Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

понедельник, 18 июня 2012 г.

« Я ПОМНЮ, Я ГОРОЖУСЬ И ПРЕКЛОНЮ КОЛЕНО…»

Я помню. Я горжусь. И преклоню колено
У мраморной стены… У Вечного Огня….
И многие, как я, склонятся непременно,
Ведь каждый, кто погиб, погиб и за меня...
Я помню!!! Я горжусь!!! Седеют ветераны.
Им путь к святым местам преодолеть трудней.
Не так болят порой их фронтовые раны,
Как причиняет боль забывчивость людей.
Но в памяти живет: И подвиг! И победа!
И гордость за страну! За песню соловья!
За тишину полей! И за медали деда!
За трепет и покой у Вечного Огня!!!
В холле здания ГУ МВД Украины в Запорожской области установлена мемориальная доска с именами погибших сотрудников милиции и  ставших Героями Советского Союза в сражениях Великой Отечественной войны. Здесь есть фамилия – Лактионов Пантелей Борисович.

Лактионов П.Б.

         Родился Лактионов Пантелей Борисович 28 июня 1919 года в селе Новотроицкое Мариупольского (ныне Бердянского) района Запорожской области в семье крестьянина. Как и многие его ровесники, познал нелегкий крестьянский труд, потому что рано остался без отца.  Невзирая на бедность, житейские трудности, он закончил среднюю школу. Толковому пареньку, обладающим каллиграфическим почерком, нашлась работа в городском отделении милиции, куда он был принят на должность уполномоченного ВУС паспортного отделения. Желание учиться привело Пантелея Лактионова в Тбилиси, где он совмещал работу на заводе с учебой в автодорожном институте. В 1940 году был призван в Красную Армию. Вскоре грянула война и Лактионов стал курсантом военного училища.
         Свое боевое крещение молодой лейтенант получил под Сталинградом, где вскоре железный смерч едва не лишил его жизни. Можно назвать
чудом, что изорванный осколками лейтенант Лактионов выжил. Но остался без глаза и не все осколки удалось извлечь из груди, и они часто впоследствии вызывали невыносимую боль, которую приходилось скрывать. С такими ранениями вердикт врачей был однозначным – инвалидность и вчистую увольнение из армии.
          После госпиталя Пантелей побывал у родных и узнал, что без вести пропал на войне его родной старший брат Илья, сколько горя принесла оккупация его семье. И он решил, во что бы то ни стало, попасть на фронт. Пришлось скрыть свое увечье, кусая до крови губы, превозмогать боль от сидящих в теле осколков. И вот лейтенант Лактионов уже назначен командиром пулеметного взвода, а затем и роты, 239 гвардейского стрелкового полка 76 гвардейской стрелковой дивизии. Волевой командир умел не только громить врага, но и учил своих бойцов грамотно действовать на поле боя,  добился в подразделении безукоризненного воинского порядка. Сам же был в бою там, где труднее, а бойцы перенимали его уверенность в успехе боя. И его подразделение стало лучшим не только в полку, но и в дивизии. «Пулеметом ротный владел виртуозно, и никто не мог так, как он, во время стрельбы гармонично выбивать дробь — «точка — тире», «точка — тире». Ночью, во время затишья, вдруг на передовой раздавались необычные для слуха «точка — тире». Мы знали — это Лактионов проверяет свои «максимы»- так вспоминал о нем командир полка подполковник Горб в своих воспоминаниях.
         Выше всякой похвали отважному командиру были слова командира 76 гвардейской дивизии генерал-майора Куприянова,  начертанные собственноручно на наградном листе Лактионова: « Один из храбрейших офицеров дивизии…»
         Ветераны войны, воевавшие в пехоте, могут оценить, что такое грамотная поддержка в бою пехоты пулеметчиками. Поэтому пулемет был всегда целью №1 для вражеских минометов, артиллерии, а это сводило к минимуму шансы пулеметчиков выжить. Так что военная судьба командира пулеметной роты Лактионова не жаловала его.
         За успешные наступательные  бои в Белоруссии командование наградило отважного офицера орденом Красной Звезды.
         Войска Красной  Армиии на конец июля 1944 года вышли к границам. Теперь война перекатила на чужую территорию, но до ее победоносного конца было еще так далеко и каждый бой был для кого-то последним.
          24 июля 1944 года части 76-й гвардейской стрелковой дивизии, овладев рубежом Малашевиче, Добрынька, Попель, перерезали железную дорогу Брест — Лукув и совместно с соседними  стрелковыми дивизиями вышли в тыл брестской группировки врага. Первым на линию железной дороги  вышел 1-й стрелковый батальон 239 стрелкового  полка. Не успели подразделения батальона закрепиться, как против них силами до пехотного батальона, поддержанного двумя самоходными орудиями, враг перешел в контратаку. Удар гитлеровцев пришелся по правому флангу батальона, где оборонялись 2-я стрелковая рота старшего лейтенанта Николая Гурьева и 1-я пулеметная рота старшего лейтенанта Пантелея Лактионова. Бой был исключительно ожесточенным. Враг несколько потеснил наши подразделения и захватил железнодорожную будку. Командир батальона ввел в бой свой резерв — 1-ю стрелковую роту. Ее командир лейтенант Александр Родин, развернув взводы в цепь за гребнем высоты, незамеченным подошел к противнику на расстояние 150–200 метров и внезапно атаковал его. Ошеломленные фашисты бежали, бросив два пулемета. Минут через 30 после сильного огневого налета артиллерии они повторили атаку. На этот раз батальон гвардии капитана Устинова контратаковало до 800 эсэсовцев, подошедших со стороны Вулька Добрыньска. Фашистов поддерживали 3 танка и 2 самоходных орудия. Несмотря на огонь наших пулеметов, буквально выкашивавших ряды гитлеровцев, они вновь и вновь бросались в атаку на горстку измотанных многодневными боями наших воинов. Вскоре эсэсовцам вновь удалось овладеть железнодорожной будкой, но ненадолго.
         В этом бою героический подвиг совершил командир пулеметной роты гвардии старший лейтенант Пантелей Лактионов. В критический момент боя, когда более половины личного состава батальона было убито или ранено, когда все реже становился огонь наших стрелков, а вскоре и вовсе умолкли «максимы» Лактионова, эсэсовцы снова повалили в атаку.  Дважды раненый офицер, напрягая последние силы, подполз к пулемету, расчет которого погиб,  и пулемет снова застучал по врагу.   Но фашистам, несмотря на большие потери, удалось прорваться под самую насыпь в мёртвое для пулемётов пространство. В наших бойцов полетели гранаты. В этот момент окровавленный связной принёс приказ Лактионову продержаться ещё 20 минут – в километре южнее пылили 2-й и 3-й батальоны полка. Ещё несколько минут Лактионов вёл огонь по фашистам. Но вражеская пехота обошла пулемёт Лактионова справа. Защищаться там уже было некому. Ленты «максима» пусты, в руке павшего офицера крепко зажат пистолет. Сражался до последнего. И не слышал громогласного «ура» бойцов 3-го батальона…
         Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство гвардии старшему лейтенанту Лактионову Пантелею Борисовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.  
          В семье трепетно берегут письма, присланные  Пантелеем  Борисо-
вичем. Война, кровь, смерть, а  они дышат любовью к своей земле, к своим  
однополчанам, к своей большой и малой Родине. «Здравствуйте дорогая
мама! Получил ваше письмо, писанное Фросей 21.6.44 г., которому был
очень рад! Дорогая мама! Кратко о себе: начались бои. Наш фронт очень
активно гонит немца на Запад. Ну что еще можно о себе сказать? Не
знаю. Тяжелые ожесточенные бои. Я выживаю, как всегда. Смерти
привык не бояться. И смотрю на смерть равнодушно. Понимаем, что
немца нужно уничтожить и добить в его собственной берлоге, как
приказал тов. Сталин.  Прошу вас, пишите чаще, ведь как радостно
получать от вас письма. И если бы вы знали, как я их жду от вас. Дорогая
мама! В отношении отпуска. Конечно, я бы не возражал, но этого не
будет. Как нибудь уж добьем немцев и потом вернемся с победой к вам,
дорогая мама».
                             А  когда дома чители это письмо, Пантелея уже не было в живых.
          «Здравствуйте дорогая мама, Лена, Фрося, Витя и все остальные.  
         Сообщаю, что я живой, здоровый. Сегодня радостный день в моей жизни.
         После тяжелых наступательных боев достигли государственной границы  
        и перешли речку Буг.  Бои продолжаются. Надеюсь пережить все  
        тяжести войны и вернуться к вам, дорогие. Итак, вперед! Гул снарядов и
        свист пуль продолжаются. Целую. Ваш сын П. Лактионов.  
        История нашей страны тесно связана с судьбами людей. Изучая родословную своей семьи, понимаешь, что важные исторические события в стране коснулись каждого. О событиях, которые пережила наша страна – о  коллективизации, войнах и  восстановлении,  мы узнаем не только из учебников истории, литературы, кинофильмов, но и из рассказов наших предков.  Как важно помнить о своих родственных корнях. Неважно, кем были наши  предки: отважными героями или обычными гражданами. Важно то, что  они всегда будут являться родственниками, веточками большого семейного древа. Генеалогическое древо, древо жизни…. В нем соединяются в единую цепь разные поколения, символизируя идею бессмертия рода. Чем длиннее его ветви, тем бессмертнее становится память о каждом из предков. Только благодаря  рассказам близких человек становится бессмертным.
Живут в родном селе Новотроицком родственники Пантелея Лактионова и среди них  правнук Александр Байдала. Ему, тридцатичетырехлетнему, доверено руководить крупным животноводческим комплексом и он оправдывает это доверие. Как раз он перехватил эстафету памяти о своем прадедушке Пантелее Лактионове, его родном брате Илье Лактионове, чья жизнь также оборвалась на войне, на донской переправе в жарком июле сорок второго. Александр кропотливо собирает сведения о своих героических родственниках, ему есть кому передать память о них – подрастает в его семье сын Никита. Придет время и он дальше понесет эту эстафету.  
         Ветераны... Это слово почему-то всегда вызывало трепет в моей душе. Перед глазами сразу встает война, разруха, и смелые героические люди, оказавшиеся с ней один на один. Эти люди победили беспощадную и бесчеловечную войну. Они сражались плечом к плечу, не разбирая, кто где родился и кто какой национальности. Они боролись за нас, за наше светлое будущее. Нам всем надо понять, что уже совсем скоро на площадь не придет ни один ветеран Великой Отечественной. И это будет уже другая площадь. И другими будем мы, когда рядом не останется ни одного ветерана. А у нас с вами, их детей, внуков и правнуков, есть шанс сказать им какие-то добрые слова. Подарить три гвоздички. Пожать их натруженные ладони.
         Только знание своего исторического прошлого может укрепить в нас           почитание традиций и непреходящих человеческих ценностей – любви к родине, доброты и справедливости, уважение к ближнему, почтение старших.  Молодое  поколение испытывает гордость за подвиг нашего народа,  выигравшего битву с фашизмом. Необычная эта гордость, потому что никогда не перестанет волновать людей, бередя старые раны и душу болью сердца. Необычная, потому что память и история в ней слились.

                                               Василий Жуковец
( Материал подготовлен при участии сторудников народного музея милиции ГУ МВД Украины в Запорожской области)

Комментариев нет:

Отправить комментарий