Літопис запорізької полiцiї

Україна понад усе!

суббота, 7 января 2012 г.

СЛЕДСТВЕННОМУ АППАРАТУ УМВД ЗАПОРОЖСКОЙ ОБЛАСТИ — 45!

В марте 1963 года Президиум Верховного Совета бывшего СССР своим Указом впервые в истории советской милиции предоставил органам МВД право предварительного следствия. Этим же Указом было предусмотрено создание в органах МВД следственных аппаратов. Первым начальником следственного отдела МВД в Запорожской области был назначен Иван Яковлевич Потоцкий, ныне полковник милиции в отставке. С ним наша беседа.




Иван Яковлевич Потоцкий. Участник Великой Отечественной войны. Принимал участие в освобождении Крыма, в штурме Сапун-Горы. Имеет боевые награды, в том числе медаль “За отвагу”. После окончания военного училища направляется на службу в органы военной контрразведки. Был следователем военной контрразведки при управлении группы советских войск в Германии. В 1963 году назначен начальником следственного отдела при областном управлении МВД. В настоящее время — пенсионер. Заслуженный работник МВД СССР.


– Иван Яковлевич, Вы были непосредственным исполнителем этого Указа, занимались формированием следственных структур МВД Запорожской области. Скажите, чем был вызван этот необычный для тех времен документ?

– Я считаю, что руководство страны пошло на такой шаг вынужденно. Дело в том, что в шестидесятые годы в СССР резко выросла преступность. Это никак не вязалось с моральным кодексом строителей коммунизма, который в то время широко пропагандировали. Правительство не искало и не хотело искать социальные причины роста преступности и “давило” милицию, обвиняя ее в росте преступности. А руководство МВД считало, что одной из причин увеличения преступности является слабое расследование и волокита дел следователями прокуратуры. Генералы милиции умоляли правительство разрешить им проводить не только дознание, но и предварительные следствия по уголовным делам.

– Просьбы милицейских генералов к правительству были обоснованы? Действительно следователи прокуратуры не справлялись в полном объеме со своими задачами? Вы же работали тогда в милиции?

– Я работал тогда руководителем отдела дознания УМВД нашей области. И, конечно, хорошо был осведомлен о работе следователей прокуратуры. И действительно, из-за малочисленности следственного аппарата они не справлялись с тем объемом работ по уголовным делам, которые по закону передавались им из милиции.

– После выхода этого Указа предварительным следствием стала заниматься милиция?

– Да, с 1 июля 1963 года следственный аппарат УМВД начал свою практическую деятельность. Согласно этому Указу, по абсолютному большинству статей тогдашнего уголовного кодекса СССР предварительное следствие теперь обязаны были проводить в полном объеме, начиная от возбуждения уголовных дел и передачи их в суд, следователи МВД.

– А что же осталось прокуратуре?

– Прокуроры, как представители высшей надзорной инстанции, следили за соблюдением законности при рассмотрении уголовных дел и утверждали обвинительное заключение.

– Итак, Вы начали формировать следственный аппарат МВД Запорожской области. Какие были трудности в этом плане?

– Для его формирования было отведено всего три месяца. Это крайне малый срок. Высшие юридические учебные заведения в то время выпускали еще недостаточно юристов. Главное же условие приема следователя на работу — обязательное юридическое образование. В этом и заключалась главная трудность. В милиции тоже мало было юристов. Приходилось искать их во всех службах милиции, которые неохотно расставались с такими специалистами. Выручил на первых парах дознанческий аппарат, которым я руководил до этого. Фактически, он стал основой при создании следственных подразделений.

Величайшие трудности были и с обеспечением следователей криминалистической техникой, крайне необходимой при выезде на происшествия для их осмотра. Особенно страдало при этом рабочее звено.

– Реформа правовых органов что-то изменила к лучшему? В смысле, эффективность работы следователей повысилась?

– Безусловно. А что касается следственного аппарата нашей области, то он по всем показателям занимал первое место не только в Украине, но и в Союзе. Он был признан базовым органом, куда приезжали следственные работники других областей за опытом работы.

– Какие наиболее резонансные дела запомнились?

– По-моему, в конце 60-х или начале 70-х годов в милицию стали поступать сигналы о том, что на острове Хортица творятся безобразия: идет самовольный захват земли, разрабатывается песок, камень и т. д. Местная пресса тоже писала об этом. Ну, и наши следователи начали заниматься этими вопросами. Целая группа следователей работала около трех месяцев — расследовали, фотографировали. Было заведено уголовное дело, в том числе на одного из руководителей, который тоже принимал участие в этих беззакониях. В общем, собрали достаточно серьезный материал, который был передан в обком партии. По этому поводу специально заседало бюро обкома партии, виновные в этих безобразиях получили взыскания. Я знаю, что и сегодня на Хортице творится много беззаконий, но первым борьбу с ними начал областной следственный аппарат еще в то время.

– Работы следователям хватало и в советские времена.

– Большой резонанс имело уголовное дело по Каменско-Днепровскому району. Население этого района активно занималось выращиванием и реализацией овощей и фруктов. Торговали ими не только на рынках области, но и отправляли их в Россию. Даже на самолетах возили овощи и фрукты в Мурманск и Архангельск. Ну, и за счет этого жилось многим там неплохо. Даже начальник райотдела милиции, который не хотел туда ехать работать, через два года купил себе “Жигули” и уже не хотел переводиться в другой район. Казалось бы, плохого в этом ничего нет, люди выращивают и продают свою продукцию. Но дело в том, что нашлись такие москвичи, которые скупали у населения овощи и фрукты по дешевке, а продавали их в три-четыре раза дороже. Они организовывали закупочные пункты и отправляли овощи и фрукты в Россию, наживаясь на спекуляции. Наша следственная группа поработала там серьезно, было заведено уголовное дело, человек семь руководителей этих приемных пунктов было осуждено.

– Я помню, Вы рассказывали, что один из ваших следователей сумел даже доказать и обосновать вину первого секретаря рабкома партии.

– Да. И сделал это начальник следственного отделения Вольнянского работдела милиции Александр Владимирович Поляк, мой ученик. Он, тогда молодой специалист, сумел изобличить в преступлении самого первого секретаря райкома партии. Вы же помните, что в те времена представлял из себя первый секретарь райкома. Все власть была у него в руках.

– Он был в районе царь и Бог.

– Да, а он сумел его изобличить. Он имел на это моральное право, потому что строго соблюдал законность во всем.

– А чем, интересно, проштрафился тот первый секретарь?

– Участвовал в хищениях. То есть, в составе группы занимался хищением. Это с колхозами и совхозами связано было. Там и деньги, там и все. Несли все и везли. Ну кто откажет первому лицу района? А Поляк не побоялся выступить против такого лица. Несмотря на всевозможные противодействия. Можно себе представить, что значило тогда вмешаться в деятельность партии. Могли стереть в порошок молодого следователя. Но он не побоялся и добился своего.

– Следственный аппарат МВД области работал, Вы сказали, хорошо. Но, наверное, были и сбои в работе, и курьезы?

– Сбои были и серьезные. Были нарушения законности. И были случаи аморального поведения со стороны следственных работников. Вспоминаю такой случай. После окончания Харьковского юридического института к нам приехала выпускница К. На нее мы возлагали большие надежды, что она, как специалист с высшим образованием, поднимет работу в районе, создали ей там все условия для нормальной работы. Но, тем не менее, она скомпрометировала себя. Она вступила в сожительство с подследственным, тем более, этот подследственный был рецидивистом. Отсюда, из следственного изолятора, его возили туда, в Куйбышевский райотдел милиции для проведения очных ставок и других юридических процедур. Ну, и она закрывалась с ним у себя в кабинете. Это стали замечать сотрудники управления. Даже заметили, что она забеременела, хотя была незамужней.

– И что дальше?

– Однажды мне позвонил начальник райотедела Николай Семенович Полежаев, покойный ныне, и говорит: “Иван Яковлевич, вы скоро будете дедушкой”. Я поехал туда, поговорил с ней. Она не отказывалась, что сожительствовала с подследственным, объяснила тем, что влюбилась в него.

– И как Вы поступили с ней? Уволили?

– Она была беременной и уже подходили сроки ухода в декрет. Я не стал портить ей жизнь. Это было не в интересах нашей службы. Я предложил ей идти в декрет и одновременно написать заявление об увольнении по собственному желанию. А в большинстве, конечно, у нас были следователи людьми принципиальными и порядочными.

– Но привлекать к ответственности вышестоящих, особенно партийных руководителей, они почему-то не могли. Ну, Поляк — это исключение, можно сказать. Это, пожалуй, редчайший случай во всем СССР.

– Действительно. Чаще всего ответственные партийные и советские руководители уходили от ответственности. Я помню, было письмо УМВД Украины “О партийности в работе следователей”. В нем общими фразами говорилось о том, что перед законом должны быть все равны, независимо от должности и партийности.

– Но это было только на бумаге. В жизни, как известно, было иначе.

– К сожалению, да. В Запорожье был председатель Горисполкома, фамилию не помню. И вот довольно часто, когда следователи занимались торговыми аферами, всплывало имя этого руководителя. Конечно, никаких документальных подтверждений причастия его к преступлению не было. Просто были свидетельства о том, что в его машину загружались коньяки и соответствующие закуски. Но доказать это было невозможно. Из-за чего эти факты отбрасывались нами как бездоказательные. Этого руководителя уже нет в живых.

– Сегодня взятка в Украине — обычное явление. Взяточники встречаются и среди работников правоохранительных органов, о чем периодически сообщают средства массовой информации. Среди следственного состава области, который Вы возглавляли, такие явления встречались?

– К сожалению, да. Причем, это были те, которые, как правило, перешли из прокуратуры. Видимо, прокуратура от них избавлялась, не указывая конкретно, что за ними это водится. А я их брал, потому что не было людей. Вот, в частности, я помню, в Гуляйполе был некий Х, старший следователь. Он ушел из прокуратуры к нам, мотивируя тем, что зарплата в прокуратуре еще ниже, чем у следователей. И оказалось, что он взял взятку и мы вынуждены были его уволить.

– В чем выражалась эта взятка? Сколько он взял, тысячу долларов или еще больше?

– О долларах тогда и речи не могло быть. Это была какая то мелочь, я не помню точно сумму.

– Давление партийной элиты на следственные органы было?

– Если я скажу, что не было, то это будет неправдой. Конечно было. В том числе и на меня как на руководителя. Где-то в 70-е годы мы взяли уголовное дело из Веселовского района. Его передали нам, потому что речь шла о хищении в крупных размерах. Два человека по этому делу уже были арестованы и двоих или троих арестовали мы. Заключалось дело в том, что эти люди, работники одного совхоза (не помню название), занимались продажей совхозной продукции. Это был кладовщик, руководители отделений совхоза, по-моему. А попало оно к нам, потому что на допросах задержанные утверждали, что они не виноваты, эту продукцию — мясо, масло растительное и т. д. — они продавали по указанию директора и деньги отправляли ему.

– Но Вам не удалось привлечь к ответственности директора, так?

– Он даже на допросы ни разу не явился. Он был депутатом областного совета. И чтобы привлечь его к ответственности, требовалось согласие сессии областного совета. Раза два-три этот вопрос поднимали на сессии, но депутаты так и не дали согласия на это. И тут вызывает меня второй секретарь обкома, фамилию не помню, и спрашивает, нельзя ли, чтобы директор уплатил указанную в обвинении сумму и на этом дело закрыть. Я говорю, что это неплохо, если он внесет эту сумму, но факт нарушения законности останется. Секретарь обкома обещал позвонить по этому поводу прокурору области.

– Внес директор ту сумму, которую он украл у государства?

– Секретарь того директора привез квитанцию, в которой говорилось, что деньги в сумме пяти тысяч рублей возвращены в кассу. И в то же время звонит мне прокурор области и говорит: “От своего имени выноси постановление о прекращении уголовного преследования в отношении этого директора и приходи, я подпишу это постановление. Только лично приходи”. Ну, что мне оставалось делать? Я вынес такое постановление.

– А что стало с остальными обвиняемыми, которые фигурировали в этом уголовном деле?

– Мы передали дело в суд и их судили. И что меня удивило, как раз когда шел суд, в одной из газет я прочитал, что директору совхоза присвоили звание Героя Социалистического труда. То есть, давление было.

– Такие “чудеса” бывали и бывают, к сожалению.

– Раз уж мы заговорили на эту тему, приведу еще одни пример давления партийной элиты на правовые органы. В орджоникидзевском РОВД работала следователем Лилия Сакварилидзе. Очень грамотный юрист. У нее было уголовное дело по фактам разврата детей и изнасилованию несовершеннолетних одним из заслуженных спортсменов Украины.

Уже были собраны неопровержимые доказательства его вины. Встал вопрос об аресте этого спортсмена. В это время мне звонит заведующий административным отделом обкома партии, фамилию его не буду указывать, он уже ушел из жизни. Звонит и говорит: “Вы прекратите это дело. Этот человек является гордостью Украины”. Я отвечаю ему: “Я не могу этого сделать, он — опасный преступник”. А он в ответ: “Я вам что, непонятно сказал?”. И бросил трубку.

– Что было дальше?

– Я приглашаю Лидию Дмитриевну Сакварилидзе, объясняю ситуацию, говорю, что надо прекратить это дело, а она: “Вы что, Иван Яковлевич?! Вы же “законник”!” А что мне оставалось делать, этот завотделом обкома после того занес меня в “черный список” и на каждом совершении без всяких на то оснований критиковал. В какой-то мере это стало причиной того, что в 50 лет я ушел на пенсию. В таких условиях я уже не мог работать.

– Так, поговорим о Ваших коллегах и учениках. Я знаю, что их у Вас было немало. Ну, и о сегодняшнем следственном аппарате области скажите свое слово.

– За прошедшие годы с момента создания следственного аппарата области он количественно и качественно изменился к лучшему. Если в первые годы в области было сто с лишним следователей, то сейчас их в пять раз больше. Ни в какое сравнение с тем временем не идет и нынешнее обеспечение криминальной техникой. Сегодня в кабинете следователя находится новейшая техника: компьютеры, ноутбуки, цифровые фотоаппараты и т. д. При осмотре мест происшествия используются новейшие криминалистические средства.

– А преступлений почему-то не становится меньше.

– К сожалению, криминогенная обстановка в области, как и во всей Украине, остается сложной. И нагрузка на следователей не уменьшается. К тому же в подследственность следователя МВД дополнительно переданы уголовные дела об убийствах, изнасилованиях, о преступлениях несовершеннолетних и т. д. Особую категорию составляют дела о дорожно-транспортных происшествиях. Ежегодно следователями МВД области заканчиваются и направляются в суд тысячи уголовных дел по совершению преступлений. Конечно, тот огромный объем работы, который выполняется следственным аппаратом, зависит во многом от организации его работы, то есть, от руководителей. Я уже говорил, что следственный аппарат с самого начала его создания работал успешно. Был одним из лучших в Украине. Отрадно отметить, что эти традиции поддерживаются и нынешним коллективом следственных работников МВД области, который возглавляют хорошие организаторы, профессионалы Юрий Браниславович Сердюк и его заместитель, полковник милиции Сергей Алексеевич Садовой.

– А вообще, после Вас много сменилось руководителей?

– За истекшие 45 лет сменилось всего пять начальников следственного управления МВД области. На такой трудный участок работы очередь не стоит. После моей отставки наиболее длительное время начальниками следственного управления работали бывшие следователи, ставшие впоследствии полковниками милиции, это Василий Ефимович Прудивус и Николай Васильевич Путий, оба — заслуженные юристы Украины. Они же по штату являлись заместителями начальника УМВД области по следствию.

Значительный вклад в организацию работы следственного аппарата области внёс полковник милиции Олег Витальевич Курочкин.

Должен сказать, что следственный аппарат области был и остается интеллектуальным звеном, где растут и откуда выдвигаются на руководящие должности достойные следователи, профессионалы.

– Так называйте их.

– Генералы милиции Николай Васильевич Тищенко, Филипп Гаврилович Руснак, Юрий Леонтьевич Титаренко, Анатолий Николаевич Потапенко, Павел Иванович Луцив в свое время работали следователями. Генерал-майор Тищенко, заслуженный юрист Украины, длительное время работал начальником УМВД Запорожской области. Затем вместе с Прудиусом готовил кадры следователей в Запорожском юридическом институте МВД, который он организовывал и возглавлял.

Один из моих заместителей, полковник милиции, заслуженный юрист Украины Вячеслав Петрович Кологривов был выдвинут начальником главного следственного управления МВД Украины. Каждому из этих прекрасных людей, настоящих профессионалов, я вложил частицу своего опыта, знаний, души. Бывший мэр Запорожья генерал-майор милиции Александр Владимирович Поляк и генерал-майор Александр Васильевич Путий, возглавляющий впоследствии МВД Полтавской области, тоже начинали свою деятельность следователями в Запорожской области. К сожалению, оба ушедшие из жизни (сгорели на работе). Они навсегда останутся в памяти следователей прошлого и нынешнего составов следственного управления области.

– Вы называете генералов, но, наверное же, были заслуженные следователи и пониже рангом?

– Безусловно. Я с большим удовольствием назову в этот день лучших работников следствия прошлого состава. Таких как полковники милиции Владимир Анатольевич Пересада, Олег Владимирович Черняк, Станислав Алексеевич Рыбальченко, Виктор Васильевич Гузеев, Глеб Михайлович Борисов, Владимир Яковлевич Черный, Иван Иванович Наливайко, Ярослав Антонович Андреев, Виктор Александрович Зелинский (заслуженный юрист Украины), Анатолий Федорович Кравченко, Михаил Васильевич Хузунде, Виктор Николаевич Петров, Лариса Дмитриевна Минина, Сергей Иванович Колпаков.

Особое слово следует сказать о старшем следователе Алле Васильевне Первой. Это — единственная женщина среди следователей Запорожской области, которой за достигнутые результаты в борьбе с преступностью было присвоено звание “полковник”.

– А династии следователей есть в областном следственном управлении? Или никто не идет по стопам своих родственников?

– Почему же? Есть и династии. Например, такие фамилии как Тищенко, Пересада, Рыбальченко, Минина, Сердюк, Холод, Петренко, Потоцкий вы встретите и сегодня в стенах работников следственного управления. Это значит, что сыновья, дочери, внуки продолжают семейные традиции, работают следователями.

– Нынешнее следственное управление области трудится в совершенно новых условиях. Какие изменения произошли в его работе?

– Выше я уже говорил, какие качественные и количественные изменения произошли в следственном аппарате за 45 лет. Существенно изменилась структура следственного аппарата. Теперь почти сто процентов следователей имеют высшее юридическое образование. В состав управления сегодня входит семь специализированных отделов, отдел горуправления, 29 следственных отделов и три группы горработников. Старшие следователи передают свои знания и опыт молодым, которые, в свою очередь, трудятся с вдохновением, стремятся приобретать знания и опыт следственной работы.

– Есть сегодня в следственном отделе работники, на которых молодежь может равняться?

– Не каждый человек может стать правоохранителем. Для этого необходимо иметь волевой характер, быть готовым к изнурительной работе и днем, и ночью. Нужно по-настоящему любить людей и уважать закон, но прежде всего — это мужественность и порядочность. Таким человеком в областном управлении является заместитель начальника управления Сергей Анатольевич Садовой. Службу в органах внутренних дел он начал в 1985 году, окончил высшую следственную школу МВД СССР, после чего был назначен на должность начальника следственного отдела, следователя по особо важным делам, заместителя начальника и начальника отдела следственного управления. Он воспитал не одно молодое поколение, которому передал свой богатейший опыт.

– Кто еще?

– За десять лет службы в милиции после окончания Харьковского университета внутренних дел лейтенант Роман Сергеевич Холод сделал стремительную карьеру, хотя это и не было для него целью жизни. С 1998 года Роман Сергеевич работал следователем, а вскоре стал старшим следователем по расследованию преступлений в сфере экономики. Ему поручен был более сильный участок работы — следователь по особо важным делам отдела расследования тяжких преступлений по линии уголовного розыска. Принимал участие в распутывании наиболее громких и резонансных преступлений того времени. В 2005 году назначен сотрудником лаборатории по проблемам расследования преступлений Запорожского юридического института. А в 2007 получил научную степень кандидата юридических наук. В данное время майор милиции Холод исполняет обязанности начальника организационно-методического отдела следственного управления.

– Компьютерными преступлениями запорожские следователи не занимаются? Сегодня это явление распространенное.

– Есть сегодня в управлении и такие специалисты. Один из них — старший следователь по особо важным делам отдела расследований экономических преступлений, майор милиции Роман Викторович Коваленко. На его счету немало расследований различных преступлений, в том числе есть и компьютерные.

– Об этом подробнее, пожалуйста.

– В 2007 году Коваленко возбудил уголовное дело на некоего гражданина Б, который занимался незаконным обогащением с использованием электронно-вычислительной техники. В ходе расследования было установлено, что Б в сети Интернет поместил сайт инвестиционной компании “Либра-Лайн”, которая была вроде бы зарегистрирована в Москве. На сайте мошенник поместил рекламные видеоролики и статьи, в которых для привлечения клиентов указал неправдивые данные о том, что если люди перечислят деньги в этот инвестиционный фонд, то будут получать большую прибыль, в размере не меньше 0,66% в сутки.

– И нашлись люди, которые “клюнули” на эту аферу?

– Он гарантировал выплату денег и процентов за счет того, что деньги будут вкладываться в перспективные инвестиционные проекты. Указал он и номер расчетного счета, на который следовало высылать деньги. Этот счет Б с целью маскировки своей личности открыл в банке на имя малознакомой ему жительницы Запорожья, которая получила от него деньги в сумме 50 долларов США.

– Для приманки.

– Ну, да. И некоторые жители разных городов Украины, ознакомившись с содержанием сайта, поверили аферисту и вложили в его аферу деньги на общую сумму 130 тысяч гривень. Деньги Б снимал через банкоматы Запорожья для личного использования, он “вкладчикам” через сайт каждый день рассказывал о том, как он “использует” их деньги и на сколько увеличивается сумма их вкладов за счет полученных процентов.

– Что же помешало Б продолжать свое прибыльное “дело”?

– Перед окончанием действия договора и необходимостью выплаты денег на сайте было указано, что в связи с “кражами” начисление процентов и выплата денег фирмой “Либра-Лайн” приостановлены. И после этого сайт фирмы был выключен.

– В таких случаях вину афериста непросто доказать. Как это удалось следователю?

– Была проведена большая и доскональная работа. Были допрошены все свидетели, потерпевшие по данному делу, с банка изъята справка о движении денег по расчетному счету банковской карточки. При проведении обыска в квартире Б была изъята компьютерная техника, поддельные паспорта, банковские карточки, черновые записи и т.д.

– Дело до суда дошло?

– Гражданин Б полностью признал свою вину и возместил материальный и моральный ущерб потерпевшим по делу в полном объеме.

– Да, пример убедительный.

– Так работают настойчиво и профессионально, как вышеназванные товарищи, и многие другие следователи области. Такие как старший следователь по особо важным делам, подполковник милиции Дмитрий Валерьевич Яковенко, старший следователь Пологовского РОВД подполковник Василий Николаевич Черивко, старший следователь Вольнянского РОВД майор Татьяна Ивановна Демченко, начальник следственного отдела Михайловского РОВД подполковник Александр Викторович Шахов и др.

– Проблемы у следователей, наверное, есть? Какие упущения Вы видите в их работе?

– Работают они активно и профессионально. Руководство областного УВД и лично начальник генерал-майор Александр Григорьевич Шмидько, на мой взгляд, уделяют большое внимание работе следственного управления как одному из главных подразделений в борьбе с преступностью.

– Ну, и Ваши пожелания своим младшим коллегам.

– Совершенствовать методы своей работы, повышать свой профессионализм и успешно вести работу по борьбе с преступностью.

Николай ЗУБАШЕНКО, специально для “ИСКРЫ”

Иван Яковлевич Потоцкий. Участник Великой Отечественной войны. Принимал участие в освобождении Крыма, в штурме Сапун-Горы. Имеет боевые награды, в том числе медаль “За отвагу”. После окончания военного училища направляется на службу в органы военной контрразведки. Был следователем военной контрразведки при управлении группы советских войск в Германии. В 1963 году назначен начальником следственного отдела при областном управлении МВД. В настоящее время — пенсионер. Заслуженный работник МВД СССР.

– Иван Яковлевич, Вы были непосредственным исполнителем этого Указа, занимались формированием следственных структур МВД Запорожской области. Скажите, чем был вызван этот необычный для тех времен документ?

– Я считаю, что руководство страны пошло на такой шаг вынужденно. Дело в том, что в шестидесятые годы в СССР резко выросла преступность. Это никак не вязалось с моральным кодексом строителей коммунизма, который в то время широко пропагандировали. Правительство не искало и не хотело искать социальные причины роста преступности и “давило” милицию, обвиняя ее в росте преступности. А руководство МВД считало, что одной из причин увеличения преступности является слабое расследование и волокита дел следователями прокуратуры. Генералы милиции умоляли правительство разрешить им проводить не только дознание, но и предварительные следствия по уголовным делам.

– Просьбы милицейских генералов к правительству были обоснованы? Действительно следователи прокуратуры не справлялись в полном объеме со своими задачами? Вы же работали тогда в милиции?

– Я работал тогда руководителем отдела дознания УМВД нашей области. И, конечно, хорошо был осведомлен о работе следователей прокуратуры. И действительно, из-за малочисленности следственного аппарата они не справлялись с тем объемом работ по уголовным делам, которые по закону передавались им из милиции.

– После выхода этого Указа предварительным следствием стала заниматься милиция?

– Да, с 1 июля 1963 года следственный аппарат УМВД начал свою практическую деятельность. Согласно этому Указу, по абсолютному большинству статей тогдашнего уголовного кодекса СССР предварительное следствие теперь обязаны были проводить в полном объеме, начиная от возбуждения уголовных дел и передачи их в суд, следователи МВД.

– А что же осталось прокуратуре?

– Прокуроры, как представители высшей надзорной инстанции, следили за соблюдением законности при рассмотрении уголовных дел и утверждали обвинительное заключение.

– Итак, Вы начали формировать следственный аппарат МВД Запорожской области. Какие были трудности в этом плане?

– Для его формирования было отведено всего три месяца. Это крайне малый срок. Высшие юридические учебные заведения в то время выпускали еще недостаточно юристов. Главное же условие приема следователя на работу — обязательное юридическое образование. В этом и заключалась главная трудность. В милиции тоже мало было юристов. Приходилось искать их во всех службах милиции, которые неохотно расставались с такими специалистами. Выручил на первых парах дознанческий аппарат, которым я руководил до этого. Фактически, он стал основой при создании следственных подразделений.

Величайшие трудности были и с обеспечением следователей криминалистической техникой, крайне необходимой при выезде на происшествия для их осмотра. Особенно страдало при этом рабочее звено.

– Реформа правовых органов что-то изменила к лучшему? В смысле, эффективность работы следователей повысилась?

– Безусловно. А что касается следственного аппарата нашей области, то он по всем показателям занимал первое место не только в Украине, но и в Союзе. Он был признан базовым органом, куда приезжали следственные работники других областей за опытом работы.

– Какие наиболее резонансные дела запомнились?

– По-моему, в конце 60-х или начале 70-х годов в милицию стали поступать сигналы о том, что на острове Хортица творятся безобразия: идет самовольный захват земли, разрабатывается песок, камень и т. д. Местная пресса тоже писала об этом. Ну, и наши следователи начали заниматься этими вопросами. Целая группа следователей работала около трех месяцев — расследовали, фотографировали. Было заведено уголовное дело, в том числе на одного из руководителей, который тоже принимал участие в этих беззакониях. В общем, собрали достаточно серьезный материал, который был передан в обком партии. По этому поводу специально заседало бюро обкома партии, виновные в этих безобразиях получили взыскания. Я знаю, что и сегодня на Хортице творится много беззаконий, но первым борьбу с ними начал областной следственный аппарат еще в то время.

– Работы следователям хватало и в советские времена.

– Большой резонанс имело уголовное дело по Каменско-Днепровскому району. Население этого района активно занималось выращиванием и реализацией овощей и фруктов. Торговали ими не только на рынках области, но и отправляли их в Россию. Даже на самолетах возили овощи и фрукты в Мурманск и Архангельск. Ну, и за счет этого жилось многим там неплохо. Даже начальник райотдела милиции, который не хотел туда ехать работать, через два года купил себе “Жигули” и уже не хотел переводиться в другой район. Казалось бы, плохого в этом ничего нет, люди выращивают и продают свою продукцию. Но дело в том, что нашлись такие москвичи, которые скупали у населения овощи и фрукты по дешевке, а продавали их в три-четыре раза дороже. Они организовывали закупочные пункты и отправляли овощи и фрукты в Россию, наживаясь на спекуляции. Наша следственная группа поработала там серьезно, было заведено уголовное дело, человек семь руководителей этих приемных пунктов было осуждено.

– Я помню, Вы рассказывали, что один из ваших следователей сумел даже доказать и обосновать вину первого секретаря рабкома партии.

– Да. И сделал это начальник следственного отделения Вольнянского работдела милиции Александр Владимирович Поляк, мой ученик. Он, тогда молодой специалист, сумел изобличить в преступлении самого первого секретаря райкома партии. Вы же помните, что в те времена представлял из себя первый секретарь райкома. Все власть была у него в руках.

– Он был в районе царь и Бог.

– Да, а он сумел его изобличить. Он имел на это моральное право, потому что строго соблюдал законность во всем.

– А чем, интересно, проштрафился тот первый секретарь?

– Участвовал в хищениях. То есть, в составе группы занимался хищением. Это с колхозами и совхозами связано было. Там и деньги, там и все. Несли все и везли. Ну кто откажет первому лицу района? А Поляк не побоялся выступить против такого лица. Несмотря на всевозможные противодействия. Можно себе представить, что значило тогда вмешаться в деятельность партии. Могли стереть в порошок молодого следователя. Но он не побоялся и добился своего.

– Следственный аппарат МВД области работал, Вы сказали, хорошо. Но, наверное, были и сбои в работе, и курьезы?

– Сбои были и серьезные. Были нарушения законности. И были случаи аморального поведения со стороны следственных работников. Вспоминаю такой случай. После окончания Харьковского юридического института к нам приехала выпускница К. На нее мы возлагали большие надежды, что она, как специалист с высшим образованием, поднимет работу в районе, создали ей там все условия для нормальной работы. Но, тем не менее, она скомпрометировала себя. Она вступила в сожительство с подследственным, тем более, этот подследственный был рецидивистом. Отсюда, из следственного изолятора, его возили туда, в Куйбышевский райотдел милиции для проведения очных ставок и других юридических процедур. Ну, и она закрывалась с ним у себя в кабинете. Это стали замечать сотрудники управления. Даже заметили, что она забеременела, хотя была незамужней.

– И что дальше?

– Однажды мне позвонил начальник райотедела Николай Семенович Полежаев, покойный ныне, и говорит: “Иван Яковлевич, вы скоро будете дедушкой”. Я поехал туда, поговорил с ней. Она не отказывалась, что сожительствовала с подследственным, объяснила тем, что влюбилась в него.

– И как Вы поступили с ней? Уволили?

– Она была беременной и уже подходили сроки ухода в декрет. Я не стал портить ей жизнь. Это было не в интересах нашей службы. Я предложил ей идти в декрет и одновременно написать заявление об увольнении по собственному желанию. А в большинстве, конечно, у нас были следователи людьми принципиальными и порядочными.

– Но привлекать к ответственности вышестоящих, особенно партийных руководителей, они почему-то не могли. Ну, Поляк — это исключение, можно сказать. Это, пожалуй, редчайший случай во всем СССР.

– Действительно. Чаще всего ответственные партийные и советские руководители уходили от ответственности. Я помню, было письмо УМВД Украины “О партийности в работе следователей”. В нем общими фразами говорилось о том, что перед законом должны быть все равны, независимо от должности и партийности.

– Но это было только на бумаге. В жизни, как известно, было иначе.

– К сожалению, да. В Запорожье был председатель Горисполкома, фамилию не помню. И вот довольно часто, когда следователи занимались торговыми аферами, всплывало имя этого руководителя. Конечно, никаких документальных подтверждений причастия его к преступлению не было. Просто были свидетельства о том, что в его машину загружались коньяки и соответствующие закуски. Но доказать это было невозможно. Из-за чего эти факты отбрасывались нами как бездоказательные. Этого руководителя уже нет в живых.

– Сегодня взятка в Украине — обычное явление. Взяточники встречаются и среди работников правоохранительных органов, о чем периодически сообщают средства массовой информации. Среди следственного состава области, который Вы возглавляли, такие явления встречались?

– К сожалению, да. Причем, это были те, которые, как правило, перешли из прокуратуры. Видимо, прокуратура от них избавлялась, не указывая конкретно, что за ними это водится. А я их брал, потому что не было людей. Вот, в частности, я помню, в Гуляйполе был некий Х, старший следователь. Он ушел из прокуратуры к нам, мотивируя тем, что зарплата в прокуратуре еще ниже, чем у следователей. И оказалось, что он взял взятку и мы вынуждены были его уволить.

– В чем выражалась эта взятка? Сколько он взял, тысячу долларов или еще больше?

– О долларах тогда и речи не могло быть. Это была какая то мелочь, я не помню точно сумму.

– Давление партийной элиты на следственные органы было?

– Если я скажу, что не было, то это будет неправдой. Конечно было. В том числе и на меня как на руководителя. Где-то в 70-е годы мы взяли уголовное дело из Веселовского района. Его передали нам, потому что речь шла о хищении в крупных размерах. Два человека по этому делу уже были арестованы и двоих или троих арестовали мы. Заключалось дело в том, что эти люди, работники одного совхоза (не помню название), занимались продажей совхозной продукции. Это был кладовщик, руководители отделений совхоза, по-моему. А попало оно к нам, потому что на допросах задержанные утверждали, что они не виноваты, эту продукцию — мясо, масло растительное и т. д. — они продавали по указанию директора и деньги отправляли ему.

– Но Вам не удалось привлечь к ответственности директора, так?

– Он даже на допросы ни разу не явился. Он был депутатом областного совета. И чтобы привлечь его к ответственности, требовалось согласие сессии областного совета. Раза два-три этот вопрос поднимали на сессии, но депутаты так и не дали согласия на это. И тут вызывает меня второй секретарь обкома, фамилию не помню, и спрашивает, нельзя ли, чтобы директор уплатил указанную в обвинении сумму и на этом дело закрыть. Я говорю, что это неплохо, если он внесет эту сумму, но факт нарушения законности останется. Секретарь обкома обещал позвонить по этому поводу прокурору области.

– Внес директор ту сумму, которую он украл у государства?

– Секретарь того директора привез квитанцию, в которой говорилось, что деньги в сумме пяти тысяч рублей возвращены в кассу. И в то же время звонит мне прокурор области и говорит: “От своего имени выноси постановление о прекращении уголовного преследования в отношении этого директора и приходи, я подпишу это постановление. Только лично приходи”. Ну, что мне оставалось делать? Я вынес такое постановление.

– А что стало с остальными обвиняемыми, которые фигурировали в этом уголовном деле?

– Мы передали дело в суд и их судили. И что меня удивило, как раз когда шел суд, в одной из газет я прочитал, что директору совхоза присвоили звание Героя Социалистического труда. То есть, давление было.

– Такие “чудеса” бывали и бывают, к сожалению.

– Раз уж мы заговорили на эту тему, приведу еще одни пример давления партийной элиты на правовые органы. В орджоникидзевском РОВД работала следователем Лилия Сакварилидзе. Очень грамотный юрист. У нее было уголовное дело по фактам разврата детей и изнасилованию несовершеннолетних одним из заслуженных спортсменов Украины.

Уже были собраны неопровержимые доказательства его вины. Встал вопрос об аресте этого спортсмена. В это время мне звонит заведующий административным отделом обкома партии, фамилию его не буду указывать, он уже ушел из жизни. Звонит и говорит: “Вы прекратите это дело. Этот человек является гордостью Украины”. Я отвечаю ему: “Я не могу этого сделать, он — опасный преступник”. А он в ответ: “Я вам что, непонятно сказал?”. И бросил трубку.

– Что было дальше?

– Я приглашаю Лидию Дмитриевну Сакварилидзе, объясняю ситуацию, говорю, что надо прекратить это дело, а она: “Вы что, Иван Яковлевич?! Вы же “законник”!” А что мне оставалось делать, этот завотделом обкома после того занес меня в “черный список” и на каждом совершении без всяких на то оснований критиковал. В какой-то мере это стало причиной того, что в 50 лет я ушел на пенсию. В таких условиях я уже не мог работать.

– Так, поговорим о Ваших коллегах и учениках. Я знаю, что их у Вас было немало. Ну, и о сегодняшнем следственном аппарате области скажите свое слово.

– За прошедшие годы с момента создания следственного аппарата области он количественно и качественно изменился к лучшему. Если в первые годы в области было сто с лишним следователей, то сейчас их в пять раз больше. Ни в какое сравнение с тем временем не идет и нынешнее обеспечение криминальной техникой. Сегодня в кабинете следователя находится новейшая техника: компьютеры, ноутбуки, цифровые фотоаппараты и т. д. При осмотре мест происшествия используются новейшие криминалистические средства.

– А преступлений почему-то не становится меньше.

– К сожалению, криминогенная обстановка в области, как и во всей Украине, остается сложной. И нагрузка на следователей не уменьшается. К тому же в подследственность следователя МВД дополнительно переданы уголовные дела об убийствах, изнасилованиях, о преступлениях несовершеннолетних и т. д. Особую категорию составляют дела о дорожно-транспортных происшествиях. Ежегодно следователями МВД области заканчиваются и направляются в суд тысячи уголовных дел по совершению преступлений. Конечно, тот огромный объем работы, который выполняется следственным аппаратом, зависит во многом от организации его работы, то есть, от руководителей. Я уже говорил, что следственный аппарат с самого начала его создания работал успешно. Был одним из лучших в Украине. Отрадно отметить, что эти традиции поддерживаются и нынешним коллективом следственных работников МВД области, который возглавляют хорошие организаторы, профессионалы Юрий Браниславович Сердюк и его заместитель, полковник милиции Сергей Алексеевич Садовой.

– А вообще, после Вас много сменилось руководителей?

– За истекшие 45 лет сменилось всего пять начальников следственного управления МВД области. На такой трудный участок работы очередь не стоит. После моей отставки наиболее длительное время начальниками следственного управления работали бывшие следователи, ставшие впоследствии полковниками милиции, это Василий Ефимович Прудивус и Николай Васильевич Путий, оба — заслуженные юристы Украины. Они же по штату являлись заместителями начальника УМВД области по следствию.

Значительный вклад в организацию работы следственного аппарата области внёс полковник милиции Олег Витальевич Курочкин.

Должен сказать, что следственный аппарат области был и остается интеллектуальным звеном, где растут и откуда выдвигаются на руководящие должности достойные следователи, профессионалы.

– Так называйте их.

– Генералы милиции Николай Васильевич Тищенко, Филипп Гаврилович Руснак, Юрий Леонтьевич Титаренко, Анатолий Николаевич Потапенко, Павел Иванович Луцив в свое время работали следователями. Генерал-майор Тищенко, заслуженный юрист Украины, длительное время работал начальником УМВД Запорожской области. Затем вместе с Прудиусом готовил кадры следователей в Запорожском юридическом институте МВД, который он организовывал и возглавлял.

Один из моих заместителей, полковник милиции, заслуженный юрист Украины Вячеслав Петрович Кологривов был выдвинут начальником главного следственного управления МВД Украины. Каждому из этих прекрасных людей, настоящих профессионалов, я вложил частицу своего опыта, знаний, души. Бывший мэр Запорожья генерал-майор милиции Александр Владимирович Поляк и генерал-майор Александр Васильевич Путий, возглавляющий впоследствии МВД Полтавской области, тоже начинали свою деятельность следователями в Запорожской области. К сожалению, оба ушедшие из жизни (сгорели на работе). Они навсегда останутся в памяти следователей прошлого и нынешнего составов следственного управления области.

– Вы называете генералов, но, наверное же, были заслуженные следователи и пониже рангом?

– Безусловно. Я с большим удовольствием назову в этот день лучших работников следствия прошлого состава. Таких как полковники милиции Владимир Анатольевич Пересада, Олег Владимирович Черняк, Станислав Алексеевич Рыбальченко, Виктор Васильевич Гузеев, Глеб Михайлович Борисов, Владимир Яковлевич Черный, Иван Иванович Наливайко, Ярослав Антонович Андреев, Виктор Александрович Зелинский (заслуженный юрист Украины), Анатолий Федорович Кравченко, Михаил Васильевич Хузунде, Виктор Николаевич Петров, Лариса Дмитриевна Минина, Сергей Иванович Колпаков.

Особое слово следует сказать о старшем следователе Алле Васильевне Первой. Это — единственная женщина среди следователей Запорожской области, которой за достигнутые результаты в борьбе с преступностью было присвоено звание “полковник”.

– А династии следователей есть в областном следственном управлении? Или никто не идет по стопам своих родственников?

– Почему же? Есть и династии. Например, такие фамилии как Тищенко, Пересада, Рыбальченко, Минина, Сердюк, Холод, Петренко, Потоцкий вы встретите и сегодня в стенах работников следственного управления. Это значит, что сыновья, дочери, внуки продолжают семейные традиции, работают следователями.

– Нынешнее следственное управление области трудится в совершенно новых условиях. Какие изменения произошли в его работе?

– Выше я уже говорил, какие качественные и количественные изменения произошли в следственном аппарате за 45 лет. Существенно изменилась структура следственного аппарата. Теперь почти сто процентов следователей имеют высшее юридическое образование. В состав управления сегодня входит семь специализированных отделов, отдел горуправления, 29 следственных отделов и три группы горработников. Старшие следователи передают свои знания и опыт молодым, которые, в свою очередь, трудятся с вдохновением, стремятся приобретать знания и опыт следственной работы.

– Есть сегодня в следственном отделе работники, на которых молодежь может равняться?

– Не каждый человек может стать правоохранителем. Для этого необходимо иметь волевой характер, быть готовым к изнурительной работе и днем, и ночью. Нужно по-настоящему любить людей и уважать закон, но прежде всего — это мужественность и порядочность. Таким человеком в областном управлении является заместитель начальника управления Сергей Анатольевич Садовой. Службу в органах внутренних дел он начал в 1985 году, окончил высшую следственную школу МВД СССР, после чего был назначен на должность начальника следственного отдела, следователя по особо важным делам, заместителя начальника и начальника отдела следственного управления. Он воспитал не одно молодое поколение, которому передал свой богатейший опыт.

– Кто еще?

– За десять лет службы в милиции после окончания Харьковского университета внутренних дел лейтенант Роман Сергеевич Холод сделал стремительную карьеру, хотя это и не было для него целью жизни. С 1998 года Роман Сергеевич работал следователем, а вскоре стал старшим следователем по расследованию преступлений в сфере экономики. Ему поручен был более сильный участок работы — следователь по особо важным делам отдела расследования тяжких преступлений по линии уголовного розыска. Принимал участие в распутывании наиболее громких и резонансных преступлений того времени. В 2005 году назначен сотрудником лаборатории по проблемам расследования преступлений Запорожского юридического института. А в 2007 получил научную степень кандидата юридических наук. В данное время майор милиции Холод исполняет обязанности начальника организационно-методического отдела следственного управления.

– Компьютерными преступлениями запорожские следователи не занимаются? Сегодня это явление распространенное.

– Есть сегодня в управлении и такие специалисты. Один из них — старший следователь по особо важным делам отдела расследований экономических преступлений, майор милиции Роман Викторович Коваленко. На его счету немало расследований различных преступлений, в том числе есть и компьютерные.

– Об этом подробнее, пожалуйста.

– В 2007 году Коваленко возбудил уголовное дело на некоего гражданина Б, который занимался незаконным обогащением с использованием электронно-вычислительной техники. В ходе расследования было установлено, что Б в сети Интернет поместил сайт инвестиционной компании “Либра-Лайн”, которая была вроде бы зарегистрирована в Москве. На сайте мошенник поместил рекламные видеоролики и статьи, в которых для привлечения клиентов указал неправдивые данные о том, что если люди перечислят деньги в этот инвестиционный фонд, то будут получать большую прибыль, в размере не меньше 0,66% в сутки.

– И нашлись люди, которые “клюнули” на эту аферу?

– Он гарантировал выплату денег и процентов за счет того, что деньги будут вкладываться в перспективные инвестиционные проекты. Указал он и номер расчетного счета, на который следовало высылать деньги. Этот счет Б с целью маскировки своей личности открыл в банке на имя малознакомой ему жительницы Запорожья, которая получила от него деньги в сумме 50 долларов США.

– Для приманки.

– Ну, да. И некоторые жители разных городов Украины, ознакомившись с содержанием сайта, поверили аферисту и вложили в его аферу деньги на общую сумму 130 тысяч гривень. Деньги Б снимал через банкоматы Запорожья для личного использования, он “вкладчикам” через сайт каждый день рассказывал о том, как он “использует” их деньги и на сколько увеличивается сумма их вкладов за счет полученных процентов.

– Что же помешало Б продолжать свое прибыльное “дело”?

– Перед окончанием действия договора и необходимостью выплаты денег на сайте было указано, что в связи с “кражами” начисление процентов и выплата денег фирмой “Либра-Лайн” приостановлены. И после этого сайт фирмы был выключен.

– В таких случаях вину афериста непросто доказать. Как это удалось следователю?

– Была проведена большая и доскональная работа. Были допрошены все свидетели, потерпевшие по данному делу, с банка изъята справка о движении денег по расчетному счету банковской карточки. При проведении обыска в квартире Б была изъята компьютерная техника, поддельные паспорта, банковские карточки, черновые записи и т.д.

– Дело до суда дошло?

– Гражданин Б полностью признал свою вину и возместил материальный и моральный ущерб потерпевшим по делу в полном объеме.

– Да, пример убедительный.

– Так работают настойчиво и профессионально, как вышеназванные товарищи, и многие другие следователи области. Такие как старший следователь по особо важным делам, подполковник милиции Дмитрий Валерьевич Яковенко, старший следователь Пологовского РОВД подполковник Василий Николаевич Черивко, старший следователь Вольнянского РОВД майор Татьяна Ивановна Демченко, начальник следственного отдела Михайловского РОВД подполковник Александр Викторович Шахов и др.

– Проблемы у следователей, наверное, есть? Какие упущения Вы видите в их работе?

– Работают они активно и профессионально. Руководство областного УВД и лично начальник генерал-майор Александр Григорьевич Шмидько, на мой взгляд, уделяют большое внимание работе следственного управления как одному из главных подразделений в борьбе с преступностью.

– Ну, и Ваши пожелания своим младшим коллегам.

– Совершенствовать методы своей работы, повышать свой профессионализм и успешно вести работу по борьбе с преступностью.

Николай ЗУБАШЕНКО, специально для “ИСКРЫ”

Газета “Искра” № 26 (221)

mailto:OkO55@yandex.ru

ICQ 256012503

Почта 69037, Украина, г. Запорожье

ул. Правды, д. 7, “ИСКРА”

Комментариев нет:

Отправить комментарий