Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

суббота, 6 октября 2012 г.

М.А.ВОЙТОВИЧ «МНОГО ГОВОРИТЬ НЕ БУДУ, А ТО ОПЯТЬ ЧТО-НИБУДЬ СКАЖУ» окончание




Глава 13.
  ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, ПРЕДОХРАНЯЙТЕСЬ!
                             
                                                                         «Сколь бы ты ни супил бровь –
                                                                          Повторяю вновь и вновь: 
                                                              Индивид имеет право
                                                                          На слободную любовь!»
(Л.Филатов)
 
Люди старшего поколения ругают телевидение за насилие  и секс на экране. В наше время такого не было – говорят они. Газеты объясняют, что это с Запада пришла к нам сексуальная революция. А вот здесь могу с журналистами поспорить. Сексуальная революция в СССР началась раньше западной  – сразу после октябрьского переворота 1917 года. Владимир Ильич сформулировал революционную ситуацию, как положение, когда «низы уже не хотят, а верхи – уже не могут». Но эта формула относится к революции с мордобоем. А условий вспышки революции сексуальной вождь не назвал, научной базы не подвел, а потому явление, называемое сексуальной революцией, было в РСФСР бесовским и диким.
На эту тему издано огромное количество статей, перечислить, а тем более перечитать все – не хватит одной жизни. Я просто сделаю небольшой обзор с выдержками из наиболее интересных и ярких публикаций (отдельные выдержки выделены курсивом).
Начну с  публикаций о нудистах, которые я назвал «голой правдой о голых".
После революции по всей России появлялись и множились кружки «Долой стыд!», «Долой невинность!», «Долой брак!», «Долой семью!». На заре своего появления многие комсомольские ячейки видели свою основную задачу не в подготовке кадров для строительства светлого будущего, а в раскрепощении молодежи, развале старого мещанского быта и уничтожении православных оков нравственности времен «проклятого царизма». Стыд был объявлен классовым предрассудком. Гитлер тоже назвал предрассудком совесть, от которой он освобождает своих солдат. И молодежь с живостью бросилась пропагандировать «свободу» на собственных примерах. В городах появились движения нудистов. На улицах Москвы и других больших городов стали проходить демонстрации голых людей с пролетарскими лозунгами. В сопровождении толп зевак обнаженные идиоты не только ходили по улицам, а ездили небольшими группами в трамваях с лозунгом «долой стыд» на тряпке через плечо.
Соратники Ленина отмечали, что Владимиру Ильичу это даже нравилось, в движении нудистов он видел «здоровое пролетарское начало». Правда, особого значения этому процессу он не придавал и в него не вмешивался. Но Ленин умер, и движение быстро прикрыли. (Товарищ Сталин здраво рассудил, что от свободы тела можно быстро перейти к свободе духа и разума, а это уже та область, куда вмешиваться никому не дозволено. – М.В.). И в 1925 г. на нудистов начались серьезные гонения. Их просто стали хватать и выселять из городов, хотя до серьезных репрессий тогда еще не дошло. Выражаясь современным языком, явление загнали в андеграунд, но не уничтожили. "Младокомсомольцы" стали создавать новую теорию сексуальной распущенности и взяли за основу «Манифест коммунистической партии», написанный Марксом и Энгельсом. В нем содержится масса рекомендаций, и в том числе, каким должен быть настоящий коммунизм. Например:
- Полностью ликвидировать частную собственность.
- Ликвидировать семью, ввести «официальную открытую общность жен».
Ну, и так далее. Маркс и Энгельс рассуждают в Манифесте: «Буржуазная семья основана на капитале и частной наживе. Вместе с отпадением частного капитала отпадет и семья. Буржуа смотрит на свою жену как на простое орудие производства…».

Теперь осталось только ввести дополнения, соответствующие моменту. И работа началась! Вот обзор различных публикаций на эту тему.
 В первых числах марта 1918 года в Саратове у здания биржи, где размещался клуб анархистов, собралась разъяренная толпа женщин. Они неистово колотили в двери, со всех сторон неслись негодующие крики: «Ироды! Хулиганы! Креста на вас нет!». Наконец, толпа взломала дверь и, сокрушая все на своем пути, устремилась в клуб. Находившиеся  там анархисты еле успели убежать черным ходом.  Здесь необходимо пояснить, что в указанное время анархисты в числе врагов советской власти не числились и входили в составы Советов всех уровней. Чем же оказались недовольны саратовские женщины?  Оказывается, ущемлением собственных прав! Дело в том, что Саратовский клуб анархистов издал декрет об «отмене частной собственности на женщин» и «объявлении последних общественным достоянием». «Декрет» определял правила регистрации женщин и порядок пользования «экземплярами народного достояния». Распределение «экземпляров», уточнялось в документе, будет осуществляться единолично Саратовским клубом анархистов. Мужчины имели право пользоваться «выданной на руки» женщиной  «не чаще трех раз в неделю в течение трех  часов».  Для этого  они  должны были представить свидетельство от фабрично-заводского комитета, профсоюза или местного Совета о принадлежности к «трудовой семье». При этом за имеющимся мужем (если женщина была замужней) сохранялся внеочередной доступ к своей супруге. Каждый «трудовой член», желающий пользоваться «экземпляром народного достояния», обязан был отчислять в фабрично-заводской комитет из своей зарплаты определенную денежную сумму. 
«Декрет» был поистине новаторским и потому с необычайной быстротой стал распространяться по стране. В течение всего лишь одного месяца он был перепечатан почти всеми российскими газетами. В результате, у саратовских «законодателей» не замедлили появиться последователи во многих городах. Так, во Владимире они потребовали «ввести национализацию женщин с 18-летнего возраста. Владимирский «Декрет» провозглашал: «после 18-летнего возраста всякая девица объявляется государственной собственностью». Документ обязывал всех незамужних девушек указанного возраста под страхом строгого наказания зарегистрироваться в «бюро свободной любви». После чего любому мужчине в возрасте от 19 до 50 лет предоставлялось право выбора женщин, записавшихся в бюро, даже без согласия на то последних, в интересах, так сказать, государства. Дети, произошедшие от такого сожительства, поступали в собственность республики».
В Екатеринодаре летом 1918 года создатели новой социалистической морали пошли еще дальше. Руководствуясь местным «декретом о свободной любви», они стали выдавать на руки особо отличившимся красноармейцам мандат следующего образца: «Предъявителю сего предоставляется право  социализировать в городе Екатеринодаре 10 душ девиц в возрасте от 16 до 20 лет, на кого укажет  товарищ».
В начале 20-х годов  в обществе продолжались бурные дискуссии по половым вопросам, активнейшее участие в которых приняли многие большевистские теоретики. Известная коммунистка Смидович кратко изложила суть сексуальной морали, царившей среди коммунистической молодежи:
«Кажется, наша молодежь уверена в том, что она призвана решать все вопросы, связанные с любовью, самым грубым и грязным способом, иначе она нанесет ущерб достоинству коммуниста. Нынешняя мораль нашей молодежи в кратком изложении состоит в следующем:
1. Каждый, даже несовершеннолетний, комсомолец и каждый студент рабфака имеет право и обязан удовлетворить свои сексуальные потребности. Это понятие сделалось аксиомой, и воздержание рассматривается как ограниченность, свойственную буржуазному мышлению.
2. Если мужчина вожделеет к юной девушке, будь она студенткой, работницей или даже девушкой школьного возраста, то девушка обязана подчиниться этому вожделению, иначе ее сочтут буржуазной дочкой, недостойной называться истинной коммунисткой».
Когда три дамы: подруга Ильича Инесса Арманд, прототип комиссарши из «Оптимистической трагедии» Лариса Рейснер, а также нарком, а затем и первая женщина-посол Александра Коллонтай начали проповедовать свободную любовь, их учение встретило горячее сочувствие у кремлевской верхушки. Коллонтай провозгласила теорию любви как «стакан воды» - выпито и забыто.  Последняя весьма прославилась на «фронтах свободной любви», как и ее муж П.Дыбенко. Хочу немного отклониться от темы ради одного маленького эпизода из жизни Дыбенко.
Вот как описала его известная поэтесса Зинаида Гиппиус: «Рослый, с цепью на груди, похожий на содержателя бань, жгучий брюнет». (Оказывается, золотая цепь на груди не только любимое украшение ны-нешних "братков", но  и их товарищей из далекого прошлого. В 30-х годах бравый матрос  повадился наносить визиты в дипломатическую миссию САСШ (Северо-Американских Соединенных Штатов, как тогда называли США), где его очень обильно и вкусно поили и кормили. Доходился до того, что его, в конце концов, арестовали и  обвинили в шпионаже в пользу Америки. И дело тут не только в застольях с бур-жуями. На тот момент Дыбенко состоял в должности командующего Ленинградским военным округом, должен был владеть  сведениями военного характера. Но он, к тому же, не просто сладко ел, а заодно по-просил американцев оказать материальную помощь его сестре, про-живавшей в Америке. Ведь сам он бедный и не местный, хоть иди и проси милостыню по поездам. И сестра "душителя демократии" стала получать материальное пособие в "самой демократичной стране". Да разве могли чекисты пройти мимо таких фактов? На допросах Дыбенко расплакался и заявил, что не может быть американским шпионом, по-тому что не знает американского языка. Истинная правда! Он не только не знал несуществующего американского языка, но и плохо владел русским, родным украинским, а также, по его словам, и "университетскими науками". Летом 1939 года советский Распутин был расстрелян. – М.В.).
Ну а молодежь объявила любовь буржуазным предрассудком и пустилась во все тяжкие. Вот выдержки из некоторых публикаций тех лет на эту тему.
По результатам социологического исследования, проведенного в 1922 году среди студентов Московского Коммунистического университета им. Свердлова было установлено, что 62% студентов параллельно живут брачной и внебрачной жизнью. В ходе другого исследования выяснилось, что в городе Шуя Ивановской области 60% комсомольцев имели параллельно 2-3 интимных партнеров. В результате – рост числа внебрачных детей и, поистине, вал венерических заболеваний. В 1922 году в том же Московском Коммунистическом университете 40% студентов болели триппером, а 21% - одновременно и триппером, и сифилисом.
Юными пролетариями, готовыми отвергнуть стыд, как классовый предрассудок,  чистота отношений между мужчиной и женщиной, отвергается. Девственность – «страшное наследие темного мира», «царства эксплуатации человека человеком». Потому отношения полов теперь рассматривались в контексте революционной целесообразности.
Жители городских трущоб, человеческий сброд, лишенный всякой морали, уголовные элементы, преступники всех мастей – стали гегемоном революции. Получив власть среднего и низшего звена, это «дно» строило «новую» жизнь по невиданным доселе понятиям. При этом они лишь повторяли то, что стало нормой в клане красных правителей. А правители и их карательные органы жили по принципу свободной любви, даже не заботясь о том, чтобы скрывать это от народа. Были запущены новые способы развращения народа. В дело вступил комсомол – «кузница коммунистических кадров». Вскоре сексуальные преступления в стране стали нормой поведения в среде рабочей молодежи. Молодые пролетарии цинично демонстрировали отрицание всякой морали через насилие и надругательство над другими членами общества, в особенности – девушками и женщинами. И это поддерживалось секретарями комсомола, проповедующими полную свободу в отношениях полов. На частных собраниях секретари укомов убеждали молодежь в «революционности свободной любви».
Ничего удивительного, что изнасилование стало нормой поведения членов советского государства. К примеру, в 1926 году только лишь Московским горсудом было рассмотрено 547 случаев изнасилования; в 1927 – 726; в 1928 – 849. Сразу же необходимо отметить, что до суда доходила лишь часть дел. Огромное число заявлений  расследовались плохо или не расследовались вообще. А чаще всего жертвы вообще не подавали заявления. Та же тенденция сложилась повсеместно. Поражает ход рассмотрения таких дел в судах. «Основным способом воздействия на нарушителей общественного порядка было порицание, которое, применительно к пролетариям, выносилось за кражу и за изнасилование "буржуйки". То есть насильников относили к разряду нарушителей общественного порядка или мелких хулиганов. Проводился классовый подход при привлечении хулиганов к ответственности. В начале 1927 г., уже упоминавшийся выше А.В.Луначарский, на страницах печати рассуждал на тему о том, что существует тип хулигана, полезный для социализма.
Особой известностью пользовалась «Лиговская шпана», гремевшая в Питере в 20-е годы. Это не просто бедно одетые пацаны, дерущиеся за «честь и славу» своего района. Даже словосочетание «Лиговская шпана» тогда произносили или с вызовом, или с тихим ужасом. Что такое Чубаров переулок (ныне – Транспортный) и Днепропетровская улица ленинградцам объяснять было не надо. Бандитский угол и улица публичных домов. Тут следует отметить, что на уголовном жаргоне «шпана» означает «благородное преступное братство», свято хранящее старые «традиции, правила и понятия». Это означает, что шпана блюдет закон, но закон совершенно иного рода, нежели государственный или уголовно-процессуальный. Держалась шпана группами, образуя определенные кланы и действуя в своих зонах влияния. Наибольшую известность получила шпана, контролировавшая район Чубарова переулка.
У процесса изнасилования в среде советской молодежи даже появилось свое наименование "чубаровщина". Возникло оно по названию Чубарова переулка на Лиговке в Ленинграде. Суть дела заключалась в следующем. 21 августа 1926 года в саду "Сан-Галли" в районе Чубарова переулка праздношатающиеся пьяные парни завода "Кооператор" в количестве 30 человек в парке изнасиловали 20-летнюю крестьянку Любу Белякову, приехавшую работать на завод. В процессе изнасилования к банде 30 молодых представителей рабочего класса присоединились еще 10 человек. Только к утру брошенная под дерево Белякова смогла выбраться из сада, добрести до постового милиционера и заявить о случившемся. Все задержанные оказались комсомольцами, кандидатами в члены ВКП(б) и коммунистами. Об этом случае была даже напечатана статья в журнале «Огонек», весь выпуск которого специально посвятили перевоспитанию хулиганов. Состоялся суд. Он проходил в Ленинградском губсуде в декабре 1926 года. Особый цинизм преступления, по мнению судей, состоял в том, что потерпевшая была комсомолкой и окончила рабфак! Председательствовал Рафаил, редактор "Ленинградской правды", лысый, хитрый и бесцветный чинуша. Казалось, он так и не понял, какой клубок человеческих мерзостей и убогого вырождения ему предстояло распутать от имени правосудия трудящихся. У пятнадцати обвиняемых была внешность начинающих хулиганов с лиговки, рабоче-крестьянская закваска в сочетании с вызывающим хамством. Они признавались и обвиняли друг друга, не стеснялись в подробностях, и одновременно полагая, что и так слишком много шуму из-за пустяков, подобные которому часто проходят незамеченными. Их рассуждения на суде:
«Что тут особенного – ну зажали девку на пустыре! А может, ей лучше переспать с четырьмя, пятью или шестью? Все равно ведь забеременеет или заболеет, как с одного раза. А если она не хочет, то, видать, потому что у нее «предрассудки».
Несознательность обвиняемых была столь очевидна, что предсе-датель Рафаил, привыкший к парткомовскому стилю, постоянно те-рялся. В ответ на его  тираду о новой культуре и моральном облике советского человека  один из преступников недоумевал:
-А че это такое?
Рафаил продолжил:
- Вы, несомненно, предпочли бы заграничные буржуазные нравы?
Но обвиняемый гнул свое:
- Почем мне знать? За границей не бывал.
- Вы могли узнать о них из иностранных газет.
- Я и советских не читал. Моя, понял, культура – тротуар Лиговки.
В ходе процесса стало видно, что обвиняемые и свидетели разделяют общественное мнение, озвученное «Комсомольской правдой» в номере от 18 декабря 1926 года: «Женщина – не человек, а всего лишь самка. Каждая женщина – девка, с которой можно обходиться, как вздумается. Ее жизнь стоит не больше, чем она получает за половое сношение. <…> Самым скверным является то обстоятельство, что этот ужасный случай не представляет собой в нашей жизни никакого особого преступления, ничего исключительного, он – всего лишь обычное, постоянно повторяющееся происшествие».
Ничего необычного в зверском насилии, совершаемом на глазах прохожих, не увидел комсомолец, ставший очевидцем преступления. Во время дачи показаний на суде он не мог понять вопроса прокурора, почему же он никого не позвал на помощь. Один из шайки насильников и вовсе утверждал, что: «… изнасилования как такового и не было, разве что акт совершался без согласия женщины. Женщина – не человек. Все комсомольцы настроены точно так же, и живут таким же образом».
Чубаровское дело получило такой широкий резонанс, что вместо обычных порицаний или 5 лет, которые иногда давали за подобные «игры», семеро насильников были приговорены к расстрелу, а остальные получили длительные сроки отсидки. Для отбывания наказания «чубаровцы» были направлены на Соловецкие острова. В ответ на решение суда в день вынесения приговора лиговская шпана подожгла литейный и машиностроительный завод «Сан-Галли». По некоторым сведениям, которые сейчас уже невозможно проверить, поджигатели были выявлены и тайно казнены. Лиговка пыталась огрызаться и другими методами, создав в начале 1927 года преступную группировку «Союз советских хулиганов» под предводительством некоего Дубинина – бандита старой закалки. Согласно сохранившимся материалам следствия, «Союз» угрожал убийствами и поджогами в отместку за приговор «чубаровцам». В эту группировку входило несколько десятков блатарей, но дисциплина у них была слабоватой, тягаться с окрепшей милицией они уже не могли. Довольно быстро «Союз советских хулиганов» был разгромлен, а его члены отправились в исправительные лагеря. Однако по-настоящему властям удалось справиться с Лиговкой лишь в 1952 году, проведя масштабные и совершенно беспощадные репрессии. Уцелевшие после этого вели себя тише воды, ниже травы, и теперь Лиговка – одно из самых безопасных мест Петербурга».
На страницы печати попало и другое преступление, не менее чудовищное.
«В 1927 году в Ленинграде на пляже у Петропавловской крепости тринадцать учащихся ФЗУ при Балтийском заводе после споров о сроках торжества коммунизма во всем мире зверски изнасиловали трех девушек. Суд по данному делу стал показательным, да и то только потому, что одна девушка скончалась от телесных повреждений, а у другой потерпевшей отец оказался видным партийным деятелем. В ходе следствия выяснилось, что один из преступников Федор Соловцов - комсомольский активист, уже давно славился сексуальными победами. Низкорослый парень с изъеденным оспой лицом имел восемь постоянных интимных партнерш в своей комсомольской ячейке, принуждая их к сожительству. Если девушки отказывались содействовать «внедрению революционной пролетарской морали», он тут же находил рычаги воздействия: то обещал исключить из комсомола, то угрожал лишением места в общежитии, то собирался распространить гнусную молву о ее непролетарском происхождении и т.п. И, между прочим, исполнял свои обещания. Ну а в некоторых случаях дарил объекту похоти пару дефицитнейших фильдеперсовых чулок. На суде над молодыми насильниками было озвучено, что в комсомольской ячейке ФЗУ открыто существовало «бюро свободной любви». И часто мероприятия революционной молодежи заканчивались разнузданными оргиями, когда парочки совокуплялись на глазах друг у друга. А в тот момент на пляже, - объяснили насильники, - они «страдали от нетерпежки». Рассвирепели же и били гражданок за то, что те проявили «буржуазную несоз-нательность», отказав им по-хорошему. Комсомольцы насиловали жертвы в извращенной форме, совершая групповые половые акты прямо на пляже. Оргия продолжалась несколько часов. Совершив насилие, они жестоко избили жертвы. У одной из потерпевших оказались поврежденными внутренние органы. На крики несчастных, наконец, прибежал наряд милиции. Солонцов уверенно заявил прибывшим: «Они не захотели добровольно доставить сексуальное наслаждение комсомольцам! Это их надо арестовывать, а не нас!». Вину подсудимые так и не признали. Комсомольский вожак на суде не раз подчеркивал, что видит в своих действиях «здоровую сексуальную революционную мораль». Но так как суд был превращен в показательный процесс, преступников сурово наказали: Соловцова расстреляли, его подельников посадили на длительные сроки».
Характерным для того времени явился резонанс, вызванный этим делом. Тогда как многие писали в партийные органы и газеты гневные письма, требуя смертной казни для насильников, другие поддерживали преступников, примеряя их опыт на себя. Один анонимный автор, обра-щаясь в редакцию газеты "Правда", писал: «Как же нам удовлетворять естественные надобности? Девушки должны были пойти навстречу просьбе товарищей-комсомольцев и снять с них сексуальное напряжение, чтобы они, вдохновленные и довольные, смело шли к новым трудовым победам! Эрос революции должен помогать молодежи строить светлое коммунистическое завтра!»
Подобное понимание роли женщины в новом советском обществе было навязано большинству молодых людей. В среде молодых рабочих разврат и насилие на долгие годы стали нормой поведения.  «Студенты косо смотрят на тех комсомолок, которые отказываются вступить с ними в половые сношения. Они считают их мелкобуржуазными ретроградками, которые не могут освободиться от устаревших предрассудков. У студентов господствует представление, что не только к воздержанию, но и к материнству надо относиться, как к буржуазной идеологии» - это цитата из письма студентки, опубликованного в "Правде" 7 мая 1925 года. Другая студентка, по фамилии Рубцова, рассказывает в своем письме в газету, что «Коммунисты рассматривают любовь как нечто очень скоропреходящее, долгую любовь они считают скучной. Понятие «супруга» для них – буржуазный предрассудок. В ответ на вопрос: «Где работает ваша жена?» - они рассмеялись и спросили: «Какая?». Один известный коммунист сказал мне: «В каждом городе, куда я езжу по работе, у меня есть временная жена. Муж моей подруги предложил мне провести с ним ночь, так как его жена больна и этой ночью не сможет его удовлетворить. Когда я отказалась, он назвал меня глупой гражданкой, которая не способна постичь все величие коммунистического учения».
Изнасилования нередко сопровождались убийствами женщин, от-казавшихся удовлетворять потребности мужчин в «свободной комсо-мольской любви». На страницы печать попал случай, когда ученик мос-ковской Профшколы комсомолец Петров ударил финским ножом уче-ницу той же школы за отказ жить с ним «свободной комсомольской лю-бовью». Такие случаи часто попадали на страницы уголовной хроники, однако многие журналисты и литераторы с явной симпатией относились к идее свободной любви и пропагандировали превосходство физического влечения полов над духовным, а иногда и вовсе отрицали духовную близость, считая ее пережитком буржуазной морали.
Вспоминает историк Виктор Серж.
«Комиссиям партийного контроля, перегруженным мелкими де-лишками об аморалке, пришлось разбираться с целой эпидемией кол-лективных изнасилований. Без сомнения, сексуальность, на долгое время отодвинутая революционным аскетизмом, а затем лишениями и голодом, снова начинала свой неудержимый натиск в обществе, оставшемся без пищи духовной. Два дела рассматривались в Доме студентов на улице Желябова (бывшей гостинице "Медведь"). В один вечер две дружеских вечеринки в двух разных комнатах завершились одинаково: пьяные молодые самцы пускали девушку по кругу. Я был в этом общежитии с санитарной комиссией. В комнатах, почти лишенных мебели, царила ужасающая нищета. На оконных задвижках сохло тряпье. На полу стояли примусы и жестяные тазы, книги были раскиданы по углам  вместе со стоптанной обувью. На металлические кровати, чаще всего без пружинной сетки, клали доски, а сверху – матрацы. Если и имелись простыни – то серые от грязи. В большой комнате, всю обстановку которой составлял брошенный на пол матрац, мы обнаружили трех спящих молодых людей и между ними – девушку. Нищета порождала свальный грех. Книги, вроде написанных Александрой Коллонтай, проповедовали наивную теорию свободной любви. Ребяческий материализм сводил половую потребность к чисто животному содержанию. Заняться любовью – словно выпить стакан воды, чтобы почувствовать облегчение. Более образованная университетская молодежь обсуждала теорию Енчмена (разгромленную Бухариным) об исчезновении морали в будущем коммунистическом обществе…».
Во время начавшихся в середине 20-х годов судебных делах по случаям изнасилования стали выясняться множество нелицеприятных фактов. Оказывается, в среде комсомольской молодежи приобрели популярность так называемые «вечерки», на которых молодые люди «пробовали» девушек. Подобные «мероприятия» обычно проводились в помещении комитета комсомола, куда молодежь была обязана приходить на учебу о классовой борьбе, гегемонии пролетариата, для ознакомления с трудами Маркса, Энгельса, Ленина. После занятий комсомольский лидер предоставлял парням право выбирать партнершу среди пришедших на собрание комсомолок. Все знали, что секретарь ячейки мог, при желании, покуситься сразу на нескольких понравившихся девушек. «Пробы» проходили то по очереди, то массово, без всякого стеснения перед товарищами. Вместе с тем выявились случаи самоубийства среди комсомолок, однако обвинить в этом комсомольских работников и членов комячеек не смогли, или не захотели. Особое любопытство представляет труд Ивана Солоневича «Тяжкий вопрос о науке», в котором известный русский публицист, ставший эмигрантом, описывает события тех лет, исходя из личного журналистского опыта:
«Осенью, кажется, 1932 года я в качестве репортера  попал на Сормовский завод – старый гигант индустрии около Нижнего Новгорода. Репортерское ремесло в СССР – унылое и стандартизированное ремесло. Человек обязан писать о том, чему приказано быть, в природе не существует, обязан выдумывать. То, что существует в реальности, никакую редакцию не интересует, и интересовать не имеет права. Жизнь обязана укладываться в схему генеральной линии. Я с блокнотом и фотоаппаратом скучно бродил по гигантской территории Сормовского завода, пока в его парадных воротах не наткнулся на целую серию «черных досок» - «досок позора», на которых наносят имена всякого отдельного элемента веселой социалистической стройки. Не преступного, а только отсталого – для преступного есть и другие места. На досках красовалось около ста имен. На доски я взглянул случайно: кому интересны имена опоздавших на работу, не выполнивших нормы, удравших от общественной нагрузки? Но случайный взгляд обнаружил целое «общественное явление». Почти в одной и той же редакции, одна за другой, шли записи такого содержания: «Комсомолец Иван Иванов женился, старается возможно больше заработать, бросил общественную работу, исключен из комсомола как мещанский элемент». Иногда редакция записи говорила чуть-чуть иначе: «Комсомолец Иванов «повышает квалификацию», но для заработка, а не для социализма». Словом – на досках  было около сотни комсомольцев, из-за женитьбы ушедших из комсомола. Я направился в комсомольский комитет: в чем тут дело? В комсомольском комитете мне ответили раздраженно и туманно: черт их знает, что с ребятами делается: у попа женятся, пойдите в женотдел, это по ихнему ведомству, женотдел прямо на стенку лезет… Я пошел в женотдел…Меня как «представителя московской прессы» обступила дюжина комсомольских и партийных активисток. Часть из них относилась к типу партийной самки, который был увековечен соответствующими скульптурными произведениями во Дворце труда. Другую я отнес к числу заблудших душ – не вполне невинных жертв социалистического общественного темперамента. Всем им хотелось излить свои наболевшие души. Они и излили: одни жалобно, другие озлобленно. Фактическую сторону дела обе части рисовали, впрочем, одинаково. Фактическая сторона дела заключалась в том, что заводская молодежь ни с того ни с сего вдруг начала жениться. Это бы  еще полбеды. Настоящая беда заключалась в том, что на комсомолках жениться не хотел никто. Им-де, ребятам, нужны жены, а не «орательницы» - в русском языке есть глагол «орать», имеющий случайное лингвистическое родство с термином «оратор». Им нужны хозяйки дома, а не партийные шлюхи – последнее существительное в разных редакциях передавалось по-разному. Они, ребята, вообще хотят иметь семью. Как у людей. Без развода и всяких таких вещей. И поэтому женятся не в загсе, а у попа: так все-таки вернее. Потом они хотят побольше заработать, учатся, посещают курсы, повышают квалификацию, но на собрания не ходят, и социалистическая стройка их не интересует никак. В соответствии с советской идеологией, фразеологией и прочими вещами женские души из сормовского женотдела выражались витиевато и казенно. Слушатель, не убеленный достаточным советским опытом, мог бы и в самом деле предположить, что интересы социалистической стройки стоят у женотдела на самом первом месте. Но, во-первых, партийный комитет никакой угрозы интересам этой стройки не отметил, и, во-вторых, сквозь казенные ламентации о планах, собраниях, мещанстве и прочем нет-нет, да и прорывались свои собственные, неказенные слова:
«А нашим-то девкам – куда деваться, вот так век в комсомолках и ходить? Они, сволочи, от комсомолок носы  воротят, словно мы какие зачумленные. Им такую подавай, чтобы борщ умела варить, а что она политически безграмотная, так им что? В мещанство ударились, чтоб его жену никто и тиснуть не смел».
Несколько позже председательница женотдела, тип застарелой орлеанской девственницы, говорила мне полуконфиденциальным тоном: «Комсомолки наши  ревмя ревут, почитай, ни одна замуж не вышла, конечно, несознательность, а все-таки обидно им. Эти сто, что на черных досках, - это только показательные, только для примеру, у нас весь молодняк такой же. Совсем по старому режиму пошли. Попа мы арестовали – не помогает: в Нижний жениться ездиют. Вы об этом, товарищ Солоневич, уж обязательно напишите». Я обещал написать – писать обо всем этом нельзя было, конечно, ни слова. На своих спортивных площадках я поговорил с ребятами. Ребята усмехались и зубоскалили: просчитались наши орательницы, кому они нужны! «Я, товарищ Солоневич, скажу вам прямо: я на бабе женюсь, а не на партии… Вот тут один наш дурак на комсомолке женился: дома грязь, пуговицу пришить некому, жену щупают кому не лень, ежели дети пойдут, так это еще не сказано, чьи они». Словом, разговоры носили ярко выраженный мелкобуржуазный характер. И я понял: социалистическая игра в России проиграна. В семейном вопросе коммунизм сдал свои позиции первым: с вот этакими комсомольцами справиться было нельзя. Да и солдаты были нужны: без семьи – какие солдаты. Так, несколько позже, коммунизм отступил и на церковном фронте. Но прорыв на семейном фронте был первым решающим прорывом: комсомолец попер жениться, комсомолец стал строить семью – и тут уж все остальное, быстро или медленно – это другой вопрос, пойдет истинно старорежимными путями: семья, забота, собственность – словом, «старый режим».         
Но до начала 30-х годов, до времени, когда комсомольцы, досыта натешившись с доступными комсомолками, решили брать в жены обычных девчат, прошло не десятилетие, а целая эпоха циничного разврата. Закрепленного, между прочим, в  первом Уставе комсомола!
Как известно, 29 октября 1918 года в Москве прошел первый съезд союзов рабочей и крестьянской молодежи, на котором было принято решение о создании Российского Коммунистического Союза Молодежи. Официальная история последующих лет деятельности комсомола выглядит так. В июле 1924 года РКСМ было присвоено имя В.И.Ленина, РКСМ стал Российским Ленинским коммунистическим союзом молодежи (РЛКСМ). В связи с образованием Союза ССР в 1922 году комсомол в марте 1926 года был переименован во Всесоюзный Ленинский коммунистический союз молодежи (ВЛКСМ). Главной задачей ВЛКСМ является помогать партии воспитывать юношей и девушек на великих идеях марксизма-ленинизма.
И вот появляется первый Устав РКСМ, где имелся пункт следующего содержания: «Каждая комсомолка обязана отдаться любому комсомольцу по первому требованию, если он регулярно платит членские взносы и занимается общественной работой».
Положение действовало до 1929 года, когда была принята вторая редакция Устава. Параграф о соитии изъяли.
Сразу же после создания РКСМ, для знакомства с новой организацией в столицу были посланы инициаторы с мест. По их возвращении во всех школах, на заводах и фабриках городов проходят митинги по созданию комсомольских ячеек. Губкомовцы, проводя в жизнь политику новой организации, вовсю выдавали постановления о том, что каждый комсомолец или рабфаковец имеет право реализовать свое половое влечение, а комсомолка или рабфаковка должна его удовлетворять по первому же требованию. В противном случае она лишалась звания комсомолки и пролетарской студентки. Но в адрес комсомольских вожаков стали поступать жалобы от сексуально озабоченных товарищей, которым девочки-комсомолки не пожелали отдаться. Нарушительниц правил комсомольской этики и новой коммунистической морали осуждали и карали на шумных комсомольских собраниях. Однако многие комсомолки приводили в ответ  слова большевички А.Коллонтай: «женщина теперь сама может выбирать себе мужчину», и парировали, что если мужчины будут принуждать их к соитию, то они выйдут из комсомола. Однако смелых, готовых дать отпор было не так уж много. В результате, когда все без исключения комсомольцы и коммунисты были уверены, что у них есть права на удовлетворения своих потребностей, в стране назрела новая проблема: что делать с детьми, рожденными от свального блуда свободной любви. Дети, которых матери не хотели кормить, пополняли детские дома, становились беспризорниками. Зачатые в жутких условиях, в процессе насилия, никогда не знавшие родительской заботы, они росли и вливались в ряды преступного мира.
Сильный удар по семье нанесла и пропаганда жизни в бытовых коммунах. После введения в 1927 году в Советском Союзе непрерывной рабочей недели со скользящими выходными (как правило, не совпадавшими у разных членов семьи). Было заявлено о полном обобществ-лении быта.
«На строительстве Сталинградского тракторного завода стал реализовываться проект семейной коммуны. Коммунары должны были спать по шесть человек в комнате, мужчины и женщины отдельно. На две шестиместные комнаты полагался один двуспальный номер, куда пара могла удалиться в согласованное с коллективом время.  Однако если один из супругов получал на работе взыскание, либо плохо относился к своим комсомольским обязанностям, трудовой коллектив имел полное право лишить его близости с женой на сутки, трое, или даже на месяц».
Понятно, что долго такой разврат в стране, которая «семимильными шагами» двигалась к построению коммунизма, продолжаться не мог. В начале 30-х годов началась кампания по деэротизации советского общества. Заведующая женотделом ЦК ВКП(б) П.Виноградская выдвинула новый тезис: «Излишнее внимание к вопросам пола может ослабить боеспособность пролетарских масс».
Новой нормой жизни стали истории, подобные той, что произошла в марте 1935 года на фабрике «Красный треугольник». Бюро ВЛКСМ исключило из комсомола молодого слесаря за то, что он «гулял одновременно с двумя девушками». Добрачные половые контакты окончательно перешли в разряд проявлений «нездорового капиталистического образа жизни».
После короткого периода послеоктябрьского сексуального либерализма советская власть перешла к практике репрессий и практически уничтожила сексуальную культуру.








Глава 14.
ХРОНОЛОГИЯ МИРНОЙ ЖИЗНИ В СССР
           
                                       «Так тут уж нельзя так перпендикулярно понимать:
                      мы вас не тронем, вы нас не  трожьте». 
                                                                                                (В.С.Черномырдин)
                                                                                                                                             
Желающих вернуться назад в СССР все еще много. Поэтому я лишь слегка затрону только одну сторону из той нашей прошлой жизни,  когда бабки на лавочках кивали головами: «Главное, чтобы не было войны!». А по радио песни пели: «Хотят ли русские войны?». На 26 съезде КПСС в 1981 году Леонид Ильич в своем докладе сказал: «Наша армия мира является оплотом мира во всем мире когда наша армия мира находится во всем мире дело мира торжествует мирно". Вот хронология «мирной» жизни СССР в подтверждение этого тезиса. Советские военнослужащие участвовали в таких боевых действиях:
1918 – 1922 г.г.  – Гражданская война.
1918-1921 г.г. – подавление Тамбовского восстания крестьян.
1919 – 1921 г.г. – Советско-Польская война.
1921 г. – подавление Кронштадского мятежа матросов Балтики.
1929 г. – Советско-Китайский военный конфликт.
1936-1939 г.г. – участие в гражданской войне в Испании.
29 июля – 9 августа 1939 г. – Боевые действия у озера Хасан.
1939 г. – боевые действия у реки Халхин-Гол.
1939 г. – «освободительные» походы в Западную Украину и Белоруссию.
30.11.1939 – 12.03.1940 г. – Советско-Финляндская война.
1940г. – ввод войск Красной Армии в Бессарабию, Литву, Эстонию, Латвию.
1941 – 1945 – Великая Отечественная война.
Август 1941 г. – ввод войск Красной Армии в Иран.
1945 г. – война с Японией.
1946-1950 г.г. – участие в гражданской войне в Китае.
Июнь 1950 – июль 1953 г.г. – участие в боях в Северной Корее.
1960 – 1963 г.г.; август 1964 – ноябрь 1968; ноябрь 1969 – декабрь 1970  – участие в боевых действиях в Лаосе.
1956г. – подавление восстания в Венгрии.
1962 – 1964 г.г. – Карибский кризис.
1962 – 1964 г.г. – Алжир.
18 октября 1962 – 1 апреля 1963; 1 октября 1969 – 16 июня 1972; 5 октября 1973 – 1 апреля 1974 г.г. – Египет.
18 октября 1962 – 1 апреля 1963 г.г. – Йемен.
1 июля 1965 – 31 декабря 1974 г.г. – Вьетнам.
Июнь 1967 г.; октябрь 1973 г.  – Сирия.
1968 г. – ввод войск в Чехословакию
1969 г. – пограничные конфликты на Дальнем востоке и в Казахстане.
Апрель - декабрь 1970 г. – Камбоджа.
1987 г. – Чадско-Ливийский конфликт.
 1972 – 1973 г.г. – Бангладеш.
1975 – 1979 г.г. – Ангола.
1967 – 1969 г.г.;  1975 – 1979 г.г.; 1984 – 1987 г.г.   – Мозамбик.
1977 – 1979 г.г. – Эфиопия.
1978 – 1991 г.г. – Афганистан.
1980 – 1990 г.г. – Никарагуа.
1980 – 1982 г.г. – участие в войне между Ираком и Ираном.
1982г. – боевые действия в Сирии и Ливане.
1989 – 1991 г.г. – конфликт в Югославии.
Советская власть увлекалась войной и вкладывала в это дело громадные средства. А еще необходимо было поддерживать финансами  дармоедов мирового коммунистического и антиколониального движения. Даже в те редкие промежутки, когда не было войны, Советская Армия давала поводы для беспокойства. Иногда курьезные.
4 июля 1989 года радиостанции всего мира (кроме Советского Союза) передавали срочные сообщения о вторжении советского сверхзвукового истребителя в воздушное пространство Германии и Бельгии. А произошло вот что. Военный летчик полковник Н.Е.Скуридин служил в Северной группе войск. Авиадивизия, в которой он занимал высокую должность начальника политотдела, располагалась на территории Польши неподалеку от города Колобжег. В этот день полковник Скуридин, выполняя учебный полет на сверхзвуковом истребителе МиГ-23, при наборе высоты на 41 секунде полета почувствовал сильный удар в фюзеляж (впоследствии было высказано предположение, что при взлете произошло столкновение с птицей). Скуридин отвернул самолет от города в сторону моря и катапультировался. Прежде чем приземлиться, он увидел, что  истребитель пересек береговую полосу и затерялся на фоне голубых волн.  Локаторщики выдали информацию о потере объекта где-то в районе прибрежных вод. Вылетевшая вслед МиГу пара истребителей его не обнаружила. Командование успокоилось, рассудив, что серьезное летное происшествие закончилось благополучно – без человеческих жертв. В том, что МиГ-23 упал в море, никто не сомневался. А между тем оставшийся без летчика самолет, подчиняясь командам автопилота, пересек границу Польши и появился над Германией. Немецкие станции ПВО засекли нарушителя, в воздух поднялись германские истребители. Но нарушитель, не подчиняясь командам о снижении и вынужденной посадке, продолжал полет. Когда истребители приблизились к МиГу, немецких пилотов охватил шок: кабина пилота была пуста. На земле не сразу поверили сообщениям летчиков, а потом вообще растерялись и не знали, что предпринять. Возникло предположение, что самолет начинен каким-то новым секретным зарядом. Пока думали, что делать, сопровождаемый немцами истребитель пересек границу Бельгии. Сам Скуридин за это время успел побывать в госпитале, сделать рентгеновские снимки, так как ушибся при спуске на парашюте, и появился в штабе.  И тут радиостанции "из-за бугра" передают, что советский МиГ-23 бортовой номер 29, израсходовав горючее, благополучно приземлился в окрестностях Брюсселя. При этом самолет разрушил забор одного из домов, крылом разбил веранду, на которой, к несчастью, находился юноша, который погиб. Вот уж судьба! Погибнуть в авиакатастрофе, сидя на веранде! Слушая это сообщение, политрук Скуридин и другие офицеры штаба испытали настоящий шок. Спустя несколько дней после случившегося чтобы загладить инцидент в Бельгии побывала группа представителей министерства обороны.
Оказывается, это не единичный курьезный случай в истории авиации. Вот что написано по этому поводу в различных изданиях
«На заре развития авиации в начале ХХ века ставилось множество летных рекордов. В те времена Франция была самой передовой державой в области развития авиации, а французские летчики соревновались, кто первым перелетит через пролив Ла-Манш.
Летчик Анри Дюран и его супруга Эдит Дюран двумя самолетами вылетели с французского побережья в сторону Англии. Когда оба аэроплана набрали достаточную высоту, у Эдит забарахлил мотор, а затем окончательно заглох. Анри знаками приказал супруге прыгать с парашютом, что она немедленно и сделала. Своим весом летчица уравновешивала находившийся в носу мотор. Теперь же центровка нарушилась, и самолет еще круче пошел вниз. Но за счет аэродинамического напора его винт начал раскручиваться и мотор, у которого по всей вероятности образовалась воздушная пробка в карбюраторе, снова заработал. Аэроплан выровнялся и стал быстро набирать высоту. Но Анри этого не видел, так как наблюдал за приземлением парашюта и одновременно выбирал площадку для посадки. Тем временем покинутый самолет пересек пролив, углубился на территорию Британии и совершил падение на ухоженный парк какого-то английского аристократа. Этот факт был зафиксирован журналистами.
Другой случай произошел во время Великой Отечественной войны. Летчик Алексей Шевцов на самолете У-2 вылетел с грузом боеприпасов в партизанский отряд в Брянских лесах. На партизанский «аэродром» летчик вышел точно и уже собирался совершить разворот, чтобы садиться против ветра, как самолет вдруг угодил в воздушную яму. Его основательно тряхнуло и при этом отказало управление. Самолет летел по прямой, неумолимо приближаясь к территории, занятой немцами. Алексей выпрыгнул с парашютом и после приземления двинулся в сторону отряда. И вдруг через несколько минут он услышал знакомый рокот двигателя, а взглянув вверх, остолбенел: прямо над головой, почти касаясь верхушек деревьев, летел его самолет, неизвестно каким образом развернувшийся обратно. А в отряде тем временем гадали, куда делся только что пролетевший над их головами самолет, показавший покачиванием крыльев, что он видит костры. И вдруг послышался рокот двигателя. Только самолет летел как-то странно – очень низко и прямо над полосой. Почти долетев до ее середины, вдруг выключился двигатель, самолет резко клюнул носом и пошел на посадку. Проскочив почти всю полосу, самолет грубо ударился колесами о землю, подпрыгнул и покатился прямо на  кустарник, в который и врубился с жутким треском. Больше всего подбежавших партизан ошеломило то, что в кабине не было пилота.
А вот что рассказал известный советский певец Эдуард Хиль в интервью изданию «Бульвар Гордона» № 29-2012 г.
«Это произошло в 64-м в Колумбии. Мы вылетали из Картахены - курортного городка типа Сочи, на «Дугласе», и вдруг я увидел, что пилоты, которые находились в кабине, выбежали оттуда, вместе со стюардессой помчались в конец салона и заперлись в туалете. Я в кабину заглянул – никого! Самолет на автопилоте летит, а они из туалета кричат: «Кто «Отче наш» знает, читайте!». Я смотрю – в одном из двигателей задымление… Слава Богу, какие-то люди зашли в кабину и посадили-таки самолет, причем благополучно, а над Кордильерами – это вам не где-нибудь! Это оказались французские летчики, оказавшиеся пассажирами  этого рейса».
Еще один штрих к «мирному портрету». В августе 1945 года американцы сбросили 2 атомные бомбы на Японию. В советской печати появилось заявление: «Мы, Всесоюзная Коммунистическая Партия Большевиков, резко осуждаем применение атомного оружия США против беззащитного населения…».
Если одно государство наносит атомный удар по территории другого государства, то такую войну следует называть ядерной. В  сентябре 1945 года президент США Трумэн подписал секретный план «Дропшот», по которому в случае начала Третьей мировой войны на территорию СССР планировалось сбросить 200 атомных бомб. Это много.  В неустанной заботе о росте благосостояния советского народа с 1948 по 1998 годы с санкции ЦК КПСС Советский Союз произвел 715 ядерных взрывов на своей территории. Это уже больше, чем три войны с Америкой.  30 октября 1961 г. над Новой Землей на высоте 4000 м. была взорвана водородная бомба мощностью в 50 млн.т. тротила. Энергия этого взрыва десятикратно превышала суммарную мощность всех взрывчатых веществ, использованных всеми воюющими сторонами во Второй мировой войне, включая атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки. Ударная волна от взрыва трижды обогнула земной шар. На самом деле предполагалось взорвать бомбу в 100 мегатонн. Но планируемую мощность урезали вдвое чтобы, по словам Хрущева, «не разбить все стекла в Москве». Командир  экипажа бомбардировщика Ту-95 майор А.Е. Дурновцов вернулся на свой аэродром уже полковником и Героем Советского Союза. Известно, что в осуществлении советского Атомного проекта на его начальном этапе участвовало более 700 тысяч человек, включая большое число заключенных, которые сооружали секретные объекты. Никто из них на свободу не вышел. Из 300 ученых, участников Атомного проекта, удостоенных звания Героя Социалистического Труда, большинство умерли в молодом возрасте и  безвестности.

Глава 15.
  Я ИЗ ОДЕССЫ, ЗДРАСЬТЕ!

                                          «Ты пять в свою дуду?  Сдам в тюрьму, имей в виду!                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                        Я ж не просто балабоню,  я ж политику веду!                                                                                                                                            Только надо пользы для завлекать его, не зля –                                                                                                                                            Делать тонкие намеки  невсурьез и издаля»                                                                                                                                                                           (Л.Филатов)  
                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    
На этом я  хотел закончить книгу, но тут вспомнил Штирлица: «в разговоре запоминается последняя фраза». А поскольку эта «фраза» вышла несколько мрачноватой, то я решил поместить  историю из жизни известного актера Бориса Сичкина, которую даю с некоторыми сокращениями.
«…меня часто спрашивают, почему я,  будучи популярным артистом, который хорошо зарабатывал, имел прекрасную трехкомнатную квартиру в центре Москвы, машину и пр., уехал?
В 1971 году меня по сфабрикованному обвинению посадили в Там-бовскую тюрьму. Впоследствии меня оправдали, дело закрыли, работ-ники прокуратуры наказаны, но до этого я просидел больше года в тюрьме. Сыну в этой связи не дали поступить в консерваторию, мое имя вырезали из титров кинофильмов, меня озвучивали даже другими актерами. Короче, я понял, что страна игривая, в ней с тобой могут сделать все, что угодно. И я решил удалиться от гнутой страны на максимально возможное расстояние. Мать моей жены не уезжала, и ее надо было обеспечить жилплощадью. Оставаться одной в моей трехкомнатной квартире ей бы не разрешили. Поэтому я договорился на обмен – 2-х комнатная квартира с доплатой. Этот обмен должен был быть одобрен  на собрании правления нашего кооперативного дома.
Первым взял слово Николай Рыкунин (помните эстрадный дуэт Шуров и Рыкунин?). Он долго говорил о Родине, о неустанной заботе о каждом из нас партии  и правительства, о совершенстве социалистического строя, о том, что покинуть такую Родину и такой строй может только человек неблагодарный, у которого отсутствует совесть и т.д. Кстати сказать, в свое время Рыкунин с пеной у рта, задыхаясь от ненависти к Советской власти, рассказывал мне, что его отец до революции был помещиком под Москвой, добрым гуманным человеком, заботившемся о крестьянах, далеким от политики. Большевики его, ес-тественно расстреляли, а жену с грудным Колей сослали в Сибирь, где она просила милостыню, чтобы не умереть с голода. Выслушав речь
Рыкунина, я мягко попытался объяснить, что речи идет не о неблаго-дарном Сичкине, а о благодарной теще, которая не покидает Родину и имеет право на жилплощадь.
Тут из первого рядов встал концертмейстер Большого Театра Гуревич:
 -Я не желаю присутствовать на этом концерте Сичкина! – выкрикнул он.- Запретите ему говорить! Я, как патриот, не желаю вы-слушивать речи отщепенца и предателя Родины, пошел он на…!
-  Я не могу никуда пойти, ведь идет собрание. Вы против моей тещи, потому что она русская?
- Сичкин, идите к…матери!
 - Я уже вам сказал: я никуда не могу пойти, пока не кончится собрание. Всем известно, что громче всех кричит "держи вора!" сам вор, но работники наших органов люди умные и опытные, им ничего не стоит определить, кто патриот, а кто враг. Судя по вашему фальшивому пафосу, вы, видимо, очень виноваты перед Советской властью, но успокойтесь: советский суд – самый гуманный суд в мире, и чистосердечное признание, безусловно, смягчит вашу вину. О, совсем забыл, а во время войны какая погода была в Ташкенте? – закончил я под хохот собравшихся.
Но больше всех суетился композитор Марк Фрадкин. В отличие от Рыкунина, который выступал, так сказать, бескорыстно, просто желая подчеркнуть свои патриотизм и лояльность, Фрадкин имел конкретные виды на мою квартиру и развернул активную деятельность еще до собрания. Он обрабатывал членов правления, запугивая их тем, как может быть расценена помощь врагу народа, с именем КГБ на устах ходил по квартирам, собирал подписи жильцов против моего обмена, короче, делал все, что было в его силах, чтобы помешать. С Фрадкиным во время войны мы долгое время были в одной части, где он заслужил звание "самый жадный еврей средней полосы России". Плюшкин по сравнению с ним был мотом. Покойный Ян Френкель рассказывал мне, что однажды Фрадкин уговаривал его зайти в гости, посидеть за рюмкой у его уникального бара. Наконец он зазвал Френкеля, но при этом сказал: - Ян, в баре все есть, но чтобы его не разрушать, а это  произведение искусства – ты сам убедишься, купи бутылочку водки. Закуски навалом, но на всякий случай купи колбаски, если хочешь, сыра, ну, рыбки какой-нибудь и возьми батон. В результате они сели у бара, выпили водку Френкеля, закусили его продуктами, а Фрадкин даже чая не предложил. В свое время Фрадкин мечтал попасть к нам в коопера-
тив по причине хорошего района и того, что он был дешевле. Но собрание было категорически против, мотивируя тем, что Фрадкин не артист эстрады, богат и может купить квартиру в любом другом кооперативе. Когда жена Фрадкина со слезами на глазах умоляла меня помочь им, я не смог отказать и уговорил правление проголосовать за Фрадкина. Позже история повторилась с их дочерью Женей, которая тоже хотела жить в нашем доме. Оба раза члены правления говорили, что они голосовали не за Фрадкина, а за меня.
Но возвращаюсь к собранию. Фрадкин его закончил, коротко и по-деловому резюмировав: - Товарищи, нам надо решить вопрос об обмене Сичкина в связи с тем, что он бросает нашу Родину, плюет на все то, что сделала для него эта страна и хочет выгодно переметнуться на Запад. Нас он просит в этом ему помочь. Давайте голосовать.
Почти все русские, включая членов партии, проголосовали за меня, а все евреи, которых было большинство, против. В результате тещу выгнали из квартиры, а я получил огромное моральное удовлетворение – еду правильно.
23 мая 1979 года мы прибыли в аэропорт "Шереметьево", откуда должны были вылететь в Вену. По дороге в аэропорт мы проехали мимо огромного плаката с изображением Ленина в кепке, с прищуренными глазами и поднятой в приветствии рукой: "Верным путем идете, товарищи!".  А в самом "Шереметьеве" нас встретил транспарант "Отчизну я славлю, которая есть, но трижды, которая будет!".
Первое, что я сделал в Вене, это отправил вызов Фрадкину и в придачу к нему письмо следующего содержания:
«Дорогой Марик! Все в порядке, вся наша мишпуха уже в Вене, все удалось провести, и твое тоже. Как ты правильно сказал, таможенники такие же тупые, как вся вонючая советская власть и бигуди осмотреть не догадаются. Так и вышло, только у Симы очень болит шея, все-таки каждый весил три кило. Пусть Рая до отъезда тренирует шею, у тебя шея, конечно, покрепче, но ты ж в бигудях не поедешь. Как нам сказали, в Америке иконы сейчас идут слабо, а ты знаешь, израильтяне из голландского посольства совсем обнаглели и хотят за провоз 20 процентов. Марк, вот прошло, казалось бы, всего несколько дней, а мы уже очень соскучились. Все со слезами на глазах вспоминают твое последнее напутствие: «Я рад и счастлив за вас, что вы покидаете эту омерзительную страну, кошмарное наследие двух мерзких карликов: картавого сифилитика Ленина и рябого параноика Сталина. Дай вам Бог!».  А как мы смеялись на проводах, когда ты сказал, что был и остаешься убеж-
денным сионистом, а все твои якобы русские песни на самом деле основаны на еврейском фольклоре, сел за рояль, начал их одним пальцем наигрывать и объяснять, из какого синагогиального кадиша они взяты. Короче, ждем тебя  и Раю с нетерпением, дай Бог, уже скоро. Крепко обнимаем, целуем. Арон, Пиля, Сима, Двойра и Ревека».
Как мне впоследствии сообщил конферансье Борис Брунов, Фрадкин тут же побежал в КГБ и начал клясться, что у него нет икон и ва-люты, и он никуда не собирается ехать. Там (уже второй раз) про-читали письмо и, пытаясь сохранить серьезное выражение лица, по-советовали успокоиться, его никто ни в чем не обвиняет, многие по-лучают вызовы, и если он не собирается выезжать, ему не о чем вол-новаться. Фрадкин, тем не менее, был в панике. Жена Рая на нервной почве начала курить. Второй вызов и письмо, но уже на адрес домо-управления "Для Фрадкина" и от другого лица я послал из Италии. А третье, на адрес Союза композиторов РСФСР Родиону Щедрину "Для Фрадкина" из Нью-Йорка. Второе письмо такого содержания:
«Привет, Марик! Сразу по делу: твою капусту и рыжье получил, но с летчиками больше в долю не падай – они засветились. Канай в Севастополь, свяжись с кентами и попробуй зафузить моряков атомных подводных лодок. Как договаривались, я откусил три косых, остальное твое тебя ждет. Антиквар превращай в зелень, его не втырить и могут закнокать. Вообще, ходи на цирлах, подальше от катрана, шныров и козырных – тебе сейчас самое время лепить темнуху. Учти, телефон прослушивается – ботай по фене. Слыхал парашу, как ты вертухаям туфту впаривал – все правильно, пока не откинешься, хиляй за патриота. Вся маза тебя ждет, на любой малине будешь первым человеком, братва мечтает послушать в твоем исполнении песни Шаинского. Поменьше пей и чифири, а то, что Рая шмалит дурь, не страшно – главное, чтобы не села на иглу. Бывай, до встречи, Валера».
Фрадкин потерял сон, не помогали снотворные, снова побежал в КГБ, потом в домоуправление, ходил по квартирам, бился в судорогах и кричал, что он не имеет к этому никакого отношения, а все это провокации Сичкина. Рая курила одну за одной и дошла до 4-х пачек в день. В КГБ хохотали до слез и с нетерпением ожидали следующего письма и очередного визита идиота. Письмо третье:
«Здравствуй, дорогой Марк! Прости, что так долго не писали, но сначала хотели получить товар, чтобы ты был спокоен. Слава Богу, все ОК, все контейнеры прибыли, с аргентинцами рассчитались, так что ты уже в порядке: даже за один контейнер Рая сможет открыть массажный
салон, а блядей среди иммигрантов навалом. Вообще, если ты сможешь переправить хотя бы 25 процентов своего состояния, то до конца жизни здесь будешь купаться в золоте. Если ты еще не обрезан, то здесь можно устроить за большие деньги: все иммигранты придут посмотреть на об-резание композитора Марка Фрадкина. Свою коллекцию порнографии не вези, здесь этого добра полно, оставь Жене. Да, и скажи ей, чтобы хотя бы до вашего отъезда перестала фарцевать – береженого Бог бережет. Марик, мой тебе совет: пока ты в Союзе, учи нотную грамоту и хотя бы чуть-чуть гармонию – там ты можешь напеть мелодию, и "негр" ее тебе записывает, а здесь негров много, но все они такие грамотные, как ты. У нас все хорошо: молодые получают вэлфер, старые – пенсию, а бизнесы на кеш. Английский можешь не учить, он здесь не нужен: на Брайтоне все на русско-еврейском жаргоне с одесским акцентом, а то, что у тебя первый язык идиш – огромный плюс. Тебя все помнят и ждут, а твою знаменитую шутку: "Если бы Фаня Каплан закончила курсы Ворошиловского стрелка, мы намного раньше избавились бы от этого картавого фантаста», - здешние артисты читают со сцены. С нетерпением ждем встречи, зай гезунд апдетер Мотл Фрадкин! Целуем Наум, Фира, Бася, Абрам и тетя Рахиль! P.S. Будете ехать, пусть Рая не глотает камни – Соня так и не просралась…»
And you still want to go back to the USSR













СОДЕРЖАНИЕ

          ГЛАВА 1. ЗАПОРОЖСКИЕ  БАЙКИ ………………………..4
          1.Варяжский  гость………………………………………………..4
          2.С волками жить ………………………………………………....6               
          3."Оборотень» в  погонах ….……………………………………..6
          4. Жалоба…………………………………………………………..7
          5. Летние  каникулы………………………………………………8
6. Стеснительный  сосед……………………………………...…10
           7. Обнаружен враг природы и елки-палки……………………..10
           8. Безответственный секретарь………………………………....13
           9. Дважды еврей Советского Союза……………………………14
         10. Вор должен сидеть в тюрьме…………………………………16
         11. Чайная церемония…………………………………………..…17
          12. Пари……………………………………………………………18
          13. Ужин без свечей………………………………………………19
          14. Читайте классику…………………………………………..…20
          15. Хижина дяди Толи……………………………………………24

ГЛАВА 2. ИСКУССТВО И ВЛАСТЬ…………………………26
1. Темные пятна на светлом будущем…………………………..27
2. А.В.Луначарский………………………………………………28
3. А.С.Бубнов…………………………………………………..…28
4. П.А.Тюркин…………………………………………………….29
5. В.П.Потемкин……………………………………………….….30
6. Там бубна звон………………………………………………....32
7. Кантата………………………………………………………….33
8. Ленин о соратниках и творцах………………………………...34
9. Про оперу………………………………………………………..37
10. О балете……………………………………………….……….41
11. Болт………………………………………………………….…42

ГЛАВА 3.  ВОЖДИ……………………………………………....44
1. О Сталине…………………………………………………….…44
2. О Брежневе…………………………………………………..….50
3. Стихо-ТВОРЕНИЕ………………………………….………….52
4. О Хрущеве……………………………………………..………..65

 5. Награды и шпионы……………………………………………76
           6. На дубу зеленом, да над тем простором два сокола ясных                                                               вели  разговоры…………………  ………………….………81

           ГЛАВА 4. ГЕРОИ И ИСКУССТВО…………………………..83
             1. Липовая аллея славы………………………………..……….83
              2. Освобождение…………………………………..…………...90
    
ГЛАВА 5. ЗАМЕТКИ ИЗ АРХИВОВ…………………………95
             1. Приказ № 27……………………………………………….…95
             2. Из докладов особому районному совещанию………......…95
             3. Из доклада Бердянскому ревкому……………………….…96
             4. Из докладных записок……………………………………….96
             5. Распоряжение исполкома г. Александровска………………97
             6. Из Постановления ВЦИК о закрытии еврейских общин….97
             7. Из протокола заседания Мелитопольского ревкома………98
             8. Из доклада Совнаркому…………………………………..…98
             9. Очень приятно, царь!..............................................................98
            10. Клизма контрреволюции……………………………………99
                           
          ГЛАВА 6. ИЗ ПРЕССЫ-онизмы………………….……….…102
           1. Пресса сообщает……………………………………………...102
           2. Музей фактов……………………………………………..….108
           3. Мистика……………………………………………………….111

 
           ГЛАВА 7. ТУТТИ-ФРУТТИ ……………………….………..112
1. Вывески……………………………………………………..…112     
2. Объявления…………………………………………………....114
3. Из характеристик, справок……………………………………128

ГЛАВА 8. ЧЕМУ НАС УЧАТ СЕМЬЯ И ШКОЛА……..…133
 1. Из школьных сочинений………………………………….…133
 2. Опрос……………………………………………………..…..140


           ГЛАВА 9. ШО НАМ СТОИТЬ, КОММУНИЗЬМ
                                ПОСТРОИТЬ……………………………………151
          1. Свидетельствует Г. Исецкий………………………..………152
          2. Строители коммунизма   ………………………………....…155
          3. Объяснительная записка……………………………………156
          4. И таки кое-что построили. Для себя……………………….157

          ГЛАВА 10. МОСКОВСКИЕ БАЙКИ……………………….158
          1. Про легендарный дом на набережной…………………..….158
2. Про Богословского…………………………………….…….159

           ГЛАВА 11. МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ, А
           ТАКЖЕ О ПОЛЬЗЕ ДИЕТИЧЕКСКОГО ПИТАНИЯ….171
          1. Воспоминания о будущем……………...……………………171
          2. Просчет метеорологов………………………………….……171
          3. Таинственная находка……………………………………..…171
          4. А пока ученые будущего спорили…………………….….…172

          ГЛАВА 12. С КЕМ ХЛЕБ-СОЛЬ ВОДИШЬ, НА
          ТОГО И  ПОХОДИШЬ……………………………….………176            1.Бармалей……………………………………………………….176
2. Заповедник непуганых коммунистов…………………….…187
3. Ассоциации……………………………………………………194
4. Хохдойч в єдиній Європейській хаті……………………..…198

  ГЛАВА 13. ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН,
   ПРЕДОХРАНЯЙТЕСЬ!  ……………………………….….…201

  ГЛАВА 14. ХРОНОЛОГИЯ МИРНОЙ ЖИЗНИ В СССР…214
      
          ГЛАВА 15. Я ИЗ ОДЕССЫ, ЗДРАСЬТЕ !  …..…..…………. 218




М.А.Войтович родился в 1946 году в Запорожье. До службы в армии работал фрезеровщиком и одновременно учился в вечерней школе рабочей молодежи, которую окончил с медалью в 1965 году. После службы в армии учился на вечернем отделении Запорожского машиностроительного института им. В.Я.Чубаря и одновременно работал на кафедре «Детали машин» этого же института инженером по научно-иссле­довательским работам. В 1974 году поступил на службу в органы внутрен­них дел, где проработал на различных должностях в службах Госавтоинспек­ции и уголовного розыска до выхода на пенсию. Во время работы в милиции неоднократно выступал со статьями на страницах областных газет и радио, вел телевизионные программы «02».







Комментариев нет:

Отправить комментарий