Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

воскресенье, 8 января 2012 г.

Долг превыше всего


У майора милиции Василия Побеленного непростая судьба: за сорок с небольшим лет он успел объехать половину бывшего Советского Союза, побывать в Чернобыле, разрушенном Ленинакане, увидеть самое начало молдавского конфликта.

Для молодого парня с Житомирщины знакомство с огромным ми­ром началось со службы на Балтий­ском флоте. Потом была работа в Одессе и желание стать професси­ональным геологом, а после, через год, возвращение в родной Жито­мир и служба в милиции. Первое место службы - батальон патруль­но-постовой службы милиции.
На службе Василий освоился легко. Наверное, именно она была его истинным призванием, давней мечтой. Как-то молодому милици­онеру Побеленному мама показала старую школьную тетрадку. В ней восьмиклассник Вася Побелен­ный написал сочинение на тему "Моя любимая профессия". На не­скольких линованных листах па­рень объяснял, почему хочет стать милиционером...

Первый год его службы, вспо­минает Василий Степанович, ни­чем особо не отличался от трудо­вых биографий десятков его това­рищей. Но в одну апрельскую ночь 1986 года все изменилось.
Сводный отряд для отправки в Чернобыль в Житомирском УВД начали формировать уже 27 апре­ля. Люди знали только то, что там что-то горит и нужно будет обеспе­чить правопорядок в районе ЧП. В зону Василий Побеленный и его то­варищи въехали как раз тогда, ког­да заканчивалась эвакуация При­пяти. Житомирские милиционеры сменили своих коллег из Киевской высшей школы милиции и Киевс­кого облУВД.
Разместились на бывшей оздо­ровительной базе между Припятью и Чернобылем. Задачей милицио­неров была защита Припяти от ма­родеров: ночью и днем милицейс­кие патрули, сменяя друг друга, ох­раняли осиротевшие дома. После дежурства возвращались на свою базу, переодевались в белые ком­бинезоны, в которых раньше ще­голяли только атомщики, и отды­хали. На третий день резко повы­сился уровень радиации, и мили­цейский лагерь перенесли дальше от города, за пределы 30-километ­ровой зоны.
Перед отправкой людям обеща­ли, что они вернутся домой через трое суток. Но к концу этого сро­ка милиционеров собрали для встречи с одним из замов министра внутренних дел СССР. Генерал лично приехал просить их остаться: поначалу никто не думал, что пос­ледствия катастрофы будут такими масштабными, на длительную ра­боту в зоне не рассчитывали, и по­тому в Сумах и Чернигове не успе­ли сформировать новую смену...
У каждого, кто находился в зоне катастрофы в первые дни, оста­лись свои воспоминания о Черно­быле. Василий Степанович Побе­ленный запомнил его в рытвинах от многотонных свинцовых болванок, которыми забрасывали пылающий реактор. Иногда вертолеты случай­но роняли их по дороге к атомной станции, и потому "старожилы" зоны отчуждения, заслышав гул вертолетных винтов, с опаской пог­лядывали в небо - не сорвалась ли с борта очередная свинцовая глы­ба. Еще майор Побеленный вспо­минает чернобыльских старушек, которые, в отличие от молодежи, сразу же наотрез отказались по­кидать родные стены и, несмотря на многократные предупреждения, каждый день потихоньку ковыря­лись на огородах и в палисадниках. А жутким фоном этим мирным кар­тинкам служили видные отовсюду клубы пыли невообразимого цвета, которые вздымались над горящим реактором всякий раз, как в его жерло сбрасывали песок и свинец. Да и ночи в Чернобыле отличались от обычных. Они были разрезаны на куски светом фар бесконечных автоколонн, и все они двигались по дорогам только в одну сторону - продолжалась эвакуация...
Пять суток до прибытия смены закончились. Путь домой для Василия Побеленного и его коллег на­чался с дезактивационного пункта. Там пришлось оставить все нехит­рое имущество, включая форму и личные вещи - часы, обручальные кольца. Только служебные удосто­верения и остались от прежней, "чернобыльской" жизни, грустно улыбается Василий Степанович.
Сразу же после возвращения в Житомир всех ликвидаторов от­правили для оздоровления в один из местных санаториев. А потом сотрудники милиции вернулись к своей повседневной работе...
Прошло немногим более двух лет, и Василий Побеленный снова ока­зался в эпицентре катастрофы - на этот раз природной, в разрушен­ном землетрясением Ленинакане. И снова патрулирование опустев­ших улиц, поездки среди каменных завалов и падающие на твоих гла­зах останки домов. Здесь, в гор­ном армянском городе, Василию Степановичу пришлось работать несколько месяцев. За это время у него появилось немало друзей - милиционеров, приехавших в Ар­мению со всех концов страны.
А потом, во время учебы в шко­ле милиции в Молдавии, Побелен­ному довелось в числе других кур­сантов услышать первые выстре­лы в Дубоссарах. Там будущие офицеры милиций тоже охраня­ли общественный порядок - но не в пустых городах, а в самой гуще противостояния...
Я спрашиваю у Василия Степа­новича, в какой из его собствен­ных "горячих точек" ему пришлось труднее всего. Мой собеседник задумчиво вздыхает: так, мол, и не скажешь, тогда молодой был, все воспринималось по-другому. И в Чернобыле, и в Армении, и в Молдавии были свои трудности, но главным для Василия Степано­вича было одно - честно исполнить свой служебный долг. Эту задачу Василий Побеленный выполнил на "отлично", подтверждение тому - полученная в начале девяностых медаль "За трудовую доблесть" и нагрудный знак МВД Украины "За отличие в службе" I степени, к ко­торому ликвидатор, майор мили­ции Побеленный был представлен в 2007 году. И еще память, которая ценнее любых наград.

Наталья ШЕВЧЕНКО         Газета «Запорізька Січ» от 22.04.08 № 78

Комментариев нет:

Отправить комментарий