Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

пятница, 20 декабря 2013 г.

Поэты среди нас: Валерий Целинский




Стихотворение впервые было прочитано автором на презентации нового стенда погибшим сотрудникам запорожской милиции в музее ГУМВД 12.12.2013г.

Памяти погибших сотрудников милиции

Мы помним вас…
Как вы ушли в рассвет…
Но дня для вас уже не оказалось.
И ищем мы себе ответ  -
Не подвели ли вас всем тем,
что ныне сталось?

Не думая, что можно еще жить,
На пули шли, чтоб остальные жили.
Чернобыль вы пытались заслонить,
Афганом честь и славу заслужили.

Вот перед нами обелиск стоит,
Гранитом ваши души прикрывая.
Здесь боль утрат пронзительно звенит
У каждого в сердцах не замолкая…

И слепнет солнце в золоте имен,
Что на граните в вечность записали.
Мы будем помнить Вас, пока живем.
Пока сердца стучать не перестали!
Декабрь 2013 г.



Биографический этюд

Опускал я звезду
Осторожно секстаном
На теряющий линию
Вечерний морской горизонт.


Все сложилось не так –
Я не стал капитаном,
Но любовь свою к морю
Сквозь годы пронес.

Так сложилась судьба,
Стал я опером
С флотской закалкой
И не раз попадал в жосткий шторм на земле.

Когда пули свистели,
Как норд,
Разгулявшийся в вантах,
Прижимая все тело к холодной земле.

Но немножечко жаль
Что прошли без меня те швартовки,
Когда боль и восторг
После тысячи миль и штормов


И для встречи с любимой
Пропали всех слов заготовки
От открывшихся прямо по курсу
Родных берегов!

Мы все ближе подходим по фарватеру
К точке подсчета,
И уже тяжелей разглядеть горизонт.
Возраст – времени бег
И его же работа.
И все ниже спускается
Черный навязчивый зонт.

И уже не приносит
Той радости водка.
Да и ночи длиннее
Уходящего дня…
Только все же
Спасибо тебе мореходка,
Что на мачты «Товарища»
Поднимала меня!

12.03.2013


Сон

Задуть огонь
Волной печали
И в наступившей темноте
Умчаться мыслями
в скрижали,
Где детство улыбалось мне.
Пройти босому
по пригорку
И, как в цветистом
детском сне,
Дать корку хлеба
жеребенку
И улыбнуться тишине.
Взять в руки тихо
Одуванчик
И выдуть
парашютов сонм.
Проснувшись
Чувствуя, ты мальчик…
Но … к сожалению,
Это сон…

Пянтковскому А.Г. - 70

Пишу я для Вас, генерал, эти строки
И грусть наполняет меня.
Уже далеко эти наши дороги,
Но мы их прошли не зря!
И все вспоминается…
Ночь и тревоги…
Раскрытий удача и боль…
Вот только уходят года-недотроги,
Их уж раскрывает другой…
Вы помните боль тех афганских арыков,
Когда не текла в них вода.
И запах земли, что снарядами взрыта,
Останется с Вами всегда!
Вертушка упала на камни Афгана,
А орден нашел Вас потом.
И от лейтенанта и до генерала
Вы славным прошли путем.
Но а теперь у нас  такой расклад:
Над временем, увы, никто не властен.
Иные обмануть его хотят,
Но в этой схватке победитель ясен.
Но нам не нужно время побеждать,
А просто надобно в него вписаться,
На всю катушку жить и наслаждаться,
Чтоб кайф от этой жизни получать!

2 февраля 2013 г.



***
Черная дорога… Талая вода…
Утренник ружейный… Пепельник костра…
На лесной поляне
Бьют тетерева.
И заря повисла
Где-то у бугра.
Замочила ноги
Белые в воде
Робкая березка,
Радуясь весне…

Из курсантского флотского

Море… Пальмы… Сплошная экзотика!
Вихри… Штормы… Огни на клотиках.
Дальних звезд мерцающий свет.
Мы променяли уютную логику
На тревогу курсантских лент…
Мы променяли молодость теплую,
Дом, где росли, и спокойный уют
На штормовых дорог романтику,
Где маяки нас сквозь мрак ведут

***
Май 1968 год. Индийский океан. Турбоход «Трансбалт»

Ты самая хороша на свете,
Нежней и лучше вряд ли я найду,
Наверное, о тебе мечтал и ветер
На знойном африканском берегу.
Меня швырял жестокий шторм
в Индийском…
Нептун бросал в соленую купель
Летели строки не к тебе, а близким,
Срывалась с крыш весенняя капель…
Я шел к тебе, еще к тебя не зная
О, как хотел я нежным быть с тобой,
Но жгла еще в груди любовь другая,
Обманом и ненужною тоской.
И не было ни страсти, ни признанья –
А просто грусть прошедшего дождя.
И только в этом краткий миг прощанья
Я понял, что ты значишь для меня.
Моей любви не надо объясненья,
Не надо говорить о ней с людьми,
Которые с научной точки зрения
Вступают в спор счастья и любви.
Ты сама любимая на свете
Тебе сказав я это не солгу.
Без глаз твоих, что раньше не заметил,
Теперь уже прожить
Я не смогу!


***
Огни Стамбула.
Плыли стороною.
Позади Турция,
Позади много стран!
О, как я встречи
жду с тобою,
Одесса – мама,
Город – мореман!!!




1969 год. Атлантика

У вас кричат «Романтика! Экзотика!»
Мальчишки в ярких модных свитерах!
А нас качает темной ночью в тропиках.
Мы просолились на семи ветрах!
Мы в море дома
Сотни миль от берега
Хоть на луну по-волчьи дико вой
А море за кормой только пениться.
Ах, как нам в море хочется домой!
***
Барк «Товарищ»

Побелели робы от соли
А мозоли не сходят с рук
И впиваешься взглядом до боли
В горизонта плещущий круг…
Море… Море… Седые туманы…
Свежесть ветра и плеск парусов,
Смотрят в синюю даль мореманы
И уходят дорогой отцов…


***
Зачем в твоих глазах
Такой упрек?
Прошу тебя, не верь,
Тем пошлым сказам,
Что моряки «загубленный» народ
Тебе известно только по рассказам!
Зачем ты веришь этим болтунам,
Так любящим уют и жизни ласку?
 Сюда бы их, в тиски к семи ветрам
Запомнить моря штормовую ласку.
Приди на берег, где причалы,
как тени черные лежат.
Там в море плавают туманы,
Сердца матросские стучат!
Попробуй вкус морской воды,
Что наши робы пропитала,
Узнай, как с визгом рвет концы,
Шторм судно отрывая от причала.
Увидишь ты, как в пену злую
Спасая друга, бросился матрос.
И ты поймешь матроской дружбы цену
И нежность нашу
Ты тогда поймешь!


О  ГАИ

Не писал о ГАИ
Задумался…
Проклинают их  все подряд.
Но ведь если серьезно подумать,
Сколько там отличных ребят!

И когда на трассе завьюженной
Тормознулись  машины в ряд –
Помогает гаишник простуженный
Что о нем там не говорят!

И когда из бандитской тачки
Пули в них посылает гад –
В бой вступают
Дай Бог им удачи!
Что о них там не говорят.


Было дело
Один наш, не турок
Упразднил эту службу вообще!
Дать бы в руки ему…
… много сумок
И пешком пустить по стране!

Нет, нельзя без ГАИ, ребята!
Кто бы чтобы не говорил
Только честь чтоб была не помята
Не зарваться хватило сил!


Операм

Тяжела оперская работа:
Ни наград, ни сто грамм с утра.
У начальства одна забота –
Виноваты всегда опера.

Вечер сумрак несет на город.
Ночью драки,
А утром – стрельба.
Генерал нагоняет «холод»,
Виноваты опять опера.

И бормочет прокуратура,
Отказные листая с утра.
Это ж надо такое придумать?
Виноваты всегда опера.
Ну а оперу – думать и думать
Рисковать и не спать до утра.
Урки - прямо, начальство – с тылу.
Вот такая себе игра!

Только нет без вас позитива,
Да и раскрытий нет.
Это вы – милицейская сила!
Это вы - криминалу ответ!

Громких слов говорить не буду.
Выпью стоя за вас и до дна!
Ныне, всегда и всюду
Да здравствуют опера!


Постскриптум

И отпелось мне и отплакалось.
Память прошлое ворошит.
Ставки сделаны. Дни уносятся.
Черный ворон во сне кружит.


Пролетит, шею вытянув в сторону.
Словно хочет крыльями прикрыть.
Надоел я, наверное, ворону
Вот возьму и брошу курить!

Пробегу по росе, как в детстве.
Только, где ту росу найти?
От судьбы никуда не деться.
Ты уж, ворон, меня прости.

Может жизнь прошла неправильно.
Не бросался от стрессов и бед
Но друзей не терял на паперти,
Ошалев, от вина и побед.

И не бил поклонов над свечкою,
Испугавшись тоски и тьмы.
Просто тихо сидел над речкою
Понимая, что смертны мы.

Не библейскими жил законами
Понимая, что есть творец.
А душевными шел законами,
Что во мне написал отец

Улетай, ворон, сон закончился.
Черной тенью меня не прикрыть.
Улетай, ворон, я не конченный.
Мне еще в этой жизни быть!



Из флотского

Швыряет зло.
Волна в иллюминатор.
Тяжелых капель
Низанную гроздь.

И сыплет бешено
В туман локатор
Дрожащих импульсов
Несорванную злость.

Рвет ветер с волн горбатых
Пену злую.
От дикой качки
Голова трещит.

Уходит танкер
Снова в тьму ночную.
Лишь за кормой
Маяк надежд горит.

* * *


Море в пляске устало,
Тихо дремлет у ног.
И вздыхает у берега
Лишь прибой одинок

Никогда не затихнет,
Он будет биться всегда.
Уж такая, наверное,
У прибоя судьба…


Полковникам милиции в отставке, «афганцам» Евгению Малышеву, Роберту Ефименко  и всем ветеранам уголовного розыска посвящается




Вы прошли, как умели и разлуки и схватки
Уголовников ненависть и людскую любовь.
Может, что не успели? Но вы шли без оглядки
Только впитывало сердце и удачи и боль.
Вам ночами не спиться,
Но бессонница эта не от мягких постелей
а от взрывов гранат
И в «Афган» вы успели,
но на родине нашей,
Вас опять превратили в солдат.
Этот бой ваш понятный
Но ведь гибнут ребята от бандитских расстрелов заслоняя людей.
Не за доллар помятый,
За идеи, что святы
За порядок в стране, и за наших детей.

Ваши годы уходят по-английски
Для вас незаметно
Ваша юность взлетела, как искры костра.
Ваши дети вас сменят легко и корректно
И уже потускнели
на мундирах у вас ордена.
Так давайте поднимем
Как прежде, бокалы
За нелегкие сыщиков дни
и руками коснемся
друг друга, как памятью
Тех, которые к нам не дошли.






Афган не уходит
Афган остается
И память опять говорит
«Вертушка» вернется
«Вертушка» прорвется
Качая друзей боевых

Припев:
Кандагар это сад Кандагар это ад  
Кобальт - это металл
Ну а здесь он отряд
И толкает, толкает назад
Ошалевший приклад
Жара без предела
На скалы осела
А ночью морозный капкан     
Афган что ты сделал
И душу и тело
Отправив в тот
«Черный тюльпан»

Припев:
Кандагар это сад Кандагар это ад 
Кобальт - это металл
Ну а здесь он отряд
 И толкает, толкает назад
 Ошалевший приклад

Прости нас братишка
Что мы уцелели
А ты навсегда  ШУРАВИ
Поверь нам, мы сможем
Пока  мы здесь  живы
Афганское братство нести







Комментариев нет:

Отправить комментарий