Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

четверг, 19 января 2012 г.

"Каждый обратившийся в милицию должен получить помощь"


Такова главная задача, которую ставит перед своими подчиненными новый начальник УМВД Украины в Запорожской области Александр ШМИТЬКО. Добиваться ее решения руководитель облуправления внутренних дел намерен с помощью ужесточения контроля за работой сотрудников милиции, усиления оперативно-розыскной деятельности, кадровых перестановок, а также … установки на улицах систем видеонаблюдения и привлечения к работе с правоохранителями сотрудников частных охранных структур. Об этом Александр ШМИТЬКО рассказал «ИТ» в своем первом интервью в качестве начальника УМВД Украины в
Запорожской области
. 
«МНОГОЕ ИЗ ТОГО, О ЧЕМ РАССКАЗЫВАЛИ ЛЮДИ, ВОЗМУТИЛО»

12 февраля — спустя всего несколько дней после назначения на должность начальника УМВД Украины в Запорожской области — Александр Шмитько провел личный прием граждан, который, по его собственным словам, его поразил и возмутил.
«Поразило количество людей, которые пришли на прием, они заполнили практически весь вестибюль здания облУВД, а многое из того, о чем они рассказали, просто возмутило. Один из наиболее вопиющих фактов — история пожилой женщины, которая приехала на прием из Юльевки. Представьте: заходит такая чистенькая седая бабушка — божий одуванчик — и рассказывает, что живет в селе одна, а сосед, молодой хам, пытается ее выжить, чтобы землю забрать. Корову, говорит, у нее отравили, бычка отравили, телочка была — тоже отравили, 40 с лишним гусей-уточек пропало, козочек 11 или 12 непонятно отчего враз полегло, времянку сожгли. Бабушка в милицию обращается, но на этом, говорит, все и заканчивается: сосед как ходил, так и ходит — улыбается. То есть, ответственности никакой не несет и, естественно, наглеет — чем дальше, тем больше.
К сожалению, рассказов подобных — о хамстве правоохранителей, о том, что люди обращаются, а им говорят «идите, откуда пришли, нам некогда» и т. д. — было немало.
Я этого не понимаю — не понимаю, как это «некогда»?!
Если сотруднику милиции на своем рабочем месте некогда исполнять свои обязанности, то это не сотрудник милиции, а человек, которому в милиции нечего делать!
Через несколько дней после этого приема я проводил совещание в УБОПе и сказал: «Помните, что я говорил еще 4 года назад? Ни один заявитель, какой бы он ни был и что бы ни говорил (даже если это не касается УБОПа и милиции вообще), не должен уйти не выслушанным. Пусть говорит, пусть пишет заявление, а мы потом разберемся — не оставим человека, ведь мы обязаны ему помочь. То же должно быть и сейчас, а если будет по-другому – возникнут проблемы». Это же я довел и руководителям других подразделений — собрал начальствующий состав и сказал: «Вас же в милицию начальниками отделов не по приговору судов назначали, нет? Значит, давайте работать».
ОПЕРАТИВНАЯ РАБОТА В ЗАГОНЕ
- Александр Григорьевич, вы не работали в нашей области более 4 лет и сейчас, вернувшись, можете оценить ситуацию со стороны. Что видится самой большой проблемой запорожской милиции?

- Самая большая проблема — в том, что оперативная работа в загоне. Если раньше не было такого бандита, с кем бы мы ни общались (со всеми я лично встречался, объяснял, что в этом городе никаких криминальных разборок не должно быть, и до многих это доходило), то сейчас ситуация другая. Сейчас получается так: бандиты выехали – людей отстреляли, мы выехали – подобрали. Получили труп и только от него начинаем работать. Итог — не раскрываются контрольные преступления, мы допустили на своей территории расстрелы, громкие убийства Разгуляева, Маляра, Шияна, два убийства по Энергодару — Хижняка и Кулятова, изнасилования в Днепрорудном. О чем это говорит? О том, что мы не ориентируемся. А раз мы в преступной среде не ориентируемся (не владеем информацией о движениях: «мурках», «стрелках», дележе сфер влияния и пр.), то как мы можем держать ситуацию под контролем?
Что касается подразделений УБОП, уголовного розыска, то оперативные сотрудники должны общаться, иметь связи и получать информацию, чтобы не только раскрывать, но и профилактикой заниматься – предупреждать преступления.
Понятно — киллеров «спрофилактировать» невозможно, но конфликтные-то ситуации, которые назревают, можно! Однозначно можно, это я не как начальник, а как «опер» говорю.
- Почему же нет профилактики?
- Профилактика есть, но недостаточная, и причин тому множество. Одна из основных – в оперативных службах во многом утрачено профессиональное ядро: «старики» ушли, а молодежь еще надо учить, но… учить зачастую некому. Судите сами: раньше начальники райотделов — среднее звено — были как минимум подполковники, а сейчас — капитаны, максимум майоры. Подполковников — начальников отделов в РОВД — человек пять.
Да и значительная часть руководителей в районах – не начальники, а исполняющие обязанности. А это тоже человека расхолаживает, так как он с одной стороны за район отвечает, а с другой – вроде бы и нет. Да и подчиненные с одной стороны вроде бы и слушают, что он требует, а с другой – как будто «не понимают», так как он не начальник, а всего лишь «и.о.»
Сейчас мы всеми этими вопросами занимаемся. Где-то пытаемся «реанимировать» тех профессионалов, которые ушли, хотя по возрасту, по физическим и умственным данным еще могли бы служить; где-то смотрим на людей на местах.
Думаю, в течение 2-3 месяцев ситуация стабилизируется.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА МИЛИЦИИ СКРЫВАЛСЯ ОТ ГАИ
- Все начальники УВД, как правило, приходя в Запорожье, приводили с собой команду. Кого привели вы?
- Я в Запорожье не пришел, а вернулся, потому работать со своими для меня значит — работать с запорожскими. Что же касается принципов формирования команды, то я сказал: «Ребята, я ставлю задачи немного выше тех, что были. Это задачи реальные и выполнимые. Заканчиваем месяц, потом работаем еще месяц; если сделаете — будем работать дальше. Не сделаете — в первый раз будем наказывать, во второй — решать вопрос кардинально. Такого, как в других УВД, где начальники собирают рапорты, складывают в сейф и потом смотрят «кто, что и как», у нас в Запорожье нет: я ни одному человеку не сказал писать рапорт. Сказал, что знаю эту практику, но следовать ей не буду, т. к. верю, что мы будем работать. И думаю, основная масса действительно работать будет. Естественно, те, кто готов именно работать, а не так как сейчас: начальники ряда райотделов болеют по полгода, райотдел с численностью 43 сотрудника за месяц раскрывает 7 уголовных дел, или 300 человек личного состава ГУВД заканчивают в месяц 70-80 дел. В Шевченковском РОВД 160 сотрудников заканчивают в 2 раза больше! Что, в Бердянске или Мелитополе люди глупее? Нет, наверное, такие же люди, с точно таким же образованием, просто требования не те. А если требования не те, нет контроля, то люди начинают расслабляться и искать себе другие занятия – даже идут на правонарушения. И касается это не только рядовых сотрудников, но и начальников РОВД и горотделов милиции.
Дошло до того, что один руководитель сначала пьяный от ГАИ на машине «бегал», а когда догнали, заявил, что за рулем служебного автомобиля (!) в момент погони был не он, а одна из находившихся в салоне женщин.
Такие люди в милиции работать не должны и не будут!
К остальным же требование у меня лишь одно: работать, работать и еще раз работать. Тогда будут и результат, и уважение людей.

НА ЗАПОРОЖСКИХ УЛИЦАХ УСТАНОВЯТ СИСТЕМУ ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЯ

- Александр Григорьевич, на сегодняшний день наибольшее число преступлений, касающихся обычных граждан, составляют уличные кражи, грабежи и разбои.Планируется ли делать что-то для защиты от этой уличной преступности?
- И планируется, и уже делается. Во-первых, мы пересмотрели схемы работы патрульных и других подразделений, ответственных за охрану общественного порядка, и уже получили определенный результат: количество нераскрытых уличных грабежей, хулиганств, разбойных нападений и причинений гражданам на улицах телесных повреждений несколько снизилось. В дальнейшем эта работа будет продолжаться. Кроме того, в Запорожье планируется создать систему видеонаблюдения за городскими улицами. Это позволит «перекрыть» самые сложные в плане ДТП развязки дорог и самые криминогенные участки Запорожья: рынки, площади, другие места массового скопления людей. Для реализации этого проекта мы уже провели анализ, позволивший установить места, где с наибольшей вероятностью могут совершаться преступления, и составить карту расположения камер видеонаблюдения, позволяющую эти участки максимально эффективно перекрывать. Камеры, конечно, не решат вопрос совершения преступлений: они совершаться будут, но при этом будут гораздо быстрее раскрываться.
Кроме того, наличие видеонаблюдения поможет профилактике заторов на дорогах и даст возможность вовремя подтянуть наряд туда, где собралась, допустим, агрессивно настроенная группа. Т. е. силами и средствами можно будет управлять лучше и с большей эффективностью. Мы обращались с этим предложением к мэру Запорожья и губернатору. На сегодняшний день есть понимание того, что безопасность людей на улицах — это не только авторитет милиции, но и авторитет власти, которая обязана заботиться о гражданах.

Кстати, в Киеве аналогичная система уже запускается и дает результаты. На днях мы ездили в столичный ГУВД и нам привели пример: после совершения убийства в зоне работы камер наряд был на месте уже через 1,5 минуты и благодаря такой оперативности практически сразу же задержал преступников.
Для борьбы в первую очередь с уличной преступностью планируется также привлечь для совместной работы с милицией частные охранные структуры. На сегодняшний день их в нашем регионе больше 120, и в большинстве из них работают бывшие сотрудники милиции, службы безопасности, армии и прокуратуры — люди умные, знающие законы и оперативно-розыскную деятельность. Попытаемся «завести» эти структуры на пульты, чтобы шла информация, и привлечь сотрудников охранных агентств к работе по охране общественного порядка. Это даст возможность комплектовать патрули не только из сотрудников милиции, но и делать их смешанными (как во времена ДНД: 1 милиционер и 2 дружинника), что позволит увеличить плотность патрулей в городе, таким образом обезопасив его улицы.
- А охранные структуры на такое сотрудничество пойдут?
- Я собирал руководителей охранных структур и категорически против такого сотрудничества не выступил никто. Многие говорят, что под это нужно правовую основу подводить, обеспечивать материальную заинтересованность, выделять средства защиты. Кто-то настаивает на необходимости придания им статуса, который в советские времена имели члены ДНД, статуса, обеспечивавшего дружинникам в период несения службы по охране общественного порядка такую же защиту, как сотрудникам милиции.
В принципе, люди согласны, а вопросы, которые они ставят, можно урегулировать. Во всяком случае, министр готов встретиться с ними и обсудить это. Встреча уже готовится, и, надеюсь, даст положительные результаты.
Ирина СТЕПАНОВА, специально для "ИТ"
http://establishment.com.ua/articles/2007/3/12/1846/

Комментариев нет:

Отправить комментарий