Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

четверг, 12 января 2012 г.

Офицер запорожского уголовного сыска в отставке Анатолий Рожков: «Во время задержания преступника Саша Шмитько был тяжело ранен."


Ветерана милиции  Анатолия Рожкова называют «милицейской легендой Правого берега», тем, с кого нынешним милиционерам и курсантам следует брать пример верности долгу и служению Отечеству на ниве борьбы с преступностью. К сожалению, в настоящее время в средствах массовой информации редко встретишь материал, в положительном свете рассказывающий о делах милиции.  Сегодня п/полковник милиции в отставке, бывший работник уголовного розыска,  член областной организации ветеранов внутренних дел Украины Анатолий Рожков - гость редакции.




- Анатолий Александрович,  почему вы выбрали именно эту профессию?
- Наверное, правильнее было бы сказать, что не я ее выбрал, а она меня. После окончания школы я собирался стать летчиком. Не получилось. И я пришел работать на Запорожский механический завод. Там был комсомольский оперативный отряд, который я возглавлял. Работали мы неплохо. Были грамоты, награды. А в 1963 году меня по путевке райкома партии направили на работу в милиции.
- В качестве кого и куда?
- В Ленинский райотдел милиции Запорожья  участковым инспектором. Тогда начальником отдела был майор Леопард Михайлович Колодкин. Потом он стал профессором, доктором юридических наук, а позже и советником Президента Российской Федерации Ельцина. Очень грамотный и скромный человек. Интеллигент.
-  В то время какое у вас было образование?
- 10 классов. Восемь лет проработал на заводе. В 63-м году стал участковым инспектором. Мой участок был – четвертый поселок района. Не все получалось, на первых порах много случалось недоразумений. Молодой же был, неопытный. Но начальник  райотдела поправлял меня, давал добрые советы. Особенно многому научился я у ветерана милиции Николая Семеновича Пилипенко.
- Это не тот участковый Пилипенко, о котором на Правобережье до сих пор рассказывают легенды? Говорят, он все мог. А за принципиальность и справедливость его якобы уважали даже преступники.
- Да, это тот самый Пилипенко. Это мой учитель и действительно легенда Правого берега. Как только я пришел в отдел, меня сразу представили ему и сказали, что он будет моим наставником.
Вы видели кинофильм «Деревенский детектив»? Так вот Николай Семенович в моих глазах был именно таким, как герой фильма – мудрым, справедливым, тонким психологом. Образование у него было небольшое, но он был прирожденным опером. Это человек – самородок. Он обладал феноменальной памятью, раскрывал и убийства, и грабежи.
-  Он уже в возрасте был?
- Он – участник Великой Отечественной войны, капитан, награжден орденом Отечественной войны первой степени. О нем у меня самые светлые воспоминания.  Он учил меня не только профессионализму, но и всем премудростям жизни. Учил быть человеком, а не чиновником. Учил своим личным примером. Он никогда не повышал на меня голос, не читал нотаций.
-  И какой урок Пилипенко, например, вам запомнился?
-  Не качать  права, как  некоторые. По-доброму говорить с людьми. Его любили, народ шел к нему. Его сила была в том, что в своей работе он опирался на людей. Я благодарен Николаю Семеновичу. По сути дела  он дал мне путевку в жизнь.
- Долго вы работали участковым?
- Года три. В 1966 году начальник РОВД Колодкин ушел, его сменил Юрий Николаевич Мурзин. И в этом же году я из участковых пошел работать в уголовный розыск. Там тоже у меня были хорошие учителя. Прежде всего - это начальник отделения уголовного розыска подполковник Иван Максимович Оводкин. Я занимался раскрытием преступлений среди несовершеннолетних. Он взял надо мной опеку. Он тоже участник Великой Отечественной войны, опытнейший оперативный работник. Благодаря ему было раскрыто не одно громкое дело.
-  Какое, например?
- В областном центре очень много было случаев массового воровства телефонных трубок с телефонов-автоматов. Это была проблема! Милиция буквально с ног сбилась в поисках воров, но результата не было. Дошло до того, что этот вопрос решили вынести на бюро горкома партии. Вопрос стоял о неудовлетворительной работе органов внутренних дел по предупреждению краж. Иван Максимович  говорит: «Надо найти воров во чтобы то ни стало».
Однажды я  получаю информацию о том, что подростки используют какую-то деталь телефонной трубки при изготовлении электрогитар. Сообщил об этом Оводкину,  он тут же дал указание немедленно заняться этим. Мы поехали по школам Ленинского района. У меня были хорошие контакты с директорами школ, они нам помогали. Нашли учащихся, которые занимались электрогитарами. И  таким образом  нашли тех, кто воровал телефонные трубки.
- Ну, а бюро горкома партии  все-таки состоялось?
- Состоялось. Тогда первым секретарем горкома был Евгений Александрович Пьянков. Но наш начальник городского УВД полковник Вершина шел  на бюро смело. Ему было  что доложить членам бюро. А иначе, вы сами понимаете, без оргвыводов тогда бы не обошлось. Был и второй случай, когда министр МВД Украины наградил меня часами. На трансформаторном заводе группа подростков изготовляла оружие – пистолеты под мелкокалиберные патроны. Благодаря своевременному вмешательству, мы это преступление предотвратили. Взяли «мастера-оружейника».
-  Посадили?
- Раньше передавали такие материалы на товарищеский суд, в комиссию по делам несовершеннолетних. То есть, подростков старались не садить на скамью подсудимых.  Раньше на заводах были даже инспекторы отдела кадров по работе с подростками. Они контактировали с милицией. Сейчас ничего этого нет. Раньше и в  школах работники милиции постоянно выступали с лекциями, беседами.
- Вы работали с несовершеннолетними, с так называемыми «трудными детьми». Сегодня встречаете тех «трудных детей»?
- В своей работе я руководствовался принципом: помоги подростку, не навреди. Сейчас это люди известные, есть среди них и бизнесмены не только Запорожья. Я не буду их называть. Они все проходили через меня. Потом я работал с наркоманами, одно время был заместителем командира дивизиона по политчасти. Были такие формирования. Я там немного поработал и снова ушел в уголовный розыск.
- Я слышал, что  Шмитько, ставший начальником УМВД и генералом,  был тогда у вас  подчиненным?
- Когда я был замполитом дивизиона, Шмитько в звании   старшины тоже служил  в дивизионе.
- Интересно, и  каким он был работником?
- Александр  Шмитько был командиром отделения, участковым, в уголовном розыске работал. В 80-м году при задержании преступника был тяжело ранен. Получил удар ножом в область сердца. Чудо спасло. Тогда мы оба работали в уголовном розыске. Он заступал на дежурство, а я уходил домой после рабочего дня. Я ему еще дал фонарик, как чувствовал. Говорю: «Саша, возьми, пригодится».  Он высокий, красивый, сильный. И вот шкет ростом полтора метра с кепкой  выскочил из темноты  и ножом в сердце…  Саша лежал в госпитале, мы его проведывали. Все обошлось нормально,  выздоровел. После этого он уехал в Высшую милицейскую школу, в Киев. И потом пошел, пошел, пошел расти по служебной лестнице. Трудоголик! А сыщиком он был хорошим.
- Службы в Ленинском РОВД не забыл?
- По характеру он  человек простой, не чиновник. По натуре -  боец. Это настолько был работоспособный человек!  Мы удивлялись, откуда у него силы брались.  
-  Когда министр  освободил его от должности начальника УМВД в Запорожской области, как вы в своих кругах это восприняли?
- Я считаю, что такие, как Шмитько, нужны милиции. В милиции очень тяжело быть на высоте. Всегда найдется повод снять человека с должности.
- Чем-то не угодил вышестоящему начальству и все…
- Конечно! Но как специалист, как профессионал, Шмитько нужен милиции.
- С нынешним начальником  ГУМВД генералом Ольховским нигде не служили?
- Он окончил милицейскую академию. В Запорожье пришел уже в звании полковника. Ветераны милиции о нем отзываются хорошо. Всегда подчеркивают его человечность. Он просто по натуре Человек. Несмотря на свою загруженность,  находит время встречаться с ветеранами, советуется с ними, слушает их. Чего, к сожалению, нельзя сказать о начальниках районных отделов.
- Какой эпизод из работы в  уголовном розыске особенно запал в душу?
- За годы работы в угрозыске мне приходилось заниматься и наркоманами, и квартирными кражами и т.д. Самая моя незаживающая рана – это убийство отцом  малолетнего сынишки. Этот мужчина  проживал на Бабурке. Он убил своего трехлетнего сына, чтобы не платить алименты. Это было еще в советские времена. Руководил его задержанием  начальник УВД области Юрий Леонтьевич Титаренко. А Ленинское РОВД возглавлял тогда Юрий Николаевич Мурзин. Заместителем по оперативной работе у него был Василий Гаврилович Савулий. Вот они возглавляли эту работу. Ну, там у нас было очень много проколов. Благодаря Савулию было проведено очень много мероприятий по разоблачению Холода в совершении им преступления.
- Вы были участником  этой операции?
- Я  принимал участие в  задержании преступника. Была информация, что он обзавелся с пистолетом.  То есть,  мог оказать сопротивлением. Жил он на Хортицком жилмассиве. Приезжаем, звоню в квартиру, я - капитан,  со мной  два сержанта. Открывается дверь, я - в квартиру.  Сержанты приготовили оружие на всякий случай, если тот начнет стрелять. Но ничего, обошлось -  он лежал, обхватив подушку руками. Я вырвал подушку, оружия у  не было. При матери я не стал надевать на него наручники. Сделал это, когда вышли из квартиры.
-  Он спокойно к этому отнесся, не сопротивлялся?
- Когда я надел  наручники, он бросил: «Рожков, ты еще ответишь за это!». А нервы у меня в напряжении. Мы уже знали, что он убил собственного ребенка. Я  готов был его задушить. Но что меня удивило, так это поведение матери убитого мальчика. С нею я встретился случайно на севере, в Магаданской области.
- Вы как туда попали?
- В командировке был. Зашел  в магазин и спиной чувствую - кто-то на меня смотрит. Оборачиваюсь – Валентина, мать убитого ребенка. Она уважительно ко мне относилась. Разговорились, она говорит: «Я не верю, что он мог убить». Вот вам психология!
- Она на Север к мужу приезжала?
- Нет, его расстреляли. С ней мы  встретились случайно. Она была там по своим делам. Убийство ведь было жестокое, хладнокровное. Он  бросил сына  в колодец, взял за ноги и бросил. А потом камнем добивал. Мразь настоящая!  В  СИЗО его ведь чуть не убили. Сами же осужденные.
-  Потенциальные  воры и грабители, наверное, были у вас на учете. Это помогало в  работе?
- Конечно! Был у нас начальником следственного отдела Ярослав Антонович Андреев.  Приехала в Запорожье группа ребят из Ивано-Франковска, и их тут же ограбили. Все приметы указывали на то, что это совершил известный в Запорожье вор Коля Лейрих. А он только освободился из заключения. Пострадавшие обратились к нам утром, сообщили, что их в интернате ограбили. А вечером они  отъезжают. Мы задержали Лейриха, Ярослав Антонович допросил его,  я  допрашивал ребят. В течение дня мы раскрыли этот грабеж. На суд они уже приезжали потом.
- Оперативно работали, одним словом.
- Были, конечно, и проколы. Но была и оперативность. В Запорожье, у знатного бригадира строителей Днепрогэса Анны Степановны Лошкаревой, героини книги Брежнева «Возрождение», вдруг  пропадает орден Ленина. Она была на пенсии, работала  комендантом молодежного общежития. Вы понимаете, какой шум поднялся! Дело не шуточное – сам Брежнев вспоминает ее в своей книге, а тут орден пропадает, да еще орден Ленина!  Мурзин был тогда начальником РОВД. Что делать?
- Нашли орден?
- Нашли. Я с ней переговорил, переговорил с ее окружением, поработал, как следует. И выяснилось, что сделал это близкий ей человек. Как он потом объяснил, спрятал орден, потому что она постоянно бывает на разных мероприятиях, а ему хотелось, чтобы она чаще была дома.
- Тридцать два года в Ленинском РОВД. Не было желания сменить место работы?
- Желания не было, а приглашения были. Начальник РОВД Леонард Михайлович Колодин очень хорошо относился ко мне. Когда его перевели в уголовный розыск города, он приглашал меня к себе. Потом он возглавлял штаб милиции. Туда он взял лучшие кадры. Со штаба его взяли в Министерство Союза. Там он был заместителем начальника управления научно-исследовательских институтов и учебных заведений МВД СССР. А начальником этого управления был Алексей Устинович Черненко. Родной брат того самого Черненко.
- Как вы оцениваете теперешнюю ситуацию в милиции? Что там хорошо и что плохо?
- Милиция сейчас оторвана от народа.  Если раньше было наставничество, мы учились на опыте старших, то сейчас это как-то забывается. Раньше у нас не было техники. Сейчас у каждого диктофон, и т.п. Но и народ стал грамотнее. Поэтому сотрудникам милиции необходимо постоянно учиться, повышать свой профессиональный уровень. Я пришел в милицию в 63-м году, а в 64-м уже поступил в среднюю школу милиции. В 1970 году мне сказали: езжай в Высшую школу милиции, в Киев. Поступишь – будешь работать. Не поступишь – работать не будешь. Я  поступил. Потом еще были школы оперативного мастерства. Раньше в милиции «оборотней» столько не было. Раньше  были патриоты. Для нас честь была прежде всего. Если совершалось преступление, мы все делали, чтобы его раскрыть. Работали, не считаясь со временем.
- Но взятки, наверное, существовали и тогда?
- За 32 года моей работы в милиции в райотделе не было ни одного «оборотня». Взятки были.  По мелочам. Но «оборотней» не было. Могли  подвести иногда, но предать – нет! У нас была спайка, взаимовыручка. Я был постоянно в этой среде. А сейчас я смотрю – нет той дружбы. Раньше сыщики собирались, общались между собой. Чтобы я посоветовал нынешней молодежи? Чтобы они бережнее относились друг к другу.
- Самые авторитетные сыщики вашего времени. Естественно, запорожские. Кто они?
- Известным сыщиком был Петр Павлович Гацько. Он был у нас начальником уголовного розыска. Участвовал в раскрытии самых серьезных преступлений. Второй – Григорий Дмитриевич Магар. Тоже наш, ленинский. И тоже начальник уголовного розыска. Когда он пришел, в Ленинском районе было катастрофическое положение. И он наладил работу уголовного розыска. Если Пилипенко легенда – участковый, то Магар – это легенда уголовного розыска. Он настолько умело расследовал преступления! И оперативно. Не успевали сажать преступников, когда он возглавил уголовный розыск Ленинского РОВД. У нас раскрываемость по тем временам была выше 90%. Без приписок!
В Ленинском РОВД было немало профессионалов высокого класса, о которых я вспоминаю с благодарностью, у которых я многому научился. Прежде всего - это мой первый начальник уголовного розыска Алексей Семенович Ермак, старший оперуполномоченный уголовного розыска Василий Никитович Пастернак и оперуполномоченный Владимир Васильевич Тихоновский. Их называли «грозой бандитов». Большим авторитетом на своем участке «Великий Луг» пользовался участковый Тимофей Дмитриевич Чаус.
- А в городе кого бы вы назвали?
- Были в Запорожье два сотрудника уголовного розыска, получившие высшую правительственную награду – орден Ленина. Это начальник уголовного розыска города Жеребко и начальник уголовного розыска Жовтневого района Головин. Два сыщика. Сегодня их уже нет в живых.
- За 32 года много поймали и посадили преступников?
- Я не считал. Некоторые обвиняли меня в мягкотелости по отношению к преступникам.  Если он виноват, ты ему культурно и вежливо докажи. Докажи доказательствами!
- Но вот безвинный человек попадает в тюрьму. Не будете же вы отрицать, что такого не  бывает?
- К сожалению, ошибки случаются. Чаще всего такое бывает от недостатка опыта работника милиции. У нас работал следователь, кстати, он  сейчас работает в следственном управлении.  Очень грамотный  и эрудированный, большой специалист своего дела.  Его подследственный признался во всем, все подписал. Следователь готовит санкцию на арест. Я участвовал в оперативной работе, говорю: «Обрати внимание на одну деталь. Он написал, что когда пролезал через окно,  поранил руку». Я попросил его показать руку. Показал – там ни царапинки. Вышли бы в суд и там бы все выяснилось. Доказательства должны быть неопровержимыми.  Никогда нельзя быть в плену одной версии.
- В СМИ  появляются сообщения о том, что работники милиции применяют насилие  к подследственным. Вам  приходилось это делать?
- Никогда.
- А вообще такие случаи были раньше?
- Были.  Тогда был Приказ №50 о культуре, вежливом отношении к задержанным. В противном случае карали. Но в семье, как известно, не без урода.
- Раньше милиция была несколько другой, потому что общество было другим. Сегодня у нас слишком много проблем. А у милиции их, видимо,  еще больше…
-  Действительно, милиция переживает сегодня не лучшие времена. Чаще всего и СМИ видят негативные явления в работе правоохранительных органов. Да, негатив есть. Но ведь есть и положительное. И о нем надо рассказывать. Нередко обвинения в адрес милиции бывают необъективными. И даже вредными. Вот был у нас губернатор Червоненко. Не выяснив сути дела, он во всеуслышание обвинил работников милиции в том, в чем они не были виноваты. Разве это допустимо?
- В чем обвинил?
- В том, что  в Ореховском районе   они грязно  издевались над  детьми. И что самое главное – не извинился. После того, как прокуратура области проверила и сказала: ничего там  не было. А офицеры ходили черными. Такой позор на них. И от кого – от губернатора. Критиковать  надо, но по делу, объективно.
- Связь с коллективом Ленинского РОВД поддерживаете? Ваш опыт там востребован?
- С 95-го по 2005 год я был председателем совета ветеранов. И сейчас активно работаю в ветеранской организации.  А что касается востребования опыта ветеранов отдела, то тут есть проблема. Нас, ветеранов уголовного розыска,  не приглашают. А самому как-то неудобно навязываться. Генерал Ольховский находит время для встреч с ветеранами, а вот руководители отделов, видимо, слишком заняты. А нам есть, что рассказать молодым. Наш опыт был бы, уверен, полезен.
- В представлении обычных граждан милиционер – это обязательно физически крепкий человек, готовый вступить в схватку с хулиганом и т.д. Вы со спортом дружили?
- Когда  пришел в милицию, сразу убедился, что без спорта милиционеру нельзя. Стал всерьез им заниматься. В 36 лет я  бегал стометровку на 12.2 секунды. Надел борцовскую куртку и пошел бороться.  Меня наши  прозвали «юным динамовцем».
- Почему?
-  Я  был в годах, а некоторые только из армии пришли. Едем на соревнования,  я их обгоняю. Плавал лучше других.  Был призером областного первенства по самбо, призером области в беге на 100 метров (3-е место). Вот ребята в шутку и прозвали «юным динамовцем
-  Сейчас чем увлекаетесь? Кроме бега, самбо и плавания...
- С 1966 года  собираю значки – октябрятские, пионерские, комсомольские. Вот комсомольские значки стран народной демократии – Болгарии, Румынии, Кубы и т.д. А это значки делегатов комсомольских съездов. Это награды комсомола. Вот БАМ. Есть юный друг милиции, юный натуралист. В общем, вся история пионерии и комсомола  в значках.
-  Сегодня – кризис, продадите?
- Я  собирал коллекцию не для продажи. У нас собираются открывать музей,  вот туда  и передам.

Николай Зубашенко

Комментариев нет:

Отправить комментарий