Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

среда, 29 февраля 2012 г.

Миссия выполнима


Кинологическое миротворческое подразделение (К-9) МВД Украины находится в Косово с 14 декабря 2000 года в постоянной боевой готовности и успешно выполняет поставленные руководством  Миссии ООН задания. За это время там побывали и запорожцы: Евгений Михайлов, эксперт-кинолог национальной категории МВД и Сергей Огаренко. Неделю назад из Югославии вернулась Наталья Полянская, ветврач Кинологического центра УМВД Украины в Запорожской области.
Мы встретились с Натальей Полянской в Кинологическом центре. К нам вышла очаровательная молодая женщина небольшого роста, с обаятельной улыбкой и удивительными бездонно-голубыми глазами. Немного смущенная
пристальным вниманием журналистов к своей персоне, Наталья любезно согласилась пообщаться с нами.
— Наталья, расскажите немного о себе.
— Родилась я в Запорожье 17 декабря 1969 года. Училась в школе №90, что в Космическом районе. Затем поступила в Днепропетровский аграрный университет, который окончила в 1992 году. Немного поработала в областной ветеринарной лаборатории. В 1993 году пришла в Кинологический центр на должность ветеринарного врача и вот уже 13 лет работаю здесь. Капитан милиции.
— Что представляет собой подразделение, в котором вы находились в Косово?
— Кинологическое миротворческое подразделение (К-9) МВД Украины в Косово было создано по инициативе ООН и находится там с 14 декабря 2000 года. Ранее опыта создания такого крупного и мобильного подразделения в мире еще не было. Здесь работают кинологи из разных уголков Украины, прошедшие специальную подготовку на местах и сдавшие  отборные тесты международной коллегии экспертов. Высокий профессиональный уровень и мастерство личного состава единственного в мире Украинского кинологического подразделения под флагом ООН сделали его лучшим в миссии.
Безусловно, ведущими «работниками» подразделения являются собаки. Они всегда успешно проходят испытания, которые принимает международная коллегия экспертов. Тестирование собак проводится по трем направлениям службы: обнаружение оружия и боеприпасов, умение безошибочно находить наркотические вещества и патрульно-розыскная работа, в основе которой лежит умение собак работать по следу с последующим задержанием преступника.
— Кто может попасть в это подразделение?
— Каждый может попробовать, если чувствует в себе силы. Система отбора сложная: учитываются навыки владения оружием, меткость стрельбы, требуется соответствующая физподготовка. Кинологи проходят тесты, шведские специалисты оценивают уровень подготовки собак. Для ветеринарных врачей существует даже конкуренция: вызывают от 3 до 7 врачей, но отбирают только двоих. Проводится тестирование в клиниках, сдаются своеобразные экзамены по ветеринарии. Кстати, раньше в Косово посылали только мужчин-ветврачей, я стала первой женщиной-ветврачом. Все проходят психологические тесты. Затем собирается мандатная комиссия, изучает результаты и делает выводы.
— Как вы отважились, ведь Косово считается «горячей» точкой?
— Сомнения, конечно, были. В первую очередь, из-за ребенка  — моей дочери 11 лет — да и родители у меня уже в возрасте. В общем, переживала, как любая женщина. Но я довольна, что побывала в Косово.
— Что входило в ваши обязанности?
— Как ветврач, я выполняла те же функции, что и здесь. В первую очередь, следила за здоровьем собак (ежедневные осмотры, контроль кормления).
Кроме того, в мои задачи входило обеспечение нормальной жизни сотрудников, чтобы ни у кого не возникало бытовых проблем. Вела отчеты по материальным ценностям, продуктам, готовила отчеты в ООН. Если группа выезжала на спецоперацию, отвечала за полное обеспечение людей и собак.
— Приходилось принимать участие в спецоперациях?
— Так как я занималась тыловым обеспечением, то оставалась как бы «за кадром». Моя первоочередная задача – чтобы все были накормлены, одеты. Люди должны заниматься своей непосредственной работой, а не отвлекаться на решение бытовых проблем.
— Расскажите о своих наградах, полученных в Косово.
— Мне вручили медаль ООН «На службе мира». Председатель департамента тылового обеспечения Ержи Кобздеи к Международному дню миротворца вручил похвальную грамоту за добросовестное отношение к исполнению служебных обязанностей и проявленные при этом высокое профессиональное мастерство, инициативу, упорство. Также награждена денежной премией за добросовестное исполнение служебных обязанностей, безупречную службу, личное участие в международных миротворческих операциях под эгидой ООН и ОБСЕ.
— Что вам дало пребывание в Косово?
— Я попробовала свои силы в новых условиях работы, расширила кругозор (до этого я ни разу не была за границей), посмотрела, как работают иностранцы, – есть чему поучиться.
В Украине несколько иные условия работы. На Западе ценится профессионализм, если ты себя хорошо зарекомендовал, то во всех твоих документах записано – «рекомендован».
— Дочь гордится мамой?
— Конечно, гордится. Когда я приняла решение ехать в Косово, поговорила с ней, она меня поняла и поддержала. Поначалу было тяжело, ребенок «обрывал» телефоны. У нас все воспитание осуществлялось по телефону. Сейчас смотрю – она стала более дисциплинированной, самостоятельной, заметно повзрослела.
— Каковы ваши планы?
— Отдохну немного и приступлю к работе в Центре. Работа у меня интересная, замечательные коллеги. Ребята мне в Косово писали письма, поддерживали, встретили тепло, с цветами. Приятно, что меня на работе ждали.
Ирина ДЯЧЕНКО, «ИТ»
будW � � �B ��7 с должностей.

- Я считаю, что руководителя нужно оценивать по профессиональным качествам, а не по симпатиям к тем или иным политическим силам, тем более что милиция — вне политики.

- Журнал «Бизнес» однажды назвал вас человеком, который стоял у истоков украинского рейдерства, упоминая историю с ОАО «Запорожабразив». Что вы думаете по этому поводу?

- Подождите, это было в 2000 году, когда было возбуждено уголовное дело. Мы пытались, согласно закону, изъять документы, а нам их никто не давал. Директора этого предприятия подразделение «Сокол» ловило по этажам. Действия сотрудников УБОПа были законными, и ни о каком рейдерстве речь не идет.

- Анатолий Береза до сих пор на вас обижен.

- Меня это не волнует. При мне рейдерских захватов предприятий не было и не будет — это я вам обещаю!

- Появилась информация о незаконном выделении земель в Акимовском и Бердянском районах. Материалы по этим случаям были переданы в прокуратуру и милицию. Что вы можете об этом рассказать?

- Сейчас ведутся проверки, этим занимается УБОП.

- Незаконное распределение земли — серьезная проблема для Запорожья?

- Конечно, вы же видите, что в городе и области ничего не осталось. «Дерибанят» все кому не лень.

- Если начальник не может организовать работу — он должен делать всё сам. По-вашему, вам удалось организовать работу подчиненных?

- Плохо, когда начальник делает всё сам. Разумеется, в первую очередь он должен подобрать руководителей подразделений и организовать их на выполнение поставленных задач. Могу сказать, что начальники запорожских управлений милиции — профессионалы. С ними легко работать.

Милиция работает, хоть ей и приходится сталкиваться с издержками несовершенного законодательства. Например, мелким хищением считается все украденное на сумму менее 600 гривен. Сейчас можно совершать сто преступлений в день — воровать на мелкие суммы, и ничего такому человеку не будет.

- Получается, карманник у нас ненаказуем?

- Да что там карманники! Неделю назад я проводил совещание с сотрудниками линейных отделов милиции на железной дороге. Там часто происходят хищения грузов — воры забираются в вагоны и даже на скорости сбрасывают добычу на рельсы, после чего делят ее. Если их поймают в этот момент — их невозможно будет привлечь к уголовной ответственности, потому что у каждого вора при себе окажется украденного имущества на сумму менее 600 гривен. Если их 10-20 человек — наносится ущерб на 5-10 тысяч гривен. К тому же я считаю, что транспортная милиция на сегодня себя исчерпала. Во всех развитых государствах участки железной дороги территориально закреплены за местными отделами полиции или милиции. Сейчас грузы не похищает только ленивый, и делается это практически в открытую. Мы находим украденный товар, а транспортная милиция не знает, из какого именно состава он похищен. Если бы все было иначе — сотрудники райотдела милиции, на территории которого проходит железная дорога, могли бы оперативно реагировать и привлекать виновных к ответственности.

- По-вашему, Запорожье сегодня — все еще «город ментов»?

- Стараемся, чтобы он был таким — это очень неплохо. Лидеров и преступных авторитетов в городе и области не должно быть — это основная задача, поставленная мною подразделениям УБОП и уголовного розыска. Что касается отвалов металлургических предприятий, могу сказать, что милиция присутствует только на территории «Запорожстали», с которой наше областное управление государственной службы охраны заключило соответствующие договора.

- Сейчас на отвалах, по нашей информации, работают по новым схемам: туда с заводов вывозится готовая продукция, которая исчезает в неизвестном направлении.

- Эту ситуацию мы знаем. На отвалы вывозилась не готовая продукция, а ее отходы. По некоторым подобным фактам у нас возбуждены и расследуются уголовные дела.


Алена ГОЛОТА, "ИТ"

Комментариев нет:

Отправить комментарий