Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

вторник, 6 марта 2012 г.

Как запорожский милиционер депутата до суда довел


Андрей Горшков – полковник милиции, начальник линейного отдела милиции на Приднепровской железной дороге. В должности – всего несколько месяцев, но послужной список полковника солидный. Он успел увидеть весь ужас Нагорного Карабаха, довести до суда депутата и пополнить ряды Международной ассоциации полицейских...

В 1989 году, после окончания Херсонской школы милиции, начинал свою трудовую деятельность с 7-го отдела (милицейская разведка), потом работал оперуполномоченным, следователем. В Харьковском
университете МВД получил высшее образование и с тех пор занимал только руководящие посты: начальник СО Жовтневого и Ленинского райотделов, начальник Ленинского райотдела и Токмакского горотдела милиции… За 22 года милицейского стажа познал, как говорится, все секреты службы от «А» до «Я» и сделал это во многом благодаря своим учителям – Анатолию Матвееву, Олегу Кравченко, Олегу Курочкину, Александру Шмитько… Но останавливаться на достигнутом Андрей Владимирович не собирается: состоит в Международной ассоциации полицейских, изучает стили управления, способы достижения цели выдающихся деятелей прошлого, любит историческую литературу, читает мемуары и воспоминания. И очень надеется, что украинское законодательство проведет реформы в милицейской системе, которая давным-давно в этом нуждается.
«Мечтал об этой профессии с детства»
– Андрей Владимирович, милиционером Вы стали по зову сердца или по стечению обстоятельств?
– Я мечтал об этой профессии с детства. И это при том, что моя семья к службе не имела никакого отношения (мама – учитель, папа – рабочий), а у меня была прекрасная возможность поступить в Московский институт стали и сплавов, где мой родной дядя был председателем приемной комиссии. Но я благодарен своим родителям за то, что они приняли мой выбор и не протестовали против того, что я подал документы в Херсонскую школу милиции.
– Откуда Вы родом?
– Я родился в с.Терпение Мелитопольского района. После школы поступил в Мелитопольский автомоторный техникум, по окончании которого в 1985г. призвался в армию. Служил сначала в Переславле-Залесском Ярославской области, потом – в Кзыл-Ординской области – г. Ленинcк – на Байконуре. Демобилизовался заместителем командира взвода и ехал домой с мыслью о том, что хотел поступать в юридический университет. Но, собрав все необходимые документы, при прохождении медкомиссии в Запорожском УМВД познакомился с парнем, который посоветовал мне поступать в Херсонскую школу милиции. Я его послушал, сдал экзамены на «отлично» и поступил.

– Зачастую после поступления в учебное заведение люди разочаровываются в своей мечте, потому что теория и практика очень отличаются друг от друга. У Вас такого не было?
– Нет, конечно. Тем более, что с самого начала у меня началась «активная» жизнь. 1987 год… Союз начал разваливаться, нас, курсантов, сначала направили в командировку в Ташкент, а потом – в Нагорный Карабах. Там еще не было активных военных действий, – мы попали на начальную стадию: первые разгоны с площади, первые забастовки, первые убийства солдат… Мы –то были вооружены, нам давали боекомплект, а у солдат срочной службы автоматы были без патронов. Когда там ввели комендантский час, для нас это тоже было впервые, ведь мы жили в мирное время…
– А как Вы попали в Запорожье?
– После окончания школы милиции я получил распределение в Запорожье. Так как ни жилья, ни родственников у меня в этом городе не было, пришлось снять квартиру – пристройку в частном доме на улице Культурной. К тому времени я уже был женат и растил сына Евгения, поэтому приходилось очень туго. Чтобы успеть на службу (а я работал в 7 управлении, где рабочий день начинался с 5 утра), приходилось вставать в 4 утра, при этом хотелось и жене помочь, и на работу не опоздать. Спасибо моей жене Галине, которая всегда обеспечивала мне надежный тыл и никогда не жаловалась на тяготы и лишения, которые ей как жене милиционера приходилось переносить.
Довел до суда депутата областного совета
– Первое уголовное дело, которое раскрывали, помните?
– Конечно! Это была кража. В районе практически ежедневно кто-то обворовывал магазины, и «по почерку» было понятно, что работает подросток. И я не ошибся, так как задержанным воришкой оказался парень, которому даже не исполнилось 14 лет. Тогда к уголовной ответственности его не привлекли, так как возраст не позволял, но через время тот парень «попался» снова.
– Наверняка в вашей практике были раскрыты и громкие уголовные дела…
– За свою практику я расследовал и раскрывал и разбои, и экономические преступления, и убийства. Одним из наиболее резонансных было дело в отношении группы лиц, в число которых входил и депутат областного совета (не буду называть его фамилию), которые очень грамотно совершали хищение денег путем завышения количества закупаемого мазута, предназначенного для теплосетей и обогрева квартир запорожцев. Это было в 2000 году.
– Неужели возможно «закрутить» такое дело?
– Было очень сложно. Мы знали, что совершаются хищения, знали, что существуют фирмы-пустышки, через которые проводятся деньги, но вычислить схему никак не могли. Нам понадобилось несколько месяцев, чтобы понять весь механизм хищений. Мазут похищали не с вагонов, а непосредственно с нефтехранилища. Отпускали «ходками», а чтобы скрыть следы преступления, в квартиры подавали тепло не +18-20С, как положено, а примерно + 14С. В квартирах горожан повально было холодно, но после того, как мы возбудили уголовное дело, подобная схема хищения перестала работать. Об этом тогда много писали в прессе, и хищения денег, предназначенных для закупки мазута, постепенно прекратились. Слава Богу, сейчас в квартирах запорожцев тепло.
– Каков исход этого дела?
– Все были арестованы и содержались под стражей в СИЗО. Решением суда вся группа лиц, в т.ч. и депутат, были признаны виновными в совершении преступления и понесли заслуженное наказание. Наша цель была достигнута.
Менты – в кино и в жизни
– Вы смотрите сериалы про милиционеров?
– Не смотрю. Смотрел только первый фильм по книге Кивинова, когда он еще не был сериалом.
– Насколько «киношная» жизнь милиционеров отличается от реальной?
– Сериал «Менты», снятый по первой книге Кивинова, практически полностью соответствовал реалиям и был один к одному из жизни. Этот автор потому и стал популярным, потому что первым написал про работу милиции в неприглядном виде: отказные материалы, укрытие преступлений… МВД Украины требует кардинальных реформ в правоохранительной системе, и я тоже их проповедую.
– Одна из составляющих реформ в милиции – сокращение числа действующих сотрудников на 30 %. Как Вы считаете, насколько это оправданно?
– Все познается в сравнении. На западе количество полицейских гораздо меньше, но их работа гораздо эффективней. Любой полицейский очень внимательно относится к заявлениям граждан и мгновенно на них реагирует. Точно так же можно сделать и в Украине, но нам не хватает реформ и техники. На дорогах Европы, в отличие от наших, полицейские не стоят, но при этом правил никто не нарушает. Если на дороге стоит знак – ограничение скорости до 80 км, то никому и в голову не придет ехать на 1 км быстрее. Трасса полностью оборудована видеонаблюдением, идет фиксация, и за нарушение предусмотрены штрафы, начиная от 400 евро. Причем штрафы там платят все, независимо от чина. Неважно, кто нарушил правила – мэр, министр обороны или рядовой гражданин – перед законом все равны. Там полицейские не тратят время на поиск понятых (институт понятых остался только в постсоветских странах). Все это можно сделать и в Украине. Авторитет милиции может быть поднят, как только отменят никому не нужные статистические отчеты. Сейчас на всех уровнях говорят, что их отменили, тем не менее с начальников милиции до сих пор спрашивают как за количество зарегистрированных, так и за количество раскрытых преступлений, после чего из этих цифр выводится процент. Никого не интересует, что, например, при практически равном количественном составе сотрудников в разных отделах милиции количество регистраций в сутки отличается в разы. Кроме того, обвиняя милицию в коррупции, все забывают, что бензин, бумагу, ручки, скрепки, марки, конверты и многое другое сотрудники милиции должны покупать самостоятельно, технику ремонтировать тоже за свой счет, так как государством эти расходы не финансируются.
– Знаю, что Вы состоите в Международной ассоциации полицейских. А как вы туда попали?
– Я вступил в эту ассоциацию в 2005 году и с тех пор являюсь активным ее участником. В 2010 году избирался командой делегатом и присутствовал на конгрессе участников автопробега в г. Дебрецен (Венгрия) полицейских европейских стран.

– Много ли запорожцев состоит в этой ассоциации и насколько сложно в нее попасть?
– В запорожском филиале состоит более 300 членов ассоциации. В запорожский филиал международной полицейской ассоциации может вступить любой милиционер или пенсионер МВД, имея две рекомендации от действующих членов ассоциации . Глава запорожского филиала – генерал-майор милиции Сергей Алферов.
– В чем заключается Ваше членство в этой ассоциации?
– Прежде всего, это общение с полицейскими всех стран, общение, изучение и обмен опытом. Одним из направлений деятельности ассоциации является проведение спортивных соревнований с помощью международной полицейской автомобильной корпорации. Как правило, это происходит летом, потому беру отпуск, и вместе с женой на нашем автомобиле мы отправляемся на соревнования. В течение нескольких дней мы участвуем в турнирах, встречаемся с коллегами, а по завершении еще несколько дней путешествуем по Европе. Нам уже удалось побывать в Польше, Франции, Голландии, Германии, Швеции, Швейцарии, Австрии. В прошлом году впервые взяли с собой в поездку 8-летнюю дочь Катю, которая побывала в Парижском Диснейленде и получила массу впечатлений от увиденного.
– Как иностранные полицейские относятся к украинцам?
– Поначалу нас воспринимали как русских, то есть из России. Но постепенно мы стали уже позиционироваться как самостоятельная команда. На сбор ведь приезжают по командам не от страны, а от города. Есть, например, команда г.Казани и команда г.Москвы. Они вроде бы вместе, но как то по-разному. У нас большие команды из Запорожья, Полтавы и, соответственно, Киева. Там уже на месте мы сливаемся в одну украинскую команду, но участвуем в соревнованиях от своего города, а не от страны. Участвуем в автомобильных соревнованиях, нам организовывают экскурсии. И интересно, и познавательно – значительно расширяется кругозор.
«Я делаю нужное дело и делаю его с удовольствием»
– Андрей Владимирович, Вы не жалеете, что стали милиционером?
– Нет.
– А что бы Вы пожелали тем ребятам, которые сейчас стоят перед выбором профессии. Допустим, они и хотели бы стать милиционером, но низкие зарплаты, не очень хорошие условия работы и при этом рост преступности отпугивают их .
– Я Вам так скажу: низкие зарплаты не только в милиции – такие зарплаты по всей стране, поэтому и делаются реформы. А во-вторых, нужно становиться профессионалом своего дела – тогда ты будешь востребован, и любой руководитель в тебе будет заинтересован. Не важно, кто ты – милиционер, менеджер или журналист: если ты профессионал, то в тебе будут нуждаться . В нашей милицейской системе большая система надбавок и премий, которая позволяет платить ту заработную плату, которой сотрудник достоин. К сожалению, многие люди сейчас приходят на работу не с горящими глазами, а с желанием просто найти себе какое-нибудь место. Я, например, шел в милицию работать и хотел этого. И, несмотря на свой сложный профессиональный путь, я не жалею, что пошел в милицию. Я здесь реализован, я здесь делаю нужное дело и делаю его с удовольствием.               РепортерU

Комментариев нет:

Отправить комментарий