Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

суббота, 7 января 2012 г.

С велогонки – в пекло


Воспоминаниями о своем участии в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС делится бывший начальник УГАИ УМВД Украины в Запорожской области  полковник милиции Ловчиков Алексей Михайлович    
     


       - Алексей Михайлович, как для вас начался Чернобыль?
        - В сентябре 1986 года нас выз­вали на обеспечение велогонки на приз газеты "Социалистическая ин­дустрия". Соревнования прошли успешно. Мы, работники ГАИ, воз­вращались после сопровождения колонны из Мелитополя. В районе села Каменское получили сообще­ние, что 25 запорожских сотрудни­ков ГАИ в 23.00 в составе сводного отряда милиции для обеспечения безопасности отправляются на Чер­нобыльскую АЭС. Поехали бойцы из батальона дорожно-патрульной службы, где я тогда работал, всего 5 экипажей. Пробыли в Чернобыле месяц.

-  Чем же там занимались?
-  Главной задачей было обеспе­чение провоза негабаритных грузов при сооружении саркофага (кожуха над реактором). Мы подвозили эти грузы непосредственно к реактору. Пришлось мне побывать у самого реактора раз 15. Были в моем под­чинении и совсем молодые ребята. Это Саша Копейкин, Вадик Бабенко. Старался их к реактору не направ­лять. Действительно, страшно было. Ведь мы знали, что находимся в зоне облучения.

            - Вы  сознавали реальную опасность, ведь тогда истина замалчивалась?
-   Я прослужил 24 года в мили­ции. В основном,  люди, которые слу­жат в органах - это порядочные, добросовестные ребята. И если их призывают для выполнения той или иной задачи, они делают все, что от них зависит. Понимали люди, на что шли, но никто не отказался выехать для сопровождения грузов.

-   Как вы себя чувствовали во время работы у реактора и со временем?

            - Каждый день после работы мы посещали врача. Выпивали рюмоч­ку с таблетками (не путать со 100 граммами). Выпил их - зажил. Врач говорил: "Вам это скажется со вре­менем". И действительно сказа­лось. Первое, что начало болеть - это суставы. Сначала заболел Леонид Щербак. Он уже на пенсии. Уже через 3-4 года он почувствовал  боли в ногах. Сейчас и я боли
сильные ощущаю
           
            - Поговорим о вашем быте там, в Чернобыле. Как вас при­няли, где поселили, как корми­ли, одевали?
-  Нас, работников милиции, при­няли как очень нужных людей. По­селили в Глебовке на базе_отдыха за 100 км от реактора. Одежду ме­няли каждый день вплоть до нижне­го белья. Завтрак был уже готов к 5 часам утра. Ведь в 7 часов мы должны были дежурить_у реактора. Кормили 3 раза в день, очень хоро­шо. Подавали всевозможные ово­щи: перец, лук, петрушку, чеснок, не говоря уже о борще и мясе. Этого было сколько душе захочется. Мо­лока, сметаны - сколько хочешь. После работы каждый делал свой заказ, пельмени, скажем, или оладьи. Все это женщины готовили, как дома.

-  Каким был рабочий день?
-  К трем часам дня рабочий день у реактора заканчивался, и мы возвращались на свою базу.
         Был у нас в Чернобыле внештат­ным замполитом Саша Баскаков.
Сейчас он капитан милиции. Выпустил плакат с нашими фотографи­ями, сделанными во время пребывания в Чернобыле. Поместил его на
втором этаже УГАИ. На все юбилеи собирает нас. Вспоминаем прошлое...

Евгений Логанов                              Газета «Верже» от 15.05.1997 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий