что это значит? Чем меньше участок у инс­пектора, тем лучше он зна­ет своих людей, тем эффек­тивнее он может работать. Мало того, ему, бедному участковому, зачастую про­сто негде работать. За этот период многие опорные пункты милиции пришли в нищенское состояние. В не­которых нет даже телефон­ных аппаратов.
Зато вырос штат управ­ленческого персонала. Эту категорию сокращаем года­ми,   пополняем   быстро.
     Ну, и, наконец, самый «весомый» по сумме денег вопрос:
КУДА   ДЕВАЛСЯ ЕЩЕ  1  МИЛЛИОН?
                   Даже больше! Времен­ный комитет (городской) передал областному УВД,
при котором есть свой ВК со своим денежным фондом, более миллиона рублей. Мы
несколько раз посылали де­путатские запросы в облУВД, но нам не ответили.
Никаких документов, кроме платежного поручения. Специалисты называют эту
операцию перегонкой средств. Таким путем они выходят из-под контроля городского
Временного комитета по борьбе с преступностью. Это деньги не А. Поляка, не
Н. Тищенко, а ВК, город­ского Совета и должны рас­ходоваться строго по назна­чению.
Итог нашей Беседы не­ возможно подвести без главного вопроса —
«ЧЕГО ХОТЯТ ДЕПУТАТЫ?»
— Если в общем плане, — то добиться резкого сниже­ния преступности. Карди­нально перестроить работу милиции города. Ведь фак­ты, которые вскрыла ко­миссия, проведя, выбороч­ную проверку, никак не способствуют росту автори­тета милиции. В народе к ней падает доверие. Люди боятся вечером выйти на улицу, гулять в сквере или парке. А у самих милицио­неров опускаются руки, ког­да они видят такое отноше­ние к себе со стороны ру­ководства. Да и преступник наглеет, чувствуя свою без­наказанность. Без глубинных и широкомасштабных мер не   добиться   перелома.
Пример с Временным ко­митетом — еще одно под­тверждение  этому.
А если конкретно, ближе к нашему разговору, то мы ставим  перед собой цель —  вернуть эти 2,7 миллиона рублей. Отдать их милиции – патрульно-постовой службы, участковым инспекторам, обеспечив их техникой, обезопасив их жизнь и здоровье.  
Вернуть деньги и взять их расходование под строгий контроль исполкома. Перераспределить уже куплен­ный автотранспорт для его использования строго по назначению, не для конкрет­ных лиц, а для конкретных должностей.
Я думаю, что мы не бу­дем давать этим фактам правовую оценку. Эта — не наша компетенция и зада­ча..
Совершенно верно. Мы, депутаты городского Совета, называем факты, требуем справедливости. А полити­ческую оценку дает общест­венность.
Публикацию подготовил и вел беседу Юрий Ботнер
ОТ РЕДАКЦИИ «ИЗ»
Публикуя этот материал, редакция тем самым лишь показывает одну из сторон
деятельности народных де­путатов городского Совета, ни в коем случае не расста­вляя правовые акценты. Это входило бы в противоречие с Законом о печати. Пре­зумпция невиновности не позволяет также всех упомянутых в статье должно­стных лиц считать на­рушителями             законности.
Естественно, могут еще возникнуть и контраргумен­ты, и мнения, идущие враз­рез с материалами комис­сии. Поэтому, учитывая ва­жность поднятой темы, дей­ствуя в рамках Закона о печати, а также сохраняя объективность, редакция го­това предоставить газетную площадь и оппонентам по­стоянных комиссий.
В правомочности данного заявления нас лишний раз убедил и вчерашний визит в редакцию члена подкомис­сии по проверке расходо­вания средств ВК, депутата горсовета Н. И. Мороз, мне­ние которой не во всем сов­падает с выводами подкомиссии.

Газета «Индустриальное Запорожье» от 4, 5 октября 1991 года




Запорожская милиция обнародовала фото своего "Анискина"

10 апреля 2013 [17:37]

Владимир Кабанов
Участковый милиционер из Акимовки Запорожской области еще в 2012 году стал лауреатом акции "Наш Анискин". В среду, 10 апреля, Центр общественных связей ГУ МВД в Запорожской области обнародовал фотографию 24-летнего участкового лейтенанта милиции Владимира КАБАНОВА, названного как "Анискин Запорожской области". Об этом агентству ВЕСТИ-ИНФОРМ стало известно из публикации ЦОС. В частности, пояснялось, что лейтенант Владимир Кабанов служит участковым на территории поселка Акимовка Запорожской области 2 года, однако уже его называют "спасителем и героем местных жителей". Так, председатель местного поселкового совета Михаил ЧЕШКА, слова которого процитировал ЦОС ГУ МВД в Запорожской области, сказал, что местные сотрудники органов внутренних дел играют
важную роль в противостоянии с криминалом. "Ежедневно я получаю суточные сведения от дежурного о ситуации за прошедшие сутки. Радует, что таких значительных правонарушений у нас в поселке очень мало. Если есть серьезные, то на пальцах одной руки за весь год их можно пересчитать. И понятно, что за этим стоит работа не дежурного, который мне докладывает, не высшего командного состава, а обычных участковых, которые обеспечивают спокойствие граждан. И это не просто громкие слова", - заявил глава поселкового совета Акимовки. Михаил Чешка отметил, что активное участие принимает Владимир Кабанов в предупреждении правонарушений, является ответственным, быстро откликается на просьбы, поддерживает рейды, которые происходят при участии работников Якимовской поселкового совета, по мнению поселкового головы, такими кадрами нужно укоплектовать весь штат участковых.   Также в публикации об участковом Владимире Кабанове пресс-служба милиции Запорожской области приводит слова пенсионера Олега ТЮТЮЕВА, который рассказал, как остался без велосипеда по вине воров. "Дал велосипед новый просто отвезти сумку, а они взяли и продали, деньги пропили. Решил обратиться в милицию. Когда пришел, лейтенант Кабанов быстро принял заявление. И в течение 2-3 дней нашел, кому продали и даже вернул его сразу ... я думал, что велосипед уже не вернут, а лейтенант приехал и тут же разобрался", - рассказал пенсионер. Сам участковый Владимир Кабанов рассказал, что в милицию решил уйти после окончания военной кафедры Запорожского национального технического университета, а эта профессия его привлекла тем, что участковый постоянно общается с населением, помогает людям, его все знают, - цитирует слова милиционера ЦОС. Лейтенанту Кабанову - 24 года, он уже является лауреатом Всеукраинской акции "Наш Анискин" и отмечен дипломом Украинской Федерации Профессионалов Безопасности. На обслуживаемом участке лейтенанта Кабанова проживает 5,5 тыс граждан - трое из которых находятся под административным надзором, а 30 человек - ранее были осуждены. Для справки: Акимовка - поселок городского типа на территории Запорожской области. В поселке проживает 11, 5 тыс человек. Преимущественно население занимается сельским хозяйством и работает в бюджетной сфере. Напомним, ранее агентство ВЕСТИ-ИНФОРМ сообщало: всеукраинская акция "Наш Анискин", организованная Украинской федерацией профессионалов безопасности, проходила в мае 2012 года - награждение состоялось в Главном управлении МВД Украины в Днепропетровской области. В ходе акции были определены лучшие по профессии "участковый инспектор" в Днепропетровской и Запорожской областях - ими стали - лейтенант Акимовского райотдела милиции Запорожской области Александр Кабанов и лейтенант Никопольского горотдела милиции Дмитрий Блищак. «ВЕСТИ-ИНФОРМ»

http://www.vesti.zp.ua/news/view/495-zaporojskaya_militsiya_obnarodovala_foto_svoego_aniskina - Вести-Информ


Олег Курочкин: Памятник Сталину взорвали бы в другой области 





Запорожская милиция не обращает внимание на партийную принадлежность бандитов и советует взяточникам: Не бери!

Отстрел бизнесменов, поджоги машин и «рейдерские» захваты шлаковых отвалов не свидетельствует о том, что Запорожье возвращается в 90-е годы. Громкие разоблачение и задержания известных чиновников совсем не говорят о том, что милиция выполняет заказ по уничтожению и без того не идеальной репутации очень видного (хотя и не совсем удачливого в плане выборов) политика. Люди в погонах не делят преступников на «старую или новую власть». Обо всем этом порталу «Запорожье. Комментарии» рассказал начальник штаба ГУ МВД Украины в Запорожской области Олег Курочкин

«Говорить о том, что убийство Войцеховского заказное – нельзя»

- За последние несколько месяцев в Запорожье были совершены несколько громких преступлений - покушение на экс-гендиректора аэропорта Каргальского и убийство известного бизнесмена Войцеховского… 

- Мы сейчас не можем детализировать какие-то
моменты и давать более подробную информацию, потому что следствие и по одному, и по другому происшествию еще проводится. Могу сказать, что эти преступления из разряда тех, что где-то у кого-то какие-то проблемы, созданные вокруг этих людей (то ли с их участием, то ли нет), разрешились таким путем. Это крайне редкие преступления. Если у нас за 2 месяца совершено 18 убийств, то "громких" преступлений можем констатировать только два - Каргальский, Войцеховский и все...

- Убийство Войцеховского - заказное?

- Говорить о заказе, когда преступление еще не раскрыто, - нельзя.

- После покушения на Каргальского и убийства Войцеховского многие опять заговорили о том, что с приходом к власти Януковича в стране, и в частности, в Запорожье начался бандитский беспредел и передел сфер влияния.

- Передел, как правило, сопровождается расстрелами, взрывами, разборками. И в Запорожье такое действительно когда-то было. Банды под разными названиями устраивали перестрелку на свалке. У нас эти преступления зарегистрированы, есть конкретные лица... Но это было когда-то, сейчас этого уже нет.

- Кстати, о свалке (шлаковые отвалы – ред.). Не один начальник областного УВД лишился своей должности, когда были непонятные ситуации на отвалах...

- Вы задаете щекотливые вопросы. Вы же понимаете, что как бы там ни было, слухи есть, и я их тоже слышу, но этого ни подтвердить, ни опровергнуть невозможно...

- Как обстоят дела на отвалах после так называемого "рейдерского захвата"? Кто там хозяин?

- На эти вопросы сложно ответить. Проще их задать эти вопросы задавать директорам "Днепроспецстали", "Запорожстали", - это их территория, и их предприятия занимаются разработкой отходов.

Если бы памятник Сталину стоял в другой области, его все равно взорвали бы

- Что вы можете сказать по поводу таких резонансных преступлений, которые прославили Запорожье на всю страну, - взрыв в храме и взрыв памятника Сталину? Шумиха в прессе не утихает до сих пор...

- Памятник Сталину был единственным в Украине. Его разрекламировали на всю страну, причем все было громко и помпезно. Был бы такой памятник в другой области, - возможно, были бы такие последствия и там. Это зависит не от того, в каком городе стоит памятник, а от того, кому его поставили.

Что касается церкви, то нельзя говорить, что это преступление связано с какими-то процессами в стране в целом. Это конкретная жизненная ситуация, в которую попали те лица, которые совершили преступление. Они решили таким путем заявить о себе, отомстить... А много шума вокруг этого преступления потому, что нужно быть последним негодяем, чтобы взрывать там, где идет служба, где скопление людей... Здесь вопрос как раз в неадекватном поведении преступников.

- Много шума еще и из-за того, что обвиняемые утверждают о том, что их в милиции избивали: одному выбили зубы, второго пытали, надевая на голову пакет. При этом сама милиция молчит. Почему?

- Это вранье. Милиция не молчит, а действует методами, установленными законом.  Мы свое слово говорим, когда расследуем уголовное дело, в котором есть уголовно-процессуальные способы доказательства вины. А молчим, потому что лишнее слово может быть неправильно расценено, отразиться на ходе расследования. Когда произошел взрыв, мы молчали, потому что шла кропотливая работа. Сейчас мы молчим, потому что уголовное дело по взрыву в храме уже не в милиции, а в суде. Это свойство всех правоохранительных органов – меньше пиариться. Безусловно, мы выступаем в прессе, даем интервью, но  мы же не можем выходить на улицу с плакатами, как это делает противоположная сторона, выстраивать на площадях толпы людей, которые скандируют нужные слова и фразы. Мы официально даем свое отношение к этим заявлениям. Кто хочет, тот его видит.

- Скажите, оба преступления - взрыв в храме и взрыв памятника Сталину - милиция как-то связывает между собой? В интернете "гуляет" информация о том, что оба взрыва были осуществлены при помощи одного и того же взрывного устройства.

- Нет, не связываем, и объясняется это очень просто: разная направленность умысла. Лица, которые взорвали храм, вообще не связаны какой-либо политикой. На момент совершения второго преступления лица, которые взорвали церковь, были арестованы, находились в изоляторе и никак не могли общаться с лицами, взорвавшими памятник. Похожесть взрывных устройств, если они, конечно, действительно похожи, тоже объясняется очень просто. У нас на сегодняшний день в стране достаточно источников информации, благодаря которым даже человек несведущий в этих вопросах может его изготовить, и это доказано милицейской практикой. У нас до этого было не одно уголовное дело, когда лица получали информацию из интернета, изготавливали  и применяли взрывные устройства, и это не вызывало такого резонанса в обществе (кстати, парни, взорвавшие в 2009 году Ощадбанк в Мелитополе признались, что взрывное устройство изготовили сами, используя в том числе и инструкцию из интернета, - прим.авт.). Эти лица выявлены и осуждены.

Среди взяточников нет людей, за которыми милиция охотится

- Недавно попался на взятке "главный гробовщик Запорожья" Сергей Пекшин (начальник КП «Ритуал» - ред.), потом - председатель одного из сельских советов Приморского района. Насколько Запорожская область коррумпирована?

- Что касается "коррумпированности", то этот вопрос не к милиции, потому что такие рейтинги проводят аналитики, СМИ. Если же говорить о количестве выявленных коррупционных админправонарушения и уголовных дел, где субъектами правонарушения являются госслужащие, представители власти, то все зависит от активности милиции. Чем активнее работает милиция, тем больше их выявляется. И как считать? Наиболее коррумпированная та область, где больше выявлено таких правонарушений, или та, в которой их практически нет?!

- Кроме "активности милиции" бывает еще и "заказ"...

- Что вы имеете в виду?

- Когда из вышестоящих инстанций поступает указание "поймать на взятке" какого-то конкретного человека. 

- Если вы посмотрите на субъектов, которые привлекаются за такие преступления, то увидите, что это не те люди, которых надо заказывать. Я вас уверяю, что среди них нет тех лиц, за которыми мы охотимся. А если хотя бы теоретически представить, что есть заказ, - ну так НЕ СОВЕРШАЙ! Милиция начинает работать тогда, когда поступает информация о совершении коррупционных действий. Но не путайте – это не заказ, а информация. Да, действительно, уровень коррупции в нашей стране высокий, но где больше - в Запорожье или в каком-то другом городе - я сказать не могу. Больше там, где больше выявляют. А мы нацелены выявлять и считаем это приоритетным направлением нашей деятельности.

- С приходом новой власти происходят задержания, в том числе и экс-министра МВД. В нашем городе такого ажиотажа не наблюдается. Почему так тихо в Запорожье?

- А где громко?

- В Киеве, например.

- В Киеве и все. Этот факт еще раз говорит о том, что у нас нет никакого заказа, мы не относим людей к старой или новой власти. Нам важно, совершает человек преступления или нет. У нас есть целый ряд уголовных дел, например, по бюджету, выявлены ряд преступлений в сфере экономики.  Но мы не говорим, что это старая власть, - мы вообще это никак не увязываем ни с какой властью. Провели проверку, нашли нарушения, - приняли решение в соответствии с законом. В ходе допроса мы даже не выясняем, к какой партии принадлежит обвиняемый. Для сбора доказательств и определения квалификации неважно, в какой партии он состоит и при какой власти работал. Даже от графы в протоколе "партийность" мы давно отказались.

Факт поджога машины Максима Остапенко никто не отрицал – его просто не было

- В прошлом году с разницей в несколько месяцев сгорели 2 машины у гендиректора заповедника  «Хортица» Максима Остапенко. И в первом и во втором случае и МЧС, и МВД заявили, что это самовозгорание и уголовные дела возбуждены не были. Однако сам Остапенко неоднократно заявлял, что это были умышленные поджоги. Как можно объяснить в данном случае поведение милиции?

- Когда произошло первое возгорание, я тогда был начальником следствия Запорожской области и лично туда выезжал. Осмотр места происшествия показал, что очаг возгорания был в моторном отсеке. Мы более профессионально собирали материал, чтобы никакая инстанция не поставила под сомнения действия сотрудников милиции. Я прекрасно понимал, что если наше решение будет ошибочным, то оно получит огласку, поэтому лично изучил материал, проверил выводы. И неужели вы думаете, что если бы я там увидел состав преступления, то сказал бы: "Не возбуждайте". Меня же за это могут привлечь к ответственности, и ради Остапенко мне нет смысла рисковать.

- Может быть, вы просто не хотите иметь "факт", за который тоже нужно нести ответственность?

- Что касается "фактов", то я вам сейчас назову цифру: у нас за 2 месяца осталось нераскрытыми 388 преступлений. Если их будет 389, что-то изменится? Повторяю: это все домыслы...

- В Вашей практике часто были такие случаи, когда у одного и того же человека за небольшой промежуток времени самовозгорались машины, квартиры, дачи...

- Это очень редкий случай, но только на основании этого нельзя делать выводы о том, что милиция где-то что-то прячет..

- Возможно, не прячет, а просто бездействует?

- Как мы можем бездействовать, если за 2 месяца раскрыто 2 739 преступлений! Какое же тут бездействие?!

Запорожье.comments.ua

Комментариев нет:

Отправить комментарий