Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

четверг, 2 февраля 2012 г.

Элита уголовного розыска: Виктор Ткач


На днях  Народный музей истории запорожской милиции посетил пенсионер ОВД Виктор Остапович Ткач, который  во время службы в ОВД находился на переднем рубеже борьбы с преступностью, пройдя путь от младшего оперуполномоченного уголовного розыска группы по борьбе  с карманными кражами до первого заместителя начальника отдела – начальника криминальной милиции Коммунарского РО  ЗГУ. Свой профессиональный выбор был сделан после работы в «кузнице кадров» - оперативном комсомольском отряде «Меч и Пламя», куда  пришел в 1982 года.
            За период службы пришлось дважды участвовать в межнациональных конфликтах :  в феврале 1989 года - в Фергане, в 1991-1992 гг. – в Нагорном Карабахе.
Виктор Остапович много рассказал интересного о своей
работе в уголовном розыске, и сегодня мы с удовольствием предоставляем вашему вниманию часть его рассказа.
        Младший оперуполномоченный
        ОУР УВД г.Запорожья старший 
        сержант милиции Ткач В.О.
Отслужив у войсках дяди Васи, в 1984 году я без колебаний пошел служить в милицию. Мой выбор был определен еще до службы в армии, когда я пришел в комсомольский оперативный отряд «Меч и Пламя», который создал замечательный человек, новатор  Семен Наумович Цыбульский. Это была настоящая школа для молодых людей.
Начав свою службу милиционером в медвытрезвителе № 1 г.Запорожья, я начал осуществлять свою мечту перевестись в уголовный розыск. В то время в городе была группа младших оперов уголовного розыска, которой руководил Першаков Сергей Михайлович. С ними тесно работал «Меч и Пламя». Вот туда я и хотел перевестись, и поэтому пришел к Сергею Михайловичу. Он принял меня хорошо. Много рассказывал о работе младших оперов. Мы беседовали несколько часов, и с каждой минутой я чувствовал, что меня возьмут в эту команду.
Очная ставка с задержанным карманным вором в кабинете следователя Жовтневого РОВД Малышева В. (в центре)
Преодолев бюрократические препятствия, я в начале 1986 года осуществил свою мечту и стал  младшим опером. В  то время в группе работало более 10 сотрудников. В своем распоряжении имели два места дислокации, которые мы называли базами. База-один находилась в кабинете 33 Жовтневого РОВД. В подвале этого же райотдела находился и «Меч и Пламя», что было очень удобно в работе. На базе-один находились младшие опера, специализирующееся    на карманных ворах.
База - два располагалась в одной из квартир в районе ул.Сталеваров. Там мои коллеги специализировались на квартирных ворах, грабителях и перекрывали места сбыта краденого. Кроме того мы не ограничивались узкой специализацией, а боролись и с другими видами преступлений. Также нас  часто использовали, как «семерку».
Коллеги по учебе в Днепропетровской ССШМ
Работа была очень интересная и разнообразная. Работали все профессионалы, умеющие безошибочно определять в толпе карманников и незаметно их  вести до момента совершения карманной кражи, а потом профессионально брать с поличным.  Мне повезло, что я работал с Игорем  Кривых, Витей Клименко, Сергеем Гороховым (к сожалению, ныне покойным), Андреем Санько и другими.  Моя физическая подготовка, наблюдательность и другие качества, полученные во время службы в ВДВ, очень пригодились  в уголовном розыске.
Каждую субботу у нас проводили оперативки совместно с членами «Меч и Пламя», на которых часто присутствовали руководство городского уголовного розыска. Мы ощущали умелое руководство и заботу  Валерия Михайловича Зотова, Павла Кузьмича Федотюка, Николая Васильевича Старостина, Валерия Геннадиевича Целинского. Большое внимание нашему подразделению уделял и Александр Владимирович Поляк, в то время начальник УВД г.Запорожья.
1984-1985 гг. Во время первоначальной подготовки в учебном центре с
Олегом Энгелем
На оперативках подводили итоги за прошедшую неделю и ставили задачи на следующую. Был «план до двору» - задержать за неделю не менее  пяти карманников. Чаще удавалось его выполнять, но и бывали неудачи. Также на должном уровне проводилась профилактика карманных краж. Если не удавалось задержать карманных воров с поличным, их  доставляли на базу, фотографировали,  дактилоскопировали  и заносили в свою базу. Работали парами. Общались между собой по рации или при помощи жестов. Открытая поднятая вверх ладонь обозначала  «Внимание!», сжатие ладони в кулак – «Захват карманника».
Выходным днем для нас был понедельник, когда не работал центральный рынок. В этот день карманники тоже, в основном, отдыхали. У каждого младшего опера были личные показатели работы. В личный показатель шло задержание карманного вора тому сотруднику, кто первым вычислил карманника.  Взаимопомощь и поддержка были стопроцентными. Как только обнаруживался карманник, по рации или жестами стягивались все силы, и начиналось скрытое наблюдение за вором. Во время кражи давалась команда на захват и карманного вора брали с поличным. 
Февраль 1989 г. Во время командировки в Фергане
            Рабочий день у нас начинался рано. В 6 часов, начало седьмого мы уже были на рабочих местах. Карманникам легче «работать» в многолюдных местах, в час «пик» во время пассажироперевозок. 
            Среди карманников по мастерству были разные воры. Были мастера экстра-класса, а были и начинающие. Все работали заточенной с одной стороны, как правило, трехкопеечной монетой советского образца. Опытные карманники при себе имели также  монеты других государств. Они служили им талисманом, и должны были приносить удачу. Они называли это  «на масть». За время работы у нас собралась целая коллекция, которая хранилась на базе-один. Судьба этой коллекции мне не известна после моего ухода с этого подразделения. 
1989 г. С любимой семьей после командировки
в Фергану
            Среди запорожских карманных воров выделялась своим мастерством  карманница Софа. Ей было за сорок. Обладала очень хорошей интуицией, была очень осторожная. Когда она появлялась на рынке, мы стягивали все силы и начинали ее вести. Это было непросто, так как она знала всех нас в лицо. Поэтому за ней часто пускали кого-нибудь из новеньких членов «Меч и Пламя».   Софа очень внимательно выбирала свою жертву. Наблюдала за покупателями, а точнее за их «шмелем» (авт. – так называется  бумажник  на жаргоне карманников). Если там была приличная сумма, она начинала свою охоту.  И, как правило, всегда удачно. Почуяв опасность, она сразу же сбрасывала «шмеля», но не на землю, а кому-то в сумку. При таком столпотворении найти бумажник было невозможно. Поэтому, приходила иногда хозяйка с  базара домой, выкладывала свои покупки и замирала от найденного в сумке бумажника, в котором находилась не одна сотня рублей.
            Иногда Софа выходила на рынок, чтобы пощекотать нам нервы.
23.02.1988 г. Дома после возвращения
из служебной командировки 
в Нагорный Карабах
            Но как ей не удавалось уходить от наказания, мы все-таки взяли ее с поличным, и она получила по заслугам.
            Мне вспоминается один случай. Была зима 1987 года. Я работал на рынке Анголенко в паре с Витей Клименко. День был удачным. Витя заметил карманницу. Мы начали ее скрытно вести и взяли с поличным. Доставили на базу, и он начал оформлять документы, чтобы передать  материалы в следствие. Я один вышел на рынок и получил оперативную информацию, что возле магазина «Океан» молодой парень пытается продать меховую шапку. Кто служил в то время, знает, что самым распространенным преступлением зимой был грабеж меховых шапок. Все проводимые милицией рейды не давали должного результата, так как не достаточно было сил, чтобы перекрыть весь город.
Подойдя к «Океану» я заметил молодого парня лет 25 спортивного телосложения в короткой куртке с сумкой на плече, из  которой выглядывала шапка.  Было видно, что парень нервничал. Он предлагал прохожим шапку, но никто ее не покупал. То ли цена была высокой, то ли люди догадывались, откуда эта шапка. Я сменил место скрытого наблюдения и зашел в магазин.
  Во время работы по раскрытию убийства
предпринимателя К. с  сотрудниками Жовтневого
РОВД Кириченко А. (слева) и Дзюбой В.И. (справа)
            Нужно было принимать решение. Я не стал ждать помощь, так как он мог уйти и легко скрыться в толпе.  Сравнявшись с парнем, я крепко взял его левой рукой за брючной ремень, а правой рукой показал служебное удостоверение и представился. Парень растерялся. Нужно было действовать решительно. Я предупредил, что если он окажет сопротивление или попытается бежать, я применю оружие. Из моей расстегнутой куртки можно было видеть рацию и пистолет. В таком положении я начал его вести на базу. Парень вначале предложил  мне взять себе  шапку и отпустить его, но получив отказ, попытался засунуть руку в сумку и что-то предпринять. Я его опять одернул и забрал себе сумку.
Уголовный розыск ЗГУ в День милиции
            Прибыв на базу, я положил сумку на стол, вытащил из нее все содержимое и в присутствии понятых изъял шапку. Перед тем как писать протокол изъятия, я аккуратно перебросил сумку на соседний стол. Она издала такой звук, что возникло подозрение, что в сумке что-то еще спрятано. Под подкладкой   находился наган с боевыми патронами. Я только тогда осознал, что если бы   расслабился при конвоировании парня, то не было бы уже кому писать эти мемуары.  При более тщательном изучении оружия, стало известно, что оно самодельное, изготовленное на одном из запорожских заводов, где и работал этот умелец. Оружие было боевым, мы сделали из него несколько выстрелов. При обыске  дома  у парня мы изъяли несколько пачек патронов и чертеж данного пистолета. Жаль, что такой Кулибин направил свой талант не в то русло – изготовлял оружие и совершал грабежи шапок.
Уголовный розыск Коммунарского РОВД после
операции по задержанию торговцев оружием
            Той же зимой в городе прошла серия квартирных краж. Вырисовывался определенный почерк. Было видно, что работает одна и та же группа. Квартиры вскрывались при помощи отмычек. Все потерпевшие были людьми небедными, проживающими в разных районах города. Выбор квартиры определялся по дорогой входной двери, балкону, кондиционеру и т.д.
            Для проведения операции по задержанию группы квартирных воров привлекли и нас. Руководство осуществлял Зотов Валерий Михайлович. Город разбили на сектора, расставили людей, раздали фотороботы и описание преступников. 
            Наша группа состояла из четырех младших оперов: я, Витя Клименко, Сергей Горохов и Андрей Санько, а также двух членов «Меч и Пламя»: Кости Поляка (сына Александра Владимировича Поляка) и Саши Щедрого (к сожалению ныне покойного). Нам досталась ул.Круговая. Ее мы патрулировали  парами. 
            Время подходило к обеду. По рации   поступила команда возвращаться на базу. Я был в паре  с Витей Клименко,  и мы решили еще раз пройтись мимо многоэтажек, что расположены возле рынка. У Вити был бинокль. Мы поднялись на крышу одного из домов и осуществляли наблюдение при помощи бинокля. В поле зрения попало двое мужчин, очень круто одетых по тем временам.  Чем дольше мы их наблюдали, тем укреплялась наша уверенность, что это квартирные воры. Да и по описанию они подходили. По рации вызвали остальные две пары, предупредив, чтобы они подошли осторожно, не выдав себя.
Убойный отдел ЗГУ с прикомандированными
сотрудниками КНДМ. 
Слева нынешний начальник ЗГУ Калашник В.И.
            Воры остановились возле одного подъезда и пытались войти в него, но не знали кода на двери. Они пробовали разные варианты. Кто-то выходил,  и они зашли в подъезд. Мы покинули свой наблюдательный пункт,  спустились на лифте и подошли к тому подъезду. Подоспела помощь. Решили брать воров в подъезде. Разделились.
Когда я, Клименко В. и Горохов С.  зашли в подъезд, воры входили в кабину лифта. Мы попросились к ним в кабину. Они насторожились и вычислили нас. Тот, что постарше (кажется, его фамилия была Попов),  маякнул   своему подельнику, и засунул руку в боковой карман, пытаясь что-то достать. Мгновения и они были задержаны и обезоружены. У Попова в кармане был нож. У молодого вора изъяли фомку и отмычки. Это были «гастролеры» из Днепропетровска. Группа состояла из пяти человек. 
            У Попова изъяли дорогую ручку с дарственной надписью от КГБ. Фамилии, кому дарилась ручка, указано не было. Мы сообщили нашим чекистам и за Поповым вскоре приехали. Больше я  Попова не видел.  
Убойный отдел ЗГУ
            Когда перешел в городской убойный отдел, много можно рассказать о раскрытии убийств. На одном курьезе хочу остановиться подробнее.
            Была суббота. Работники милиции знают, что такое суббота. На оперативке, которую проводил начальник убойного отдела Новиков Александр Васильевич - умелый руководитель и замечательный человек,  мне, Денежко Толе и Славе Вильчанскому (к сожалению, ныне покойному) было дано указание оказать помощь розыскникам Коммунарского РО в только что раскрытом убийстве.
            Когда подъехали к Коммунарскому РО, то у входа увидели розыскников во главе с начальником Геной Мариновичем и его замом Казубеком Валерою. По их лицам было видно, что произошло что-то серьезное.
            Действительно. Мокруха. Во дворе домов, что на углу улиц Космическая и Чумаченко, обнаружен расчлененный труп.
Уголовный розыск  ЗГУ в День милиции
            Приехали. По пути взяли экспертов на ул.Совхозной.   Возле мусорного контейнера стояла большая сумка, в которой лежало  одно туловище без головы и конечностей.  Картина не из приятных. Никаких зацепок. Начали опрос жильцов близлежащих домов. В разговоре с дворничихой появилась зацепка. В трупе она опознала одного из жильцов, у которого умерла   жена и он свое горе заливал водкой.
            Поднялись к квартире, звонили, но никто не открывал дверь. Сквозь дверь было слышно шум оконных штор. Значит, открыты окна, хотя на улице была зима. Толкнули дверь, она оказалась незапертой. Начали обследовать квартиру, и нашли подтверждения совершенного здесь убийства: орудия убийства и расчленения со следами крови, кровь на тряпках.  На серванте лежала справка об освобождении гр.Н.  Он сразу стал подозреваемым номер один. Подозрения наши усилились после того, когда эксперт   показал фото, которое при осмотре он обнаружил  приставшим к плечу трупа. Это было фото гр.Н. К вечеру мы его задержали на «Запорожье -1». Собирался покинуть наш город.
С  коллегами по службе в международном отделе УБОП
             Выяснилось, что он дальний родственник убитого. Только освободился и приехал погостить. Во время очередной пьянки возникла ссора, в ходе  которой он совершил убийство. Протрезвел,   испугался, что найдут, так как засветился перед соседями. Решил избавиться от трупа. Опять купил водки, напился  и освоил специальность мясника. Конечности и голову отвез и выбросил в котлован строящегося дома по ул.Героев Сталинграда. Туловище выносил в своей дорожной сумке и  впопыхах забыл выложить свое фото. Оно и пристало к трупу и помогло раскрыть преступление. Во такой курьез!  

Комментариев нет:

Отправить комментарий