Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

среда, 18 января 2012 г.

Опер


На днях министр МВД Украины Юрий Луценко подписал указ о назначении на должность начальника УМВД Украины в Запорожской области Виктора Ольховского. За два дня до официального представления Виктора Ивановича в качестве «главного милиционера» области, корреспондент «ИТ» взял у виновника события интервью в его кабинете.



       Не в обиду предшественникам Виктора  Ивановича  сразу оговорюсь – беседовать с ним легко и непринужденно. Может  быть, потому, что Виктор Ольховский –  опер с 22-летним стажем, умеет сразу  расположить к себе собеседника и сам не скатывается до штампованных ответов.  Поэтому наша
беседа, несмотря на занятость нового начальника областного УМВД,  затянулась не на один час, и мы успели обговорить не только насущные проблемы  сегодняшней милиции, но и поговорить о  жизни.
       
      Справка «ИТ». Виктор Ольховский  родился и вырос в Кустанайском крае Казахстана. Закончив факультет физвоспитания  пединститута, ушел на службу в ряды СА. После армии, вернувшись домой, в 1984  году поступил на службу в уголовный розыск, связав свою дальнейшую жизнь с  оперативной работой. Заочно закончил Свердловский юридический институт, затем  Академию УМВД. С середины 90-х по 2003 г. служил в Севастополе. В ноябре 2003 г. бывший начальник УМВД Украины в Запорожской области Николай Ильичев пригласил  Виктора Ольховского в Запорожье на должность зам. начальника по оперативной  работе. Последние 4 месяца Виктор Ольховский исполнял обязанности начальника  УМВД Украины в Запорожской области.
       
      — Виктор Иванович, вы уже более 22-х  лет служите в органах внутренних дел. Очевидно, выбор связать свою судьбу с  милицией был не случайным?
         Сразу уточню, что все 22 года я отдал уголовному розыску. А вот выбор профессии  на всю жизнь, действительно, был делом случая, как оказалось, счастливого. После  армии, вернувшись в родной район, я пошел становиться на учет в военкомат, и  кадровик, поскольку у них была вакансия, предложил мне должность младшего  инспектора уголовного розыска. Хотя, поскольку я имел высшее образование, меня  не имели права ставить на сержантскую должность, только на офицерскую. К тому  же, первые три месяца работы мне вообще не платили  зарплату.
      — Проверяли на выносливость?
       — Можно сказать,  что и так. Начальник уголовного розыска говорил: «Не верю я, Виктор, что ты останешься. Поработаешь, как все, 2-3 месяца и сбежишь…». Но я остался, и как  оказалось, на всю жизнь.
      — Начальник  изменил свое мнение о вас?
         Через полгода службы меня повысили до офицерской должности оперуполномоченного,  через год стал старшим опером, а еще год спустя – заместителем начальника  уголовного розыска. Параллельно со службой заочно заканчивал юридический  институт, а в 1991 году меня направили на учебу в Академию УМВД СССР. После  академии вернулся в Казахстан и был назначен начальником  райотдела.
      — Насколько я помню, в  Запорожье вы попали из Крыма, а не из Казахстана. Как судьба забросила вас в  Украину?
       — После путча 1991  года Союз трещал по швам. В каждой республике начались свои перегибы. Казахстан  не стал исключением. Я хоть и родом оттуда, но по национальности русский, а в  середине 90-х в Казахстане стали очень ревностно относиться к тому, чтобы  руководящие посты возглавляли люди коренной национальности. Так судьба привела  меня в Севастополь, где моим первым местом работы стала должность заместителя  начальника райотдела по оперработе. Через год возглавил самый проблематичный и  «завальный» Гагаринский райотдел г. Севастополя, который вместе со своей  командой в течение года сделали самым лучшим в городе. В то время УВМД  Севастополя возглавлял Николай Ильичев. И когда его перевели на должность  начальника УМВД Украины в Запорожской области, он пригласил меня своим замом по оперработе.
      — Согласились  сразу?
       — Категорически не соглашался. В Севастополе только осел, решил жилищную проблему, младший сынишка  был еще совсем маленьким, и потом надоело болтаться по общежитиям,  хотелось  стабильности. Поэтому сначала Николаю Александровичу я отказал.  Но новый начальник УВМД Севастополя начал подбирать свою команду, и оказалось,  что на мою должность готовится «свой» человек из Крыма. Поэтому, когда Николай  Ильичев повторил предложение перейти на службу в Запорожье, – я  согласился.
      — Не жалеете?
       — Нет. Запорожье стало  для меня хорошей школой. Ехал я сюда с опаской: во-первых, совсем не знал  города. Во-вторых, не был уверен, что справлюсь: ведь в Севастополе всего 4  райотдела, а в Запорожской области – 30. Но по приезде в Запорожье сомневаться  было некогда. Буквально через несколько дней после того, как я приступил к  исполнению своих обязанностей, в Пологовском районе произошло первое убийство  девушки, открывшее эпопею пологовского  маньяка.
      — Можно сказать, что поимка  пологовского маньяка стала вашим своеобразным боевым крещением на запорожской  земле?
       — Можно. Но его поимка –  не моя личная заслуга, а всех сотрудников милиции, кто занимался этим  делом.
      — Помните свое самое первое  раскрытое дело в угрозыске?
         Такое не забывается. Первое раскрытое дело пришлось на время, когда я служил  младшим инспектором. Это была поимка вора-рецидивиста Пашки Глыбы, занимавшегося  карманными кражами. Вместе с напарником мы взяли его с поличным, и это стало  нашим первым раскрытым делом.
      — С  высоты 22-летней работы в органах внутренних дел что вы можете сказать по поводу  того, как изменилась милиция?
         К сожалению, приходится констатировать, что не в лучшую сторону. Практически  размыто профессиональное ядро. Причем это не только проблема Севастополя или  Запорожья. На сегодняшний день проблема кадров и нехватка профессионалов – самое  больное место в органах внутренних дел Украины в целом. Когда я только начинал  работать в Казахстане, все старшие опера, с кем мне довелось работать, были  настоящими «зубрами» своего дела, имевшие за плечами по 15-20 лет службы.  Каждого из них можно было без сомнения ставить на должность начальника угрозыска  в любой район. А сейчас я не могу найти среди тысяч запорожских сотрудников 3-4  человека, чтобы заменить нескольких начальников райотделов. Постоянное вымывание  кадров привело к тому, что настоящие профессионалы просто ушли из системы. Кроме  того, в Украине нет определенной государственной политики по отношению к  правоохранительным органам. Каждый новый министр приходит и начинает  перекраивать систему на свой лад. В итоге, у людей, служащих в милиции, нет  уверенности в завтрашнем дне, нет желания профессионального роста. Текучка в  рядах – просто катастрофическая. Только в декабре прошлого года мы потеряли 30 профессионалов, которые ушли из рядов запорожской милиции. Молодежь тоже не задерживается. В прошлом году после окончания юридического университета 20 человек уволились из рядов милиции спустя полгода. Сегодня новый министр МВД  Украины Юрий Луценко, хочу отдать ему должное, очень внимательно относится к  кадровой политике и бережно к каждому человеку, ценному для  органов.
      — Как вы относитесь к тому,  что сотрудников милиции, занимающих руководящие должности,  постоянно  перебрасывают из одной области в  другую?
       — Отрицательно. Никто  не задумывается, что он такой же человек, как и все остальные, что у  него  есть дом, семья, родители. Я знаю это по своему опыту, 13 лет проболтавшись по общежитиям с семьей.
      — Кстати, уже в  порядке вещей: вновь назначенный начальник УМВД, формируя новую команду,  «подтягивает» своих бывших сослуживцев из области, где служил  ранее.
       — Это неправильно. Но зачастую бывших проверенных сослуживцев приглашают не от хорошей жизни, а из-за  того, что на местах не хватает профессионалов. Я бы тоже пригласил некоторых  проверенных людей из Севастополя, однако не буду этого делать. У людей там  сложилась жизнь, решились жилищные проблемы, и тянуть их сюда, не обещая ничего  взамен, по крайней мере, нечестно. Тем более, что, будучи и.о. начальника УВМД  области, я пообещал, что буду пресекать всяческие «подстольные» дела по распределению жилья среди сотрудников милиции. Поэтому дать квартиру вне очереди  тем, кого бы я хотел пригласить из Крыма, я не имею морального права. Выход один  – растить и воспитывать собственных  профессионалов.
      — Кого вы можете  назвать своим учителем в профессиональной  сфере?
       — На своем веку я  встречал много профессионалов. Я уже говорил, что, когда только начинал работать  в угрозыске в Казахстане, любой опер представлял из себя личность. Да, были  среди тогдашних сотрудников милиции и нечестные. Но большинство – профи.  Особенно большое спасибо хочется сказать Илье Киму, с которым мне довелось  поработать. Он –  кореец по национальности Илья Ким занимал должность  прокурора-криминалиста. О таких людях говорят: «Голова». Мне для будущей работы  он дал очень многое – въедливый, дотошный, грамотный специалист. До сих пор  помню притчу, которую он мне рассказал, обучая оперской работе. Суть ее в том,  что любой мелочи нужно уделять внимание.
       — Не секрет, что простые обыватели нашу милицию не только не любят, но и  не уважают. Зачастую, придя в райотдел за помощью, человек ее просто не получает.
       — Недавно на оперативном совещании я сказал, что если будут выявлены факты укрытия  преступлений от учета или истязания гражданских лиц, я никого из сотрудников  милиции защищать не буду. Пусть отвечают по всей строгости закона. То же самое  повторил на коллегии прокуратуры и довел до начальников  райотделов.
      — Допустим, кто-то из задержанных был подвергнут насилию со стороны работников милиции. Куда ему  обратиться за помощью?
         Пострадавший может позвонить на наш телефон доверия – 39-83-78 и сообщить о  таких фактах.
      — Положа руку на сердце,  как бы вы оценили по пятибалльной шкале работу областного УМВД за последние  полгода?
       — Удовлетворительно.  Так что резервы у нас еще есть. Первое, что нужно продолжать, – кадровую работу  и обучение личного состава.
        Поменяете всех начальников  райотделов?
       — Никого менять не буду, потому что не из кого выбирать.
       — Начальники райотделов не обидятся на вас за столь откровенные  слова?
       — Они это и сами знают,  я говорю об этом на каждом совещании. Недостаток профессионалов – наша общая  беда. Самое плохое, что в райотделах не учат людей  и не готовят себе  смену. Если бы начальники райотделов на местах выполняли свою работу в полном  объеме, то УМВД  области можно было бы вообще  упразднить.
      — Кроме кадровой политики,  какие еще болевые точки современной милиции вас беспокоят? 
       — Материально-техническое обеспечение.  О чем можно говорить, если мы 10 лет не получаем бензин? Не говоря уже о  современных технологиях, которые призваны помогать оперативной  работе.
      — Некоторые работники милиции  сетуют на маленькую зарплату, а  у райотделов сплошь и рядом можно  наблюдать картину, как сотрудники подъезжают на собственных иномарках. У многих  обывателей возникает мнение, что машины куплены отнюдь не на честные  деньги.
       — Совсем недавно  введено обязательное декларирование доходов сотрудников милиции, занимающих  руководящие должности. Но, думаю, что даже такими мерами на корню взяточничество  не искоренить. Это беда всей нашей государственной системы, в которой мы росли и  воспитывались. Вот вам самый свежий пример. В конце января, приехав с коллегии,  я собрал личный состав и проинформировал, что министр МВД очень жестко относится  к фактам издевательства над людьми, укрытию преступлений и взяточничеству. Там  же в зале официально объявил, что в Запорожье приехали сотрудники внутренней  безопасности из столицы и работают в этом направлении. Попросил довести эту  информацию до ведома личного состава райотделов. А через день за взятку  задерживают замначальника одного из городских райотделов, который во время моего  выступления находился в зале и в знак согласия всего мною сказанного кивал  головой.
      — Не за горами выборы. Не повторится ли история прошлой предвыборной кампании, когда админресурс в своих  целях использовал органы внутренних дел? 
       — Абсолютно исключено. Это позиция и  президента, и министра МВД, который заявил, что милиция останется вне политики,  и нового губернатора области Евгения  Червоненко.
      — Если после выборов  изменится состав министров, не боитесь потерять свою  должность?
       — Никогда не держался ни за какую должность и не боялся ее потерять. Я опер – это мой хлеб. И  работа для меня всегда найдется.
        Каким правилом руководствуетесь в своей жизни и в  работе?
       — Стараюсь относиться к  людям так, как хочу, чтобы они относились ко мне.
      — Чего больше всего не любите?
       — Некорректность и  непрофессионализм.
      — У вас есть  враги?
       — Думаю, есть, как у  любого опера. Если человек всех устраивает – это должно  насторожить.
      — А друзей  много?
         Хватает.
      — Как проводите свободное  время?
       — Предпочитаю активный  отдых – футбол, хоккей, катание на коньках и  лыжах.
      — Где провели последний  отпуск?
       — На две недели  съездили с семьей покататься на лыжах в  Закарпатье.
      — Ваша любимая  книга?
       — «Собачье сердце»  Булгакова.
      — Ваши  «тылы»?
       — Естественно, семья.  Два сына, старший пошел по моим стопам, заканчивает юридический факультет,  младший только пойдет в школу. Любящая и понимающая жена, несмотря на то, что  видит меня очень редко.
      — О чем  мечтаете?
       — Чтобы мои  сотрудники наконец-то могли нормально работать и получать от этого  удовольствие.
      — Ваш пример в  жизни?
       — В Библии сказано: «Не  сотвори себе кумира». Считаю, что главное –  быть самому личностью.

Ирина ЧЕРЕДНИЧЕНКО, «ИТ»

Комментариев нет:

Отправить комментарий